Вспоминая первую Пасху. Часть 2

Читатели журнала «Фома» и герои наших публикаций рассказывают о том, что для них значит Пасха

Накануне Светлого Христова Воскресения мы попросили читателей журнала «Фома», а также героев наших публикаций рассказать о том, что для них значит Пасха. А участников православных групп сети «Вконтакте» (“Православие”“Православные фото”Страница журнала «Фома») призвали прислать нам свои пасхальные фотографии. Несмотря на то, что с праздником у каждого связаны свои уникальные воспоминания, всех их объединяет одно чувство — чувство Пасхи. 

 

Наблюдать за службой с балкона

 Алексей Баталов, актер, г. Москва

Еще в детстве самым счастливым для меня днем был не день рождения и не Новый год, а Пасха. Этот праздник вся большая актерская семья Баталовых всегда отмечала у бабушки. И это был невероятный день! Во-первых, я оставался ночевать у бабушки. Во-вторых, мне разрешалось не ложиться спать всю ночь. Я мог тихонечко отщипывать маленькие кусочки пасхи, пробовать кулич. Это было настоящее, неподдельное детское счастье. Я этого никогда не забуду.
Впервые на пасхальную службу я попал еще школьником, благодаря архиепископу Киприану (Зернову) — он почти 40 лет был настоятелем нашего храма, храма иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радость», что на Ордынке. Конечно, у церквей выставляли охрану, «дозор», и следили, чтобы молодежь не ходила молиться. Я помню, как возле храма стояли пионеры и следили. Даже крестный ход разрешали только на территории храма — он выходил из одной двери в другую, а пионерам и комсомольцам как раз в ограду церковную входить было нельзя. А мне б хотя бы до забора было пройти! Поэтому мы шли с мамой, и я говорил, что ее провожаю.
А в тот день отец Киприан, который был хорошо знаком с нашей семьей, сказал мне прийти задолго до начала богослужения, чтобы меня не увидели доносчики.
Когда я пришел, он провел меня в свою комнатку, находившуюся прямо в здании храма и имевшую внутренний балкончик. С этого балкона я и наблюдал всю службу. Первый раз в жизни я увидел пасхальное богослужение все целиком, от начала до конца, и был потрясен.

Вообще я сейчас вспоминаю и понимаю, что все значимые события в моей церковной жизни связаны с праздником Пасхи…

Столетний звонарь

Евгения Лысова, журналист, г. Москва

Свою первую Пасху я всегда вспоминаю с теплотой. Это произошло пять лет назад. Я — москвичка, все свое свободное время посвящала недавно открытому бизнесу. На тот год пришелся столетний юбилей моей бабули. И я, с трудом выбравшись из-под груды бумажек и освободившись от немереного количества звонков и деловых встреч, приехала к ней в гости. Так совпало, что Пасха была на следующий день после бабушкиного дня рождения. И она, признаюсь, с трудом, уговорила меня остаться. Я, хоть и крещеная, была далека от веры, а в церковь, к своему стыду, захаживала крайне редко. Покраска яиц и приготовление куличей были довольно занятным делом, но, как только бабушка заговорила о ночной службе, настроение сразу испортилось. А служба в их деревне, надо заметить, идет с 12 ночи до 6 утра. Согласитесь, немало. Перспектива всю ночь ютиться в маленьком храме, потом мерзнуть на улице и под утро вернуться домой меня не привлекала. Я отпиралась, как могла. Но перед бабушкой мои отговорки были бессильны.

Фото Татьяны Жуковой

 

Мы пошли на службу, и тут я увидела свою бабулю в ином свете… Она, оказывается, каждую Пасху и великие праздники звонит в колокола — одна! Маленькая, хрупкая, она тянула за толстую веревку с земли (только так можно было позвонить), причем у нее это получалось так легко. Я тоже решила попробовать, подумав, что если бабушка так просто справляется с этой работой, то и я, в прошлом спортсменка, без труда смогу сделать то же. Но не тут-то было! Пришлось приложить все усилия, чтобы несколько раз ударить в колокол.

Потом была удивительная служба. Казалось, в храме собралась вся деревня. Столько радостных лиц, славящих Господа, всеобщее ликование и дружное «Христос воскресе!» будоражили до глубины души. Отстояв всю службу, мы остались на освящение куличей и яиц. Той усталости, которой я опасалась, не было. Была лишь радость и необычайное внутреннее умиротворение. Не хотелось оттуда уходить. Я раньше никогда не понимала людей, рассказывавших об этом. А в ту ночь впервые столкнулась с этим чувством — чувством, явно неземным, данным от Бога… 

Фото Чекмерева Василия

Пасха в маленьком городке

Елена Парфенюк, студентка, г. Белоозёрск, Беларусь

Я знала всегда, что это большой церковный праздник, ходила с мамой в церковь, что бы освятить куличи, но всё это было лишь внешне. Душой я ощутила Воскресение Христово совсем недавно и могу с уверенностью сказать, что встретила тогда Пасху впервые.
Это была моя первая всенощная. Мне было 14. Я целый день готовилась к службе и, как обычно бывает, опоздала. Прибежав во двор нашего единственного в городке храма, я увидела там… всех. Одноклассники, учителя, соседи — все горожане сегодня вместе, никто не спит в эту ночь. И мне стало немного грустно, что я раньше не видела этой любви и этого единения, была непричастна к ним. Я словно не жила в этом городе, словно впервые увидела эти лица, которые вижу, собственно, каждый день… Я была удивлена, что Пасха — это так важно для всех и каждого!.. Я забежала в воротакак раз в тот момент, когда закончился крестный ход и священник на ступенях храма радостно и громко провозгласил: «Христос воскресе!» И… в этот миг  Я не понимала, что со мной сейчас происходит, но чувствовала, что узнала какую-то великую тайну и познала бесконечную радость… И я плакала! Стояла позади ликующих людей и плакала, потому что не в силах была сдерживать слезы радости и умиления… И громыхали на весь город великие слова: «Воистину воскресе Христос!»

