ВУЗОВСКОЕ БОГОСЛОВИЕ ПРОТИВ ШКОЛЬНОГО АТЕИЗМА

Когда я поступила в православный богословский институт, чтобы получить специальность религиоведа, мои нецерковные друзья, словно сговорившись, никак не могли запомнить, где же, собственно, я учусь. Само сочетание слов “православный”, “богословский” и “институт” казалось им столь странным, что они решили, будто учусь я в духовной семинарии, и только ленивый не спрашивал – неужели сейчас женщин берут в священники?

Конечно, “священницей” я стать не собиралась. Но зачем же тогда учиться в богословском ВУЗе, и что вообще представляет собой современное религиозное образование? Об этом мы беседуем с протоиереем Владимиром ВОРОБЬЕВЫМ, ректором Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

Протоиерей Владимир ВОРОБЬЕВ – ректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, настоятель Николо-Кузнецкого и Троицкого храмов, декан богословского факультета, заведующий кафедрой пастырского и нравственного богословия, кандидат физико-математических наук, профессор. Заместитель председателя Учебного комитета Русской Православной Церкви. Член комиссии по канонизации и богословской комиссии при Священном Синоде. Сопредседатель Учебно-методического объединения по классическому университетскому образованию по теологии Министерства Образования РФ.

Награжден медалью Русской Православной Церкви преп. Сергия Радонежского, знаком “Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации”.

Родился 28 марта 1941 года в Москве. Поступил в 1959 году на физический факультет МГУ, в 1973 году защитил кандидатскую диссертацию. В 1979 году рукоположен в священника. В 1982 году окончил Московскую духовную академию. С 1990 года служит в Николо-Кузнецком храме.

Был одним из организаторов первых Богословско-катехизаторских курсов, в мае 1991 года избран их ректором, затем, после преобразования курсов в Богословский институт в 1992 году – ректором Православного Свято-Тихоновского богословского института. В 2004 г. Институт получил статус университета и был преобразован в Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет.

– Отец Владимир, признается ли нашим государством диплом богослова, полученный в церковном ВУЗе?

– Да, еще в 1993 году в государственный классификатор образовательных направлений было введено направление “теология”, и с тех пор диплом теолога, то есть богослова, приравнен ко всем прочим дипломам о высшем образовании. Однако это возможно только при условии получения образовательным учреждением государственной аккредитации.

Правда, первый стандарт по теологии был разработан не учеными-теологами, а религиоведами, то есть бывшими “научными атеистами”. По сути, он был безрелигиозным, как ни странно это звучит. Поэтому на координационном совете Министерства образования и Московской Патриархии было решено разработать новый стандарт – причем поликонфессиональный. Это значит, что гуманитарные основы должны быть одни и те же, а уже дальше каждая религия создает для себя свой план учебы.

Наш университет как раз и создал такой православный стандарт по теологии для бакалавриата, магистратуры и для специальности “теология”. Шаблонами таких стандартов могли воспользоваться даже мусульмане и иудеи.

– Получается, православный университет помогал университетам других вероисповеданий?

– Да, наши коллеги из других университетов с благодарностью воспользовались шаблоном, который мы подготовили. Мы не стремимся тормозить развитие религиозного образования других конфессий, поскольку желаем не борьбы, а добрососедства и сотрудничества там, где это возможно.

– Как известно, в России сейчас есть духовные семинарии, академии, их предназначение понятно: в них обучаются будущие священники. Но зачем светскому государству нужен образовательный стандарт по богословию?

– На самом деле, этот религиозный стандарт является… светским. Он предполагает подготовку не священнослужителей, а просто специалистов, сведущих в разных областях теологии: в области вероучения, истории Церкви, религиозной философии, религиозного искусства, библеистики… Все это – науки, давно существующие и широко развитые на Западе.

Перед революцией и у нас, в России богословская наука была в расцвете, но советский период прервал ее развитие, и сейчас она только восстанавливается. Знание теологии необходимо для изучения любой гуманитарной науки: нельзя, к примеру, отделить историю Европы от истории христианской Церкви, это просто невозможно! Изучать философию только с атеистических позиций точно так же странно, как изучать одну марксистско-ленинскую философию, ведь философия, в основном, была религиозной, а если и нет, то, в любом случае, с религиозной проблематикой всегда соприкасалась.

Так же и с искусством. К примеру, византийское изобразительное искусство, да и европейское в целом, без христианской составляющей немыслимо. А музыка? Ведь многие европейские композиторы не только были глубоко верующими христианами, но и писали для Церкви – достаточно вспомнить Баха…

В системе европейского университетского гуманитарного образования давно определились четыре базовых направления: теология, история, философия и филология. Ни одно из этих направлений не может быть проигнорировано без тяжелых последствий для всей системы гуманитарного научного знания в целом.

– Но не останется ли человек в жизни за бортом, став богословом? Закончив учебу, куда он пойдет дальше, где сможет применить свои знания?

– Прежде всего, конечно, в Церкви – в частности, в большой и постоянно растущей системе религиозного образования, как церковного, так и светского. Сейчас только в государственных ВУЗах уже существует около сорока теологических отделений, факультетов и кафедр, а ведь есть еще много православных школ, лицеев, семинарий, академий… К тому же, сегодня остро стоит вопрос о преподавании основ православной культуры, а для этого, прежде всего, нужны кадры.

