Воскреснет Церковь — воскреснет Россия

Священник Дмитрий Дудко

Мы публикуем очень давнее интервью известного священника, протоиерея Дмитрия Дудко, которое он дал Владимиру Гурболикову в 1994 году, когда еще не было журнала «Фома». Напечатано оно было в Центральной профсоюзной газете «Солидарность». Найти сейчас этот номер газеты очень сложно, а электронной версии и вовсе нет. Публикацию мы решили сопроводить предисловием автора интервью.

 

Гребнево. С духовными детьми на пороге церковной сторожки. Источник http://p-beseda.ru.

Гребнево. С духовными детьми на пороге церковной сторожки. Источник http://p-beseda.ru.

СПРАВКА: Протоиерей Дмитрий Дудко родился в 1922 году в крестьянской семье. В 1941-43 годах находился на оккупированной территории. В 1943-44 году воевал в Советской армии, был ранен. В 1945 году поступил в Московскую духовную семинарию, окончил ее в 1947 году и сразу поступил в Московскую духовную академию. В 1948 году был арестован по обвинению в антисоветской агитации и находился в заключении до 1956 года, когда был реабилитирован.

Закончил МДА в 1960 году, в том же году был рукоположен в диакона и священника и назначен служить в церковь Преображения Спаса в Преображенском (Москва). В начале 70-х начал беседы, которые легли в основу книги «О нашем уповании», изданной в Париже и переведенной на десятки языков. Затем служил в других храмах Москвы и области. Всюду активно проповедовал, общался с интеллигенцией, писал книги о вере, которые выходили на Западе, за что имел неприятности и от церковных властей, и от КГБ.

В 1980 году был арестован по обвинению в антисоветской деятельности, через несколько месяцев заключения публично выступил по телевидению, отказавшись от борьбы с советской властью, но не отрекаясь от веры. Был освобожден, получил назначение в подмосковное село Виноградово, продолжил активно заниматься миссионерством. В 1984 году переведен в церковь святителя Николая в селе Черкизово Коломенского района Московской области.

В перестроечные годы его проповеди начали печататься в российской прессе, он стал проводить беседы в библиотеках (и делал это до конца жизни), в 90-е годы у него вышло несколько книг, в том числе и поэтические сборники. Им было создано многотысячное общество трезвости, развитию которого он уделял в последние годы жизни особое внимание.

В 1990 году возведен в сан протоиерея. Скончался 28 июля 2004 года в Москве, похоронен на Пятницком кладбище.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

гурболиковОтец Дмитрий Дудко — это человек, прекрасно известный тем, кто пришел к вере в советское время или хотя бы в 90-е годы, но в Церкви уже появилось поколение людей, родившихся позже, и кто такой отец Дмитрий, они зачастую и не знают. А зря — этот замечательный проповедник, писатель и мыслитель в наши дни звучит ничуть не менее актуально, чем 20-30 лет назад. Человек с огромнейшим жизненным опытом, дважды сидевший за веру, искавший, ошибавшийся, переосмысливший свое отношение к советской действительности… Писал он всегда очень искренне, крайне просто — и вместе с тем парадоксально. С ним не во всем можно соглашаться, но услышать и обдумать его позицию, на мой взгляд, очень стоит. И в том интервью, которое вы сейчас прочтете, его взгляды выражены вполне определенно.

Хотя по виду это даже не интервью, а монолог, в нем нет вопросов журналиста и ответов его собеседника. Однако в его основе — разговоры в маленькой и скромной квартирке отца Димитрия на окраине Москвы. Он очень страдал от болезни ног (это, можно сказать, профессиональная заболевание священников), поэтому часто ложился на кровать и внимательно прочитывал все, что было ранее наговорено, расшифровано и отредактировано, давал комментарии и поправки к тексту, вновь и вновь пытаясь объяснить очень важные, знаковые для него моменты. В результате я решил снять вопросы и оформить материал как монолог.

Поясню, как это интервью вообще возникло. Тогда, в 1994 году, я работал в профсоюзной газете «Солидарность», а крестился в 1992-м, и мне, неофиту, конечно же, хотелось использовать любую возможность, чтобы говорить с людьми о Православии. В том числе и с газетных страниц. А тут и «инфоповод» нашелся: в 1994 году Пасха была 1 мая, а 1 мая, как известно, отмечается день весны и труда, который тогда назывался иначе: международным днем солидарности трудящихся. И вот я придумал необычный для нашей газеты ход: пойти к православному священнику и спросить, что он думает, в том числе, об этом празднике, о профсоюзах, об общественных конфликтах.

Материал по теме


Православный журнал… для сомневающихся

Первая статья из первого номера "Фомы" ...Если мы с вами сомневаемся, не уверены и не понимаем чего-то в вере, в Церкви, но искренне хотим разобраться и получить Ответ; если мы, верим, по крайней мере, в то, что вся наша жизнь зависит от этого Ответа - возможно, Истина явится и нам. Как когда-то давным-давно Сам Христос явился измученному сомнениями Фоме, чтобы тот, наконец, поверил...

Напомню, какое было время: всего лишь полгода назад, в октябре 1993 года, в России вспыхнуло мощнейшее политическое и общественное противостояние, которое чуть было не обернулось гражданской войной. В Москве шли бои, погибли сотни людей, своя правда была и у той, и у другой стороны… Все это переживалось тогда очень остро, все это будоражило умы. Мне очень важен был авторитетный православный взгляд на такие темы, я думал, к кому из священников обратиться, и мне посоветовали пойти к отцу Дмитрию Дудко.

Отвечая на мои вопросы, отец Дмитрий говорил вещи, способные кому-то показаться неприемлемыми. Например, что, сидя в тюрьме во второй раз, в 1980 году, он переосмыслил свое отношение к советской действительности. Или что многие люди, которые считают себя коммунистами и атеистами, движутся к Богу гораздо быстрее, чем некоторые как бы христиане.

Наши встречи с ним не ограничились только работой над интервью. Общение продолжилось и дальше, и именно отец Дмитрий был первым человеком, кому я рассказал об идее миссионерского журнала. Он поддержал наш замысел и дал неоценимые, важнейшие советы, которыми мы с Владимиром Легойдой воспользовались (о чем, кстати, оба не раз говорили в различных интервью). И впоследствии, когда журнал уже появился, отец Дмитрий передавал «Фоме» свои благословения и советы. Сейчас, в год, когда нашему журналу исполняется двадцать лет, об этом вновь стоит вспомнить.

А тот текст, который вы сейчас прочтете, можно считать посланием из другого времени, когда лишь начиналось церковное возрождение. С одной стороны, он рискует войти в диссонанс со многими позициями, которых мы сейчас придерживаемся, но, с другой, позволяет нам взглянуть на наше настоящее под другим углом, помогает понять, в чем мы правы, а в чем нет.

Владимир Гурболиков