Детская ночная служба

 

Дарья Баринова, журналист, г. Кольчугино

«Христос воскресе!» — разве передать словами, какие чувства царят в душе, когда раздается радостный глас священника? После долгого поста, размышлений о жизни, стремления к умиротворению и тишине — вдруг, словно на тебя проливается первый майский дождь, слышишь это оживляющее «Христос воскресе!». И странное, необъяснимое ощущение исходит изнутри: как будто ты рождаешься заново, до хрипоты в голосе восклицая: «Воистину Ввскресе!», как будто вместе со Христом воскресает и частичка тебя самого.

Помню свою первую Пасху. Я училась, наверное, в классе втором, когда мои родители решили взять нас с братом в церковь на ночную службу.

Как всегда в предпасхальный вечер по телевизору показывали фильмы о Христе и транслировали праздничные службы. Кто-то переключил канал, и я увидела эту страшную картину: изнуренный, окровавленный, избитый человек из последних сил тащит на себе огромный, тяжелый крест, а окружающие люди над ним издеваются. Это был как раз самый напряженный момент Христовых страстей. Кто-то из взрослых сказал, что нам пока рано видеть эти жестокости, и переключил канал. Но в тот вечер бабушка усадила меня с собой и подробно рассказала о жизни Иисуса Христа…

Я что-то знала и раньше, но тогда мне открылся совершенно иной мир. Я узнала, благодаря чему я дышу, благоухает природа, светит солнце; узнала, что кроме любви жениха к невесте, матери к сыну, есть любовь Бога ко всем Своим творениям.

С этими открытиями и отправилась в храм, вместе с семьей. Помню, как изо всех сил старалась вслушаться и разобрать слова молитв. Помню ангельские голоса певчих, благоговейный вид священника, улыбки бесчисленного множества пришедших людей, запах воска и ладана. Помню крестный ход под ночным звездным небом: никто тогда и не обращал внимания на холод! «Христос воскресе!» «Воистину воскресе!», с замиранием сердца выкрикивали мы с братом.

Дорога домой предстояла долгая, так что мама и папа захватили с собой освященные яйца, кулич и термос с горячим чаем. Я похристосовалась с родителями, стукнула яйцо о лоб брата и стала смотреть в окно нашей машины на еще темное ночное небо и на весенние луга. Наступил долгожданный праздник Пасхи Христовой, и мы впервые почувствовали его свет и тепло…

«Только никому не говори…»

 

Татьяна Шипошина, детский врач, писательница

Теплый, солнечный воскресный денек. Сначала к нам в дом приходит гостья — тетя Лиза. Они о чем-то шушукаются с бабушкой. Тетя Лиза уходит, а бабушка с заговорщицким видом зовет меня на кухню. На кухонном столе, на тарелке, прикрытой чистым полотенцем, спрятан кулич и несколько крашеных яиц. Бабушка усаживает меня за стол, и дает в руки яйцо:

— Христос воскресе!

Поскольку я молчу, бабушка учит:

— А теперь — отвечай: «Воистину воскресе!»

— «Воистину воскресе!» — отвечаю я, не понимая того, что говорю.

Бабушка очищает мне яйцо и ставит передо мной на блюдечке кусочек принесенного тетей кулича. Тетя Лиза и ее муж — единственные из нашей семьи, кто ходит в церковь. А сегодня — Пасха…

Я ем и радуюсь. Живем мы небогато, сладостями я не избалована. А тут — изюму полно! А верхушка кулича — такая сладкая!

— Смотри, не говори никому! — предупреждает бабушка.

— Почему?

— Много будешь знать, скоро состаришься.

Скоро стариться я не хочу и бегу гулять во двор. А во дворе подружки, и почти у каждой в руке — крашеное яйцо.

— Танька! А у тебя такое есть? Только не говори никому!

Конечно, есть! Я бегу на кухню и вытаскиваю из-под полотенца самое красивое яйцо. И никому ничего не скажу! Никому!

Страшно подумать! С тех пор минуло больше пятидесяти лет…

Сейчас я анализирую этот, можно сказать, мой первый «духовный» опыт.

Во-первых, милая моя страна! Ведь твои граждане, даже дети малые, никому ничего не говоря, всегда всё знают. Их — не обманешь!

Во-вторых, милая моя страна. Никакими запретами не истребить в тебе стремления жить честно, чисто и светло. «Христос воскресе!» — это значит, что вера в чистоту и свет жива. И эта вера, там, в глубине народной, еще передается детям. Если не детям — то внукам. И я обязательно накормлю свою внучку самым сладким куличом, чтоб запомнила: «Христос воскресе»!

И в-третьих, милые сограждане, собратья. Давайте, в этот день склоним головы перед теми, кто не боялся. Кто в те времена имел такую веру, что называл себя верующим. Кто ходил в церковь и святил куличи — тогда, когда за это можно было получить расстрел, срок, или просто массу всяких неприятностей. Склоним головы перед теми, кто тогда служил в церкви, перед священниками. От самых простых, неизвестных людей, до новомучеников Российских.

Остановимся, и взглянем в свою душу. А вдруг… Если вдруг, сейчас — снова запреты? Что будем делать? Никому не говорить? Прятать кулич под полотенцем? Или…

Фото Натальи Артемьевой

Помилуй, Господи, нас, грешных…

Христос воскресе!

111 Михайлова (Посашко) Валерия
рубрика: Авторы » Топ авторы »
обозреватель журнала "Фома"
Matsan МАЦАН Константин
рубрика: Авторы » М »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.