Но специалисты такого профиля нужны не только в области образования. Они крайне необходимы в системе государственной и муниципальной администрации, в СМИ, и во многих других областях. Например, в социальной сфере очень нужны люди, понимающие, что такое вера и имеющие адекватное представление об отечественных традициях социального служения. Опыт нашего университета показывает, что студенты начинают активно работать уже на старших курсах, не успев еще даже закончить обучение.

– А если человек, окончивший богословский институт, захочет потом стать священником, нужно ли ему снова идти и учиться – в семинарию, академию?

– Наш университет православный, церковный, и наши студенты участвуют в церковной жизни: поют в храмах на клиросе, выполняют другие церковные послушания, и, кроме того, проходят специальные практики: миссионерские, труднические, паломнические, социального служения и др. Сейчас уже очень много клириков, получивших образование именно у нас, на богословском факультете. Наши студенты изучают литургику и другие специальные дисциплины, необходимые, в частности, священнослужителям, в достаточно большом объеме.

– Отец Владимир, а реформа, которая сейчас планируется Министерством образования, как-то скажется на преподавании богословия в России?

– Пока что речь идет в основном о так называемом Болонском процессе*, который не должен повредить системе теологического образования. Однако здесь есть одна опасность. Новая система предполагает двухступенчатое высшее образование: бакалавриат – 4 года, а затем еще два года – магистратура. И если захотят уничтожить бакалавриат по теологии, оставив только магистратуру, то это будет крушение всей системы теологического образования. Надеюсь, что такой нелепости, а точнее говоря, религиозной дискриминации и агрессивного произвола Министерство образования не допустит.

– А что, собственно, изменится, если отменят бакалавриат?

– Высказывались уже мысли, что надо в принципе уменьшить количество бакалавриатов в государственном классификаторе направлений – например, сделать бакалавриат по религиоведению, а для теологии оставить только магистратуру. То есть, человек получает базовое образование по религиоведению, а потом, если хочет, может пойти в магистратуру по теологии.

– То есть, по сути, это означает, что если реформа будет проведена неправильно, богословие будет преподаваться всего лишь один год, как максимум – два?

– Именно. Конечно, это немыслимо, потому что теологическое образование должно быть фундаментальным, ведь оно требует знания совершенно специфической научной области, не говоря уже о знании древних языков, философии, истории… Религиоведческое образование всего этого не дает и дать не может! Поэтому, если такое решение будет принято, оно будет означать уничтожение системы подготовки теологов. Но, насколько мне известно, сейчас в министерстве все-таки обратили на это внимание, и не собираются сокращать бакалавриат.

– Каким Вам видится будущее российской системы богословского образования?

– Я очень хотел бы, чтобы в России у всех желающих получать религиозное образование была такая возможность – в том числе и в государственных школах. Поскольку государственная система образования финансируется за счет налогов, которые платят наши граждане, а большая часть граждан России относят себя к Православию, то, по логике вещей, эта система просто обязана предоставлять возможность получения православного образования всем желающим. Конечно, ничего не надо и нельзя навязывать, но для тех, кто хочет, такая возможность должна быть.

Существующее положение вещей является дискриминацией в отношении верующих людей и нарушает их неотъемлемые права. В наследство от советской эпохи нам досталась маргинальная атеистическая система. Хочешь ты или не хочешь, каким бы ты ни был верующим, но детей своих ты можешь отдать только в атеистическую школу. А если захочешь отдать их в православную, то столкнешься с тем, что таких школ очень мало, конкурс в них огромный, попасть туда очень трудно, и в итоге платить за образование своих детей приходится самим родителям.

– Да, странная ситуация…

– Такая ситуация нарушает все демократические нормы, права человека и нашу Конституцию, но я надеюсь, что если наша страна будет нормально развиваться, то будет развиваться и религиозное образование.

Сейчас большинство выпускников православных школ (а ведь там, как и у нас, люди получают светское религиозное образование!) поступают в самые разные, не только церковные, ВУЗы и получают самые разные специальности. Вся разница между ними и выпускниками атеистических светских школ в том, что все они – православные люди, воспитанные в православной культуре, и, следовательно, имеющие православное мировоззрение. Они уже не станут делать аборты, убивать, обманывать, воровать… Для этих ребят понятия добра и зла – не пустая абстракция, они совершенно по-другому воспитаны. И я могу сказать твердо – это люди, которые нашей стране сейчас просто необходимы.

Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет создан в Москве по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в 1992 году и удостоен чести носить имя святого Тихона Патриарха Всероссийского († 1925 г.). Студенты обучаются на девяти факультетах: богословском, миссионерском, историческом, филологическом, педагогическом, экономическом, церковных художеств, церковного пения, дополнительного образования. Имеются дневное, вечернее и заочное отделения. В Университете обучаются около 4000 человек, профессорско-преподавательская корпорация насчитывает около 500 человек. Университет имеет государственную аккредитацию и выдает дипломы государственного образца по 17 направлениям и специальностям.

На заставке фрагмент фото c pravmir.ru

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.