Встреча на Троицу с «пострадавшим от монастырского замполита»

Встретился мне на Троицу старый знакомый, врач-фтизиатр Владимир, путешествовавший с супругой по святым местам и заехавший в нашу небольшую уединённую обитель, какие он специально отыскивал на просторах Святой Руси.

После крупных, шумных и неизбежно суетных центров православного паломничества захотелось тихого света русской глубинки глубоко верующему целителю телесных недугов человеческих, с которым нас много лет связывает неслучайная история обретения им этой самой глубокой веры.

Вспоминая нашу последнюю встречу, Владимир рассказывал, как много изменений претерпела с той поры жизнь его семьи, когда с благодатью Крещения вошла в его дом радость осознания себя Божиим чадом, а я в свою очередь делился с ним неуходящим пасхальным настроением от зримого ощущения воскрешения из руин древнего монастыря, в котором мы теперь встретились.

Вспомнили и того, благодаря кому началось наше общение, ревностного иеродиакона З. из одного периферийного мужского монастыря начитавшегося патериков, которые для нас, безусловно, писаны, да вот только не про нас. Сей подвижник прославился тем, что как только возникала насущная необходимость обратиться за чем-либо к женщинам живущим в монастыре, хватал банку со святой водой, кропило и, постучавшись с молитвой в женскую келью, начинал поливать открывшую сестру агиасмой и осенять всё вокруг крестным знамением. Сёстры, понятно, обижались и возмущались какое-то время, но потом привыкли к «блаженному».

А отец З. умудрился как-то и пришедшего обследовать братию по программе всеобщей диспансеризации Владимира покропить перед собственным осмотром, дабы не осквернил мирской доктор своим присутствием и неописанными в монастырском уставе действиями «святого благоухания» иеродиаконской мысли направленной на спасение человечества в лице того же доктора. А мне, зашедшему после этого изгонителя бесовщины из всего живого, довелось выслушивать от обиженного таким унижением врача всё, что он думает по поводу монастырского «замполита», как «пострадавший» определил нашего чудотворца.

Пришлось тогда просить прощения за такие непонятные светскому человеку издержки посещения особого церковного учреждения и прояснять монашеское и вообще христианское отношение к ближнему на основе Предания Церкви, а не понимания своей монашеской обособленности отдельными личностями. Мы разговорились с Владимиром и капли святой воды, так эксцентрично, но всё же не случайно попавшие на него, сделали своё святое дело, послужив поводом к нашей долгой переписке в сети ВК и зарождению неподдельного интереса к вере предков у моего собеседника.

Долго преодолевала душа-христианка постсоветского интеллигента инерцию атеистического воспитания, долго пыжился самоуверенный, развитый анатомическим опытом мозг в бесплодных попытках препарировать иррациональное, да только сдался перед Светом Христовым, просвещающим всякого человека. Покрестился Владимир после пары лет нашей дискуссионной переписки и исследования им книг святых отцов, когда все сомнения остались во тьме прошлой жизни, а для Владимира открылась новая, наполненная великим светом и смыслом вечность со Христом.

Мы проговорили до вечерней службы, где мне предстояло читать канон Святому Духу, и расстались в полной уверенности, что увидимся ещё в этой полной неслучайных встреч объективно-субъективной реальности, называемой нашей жизнью.

 

 

На заставке фрагмент фото Владимира Ештокина.

 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (14 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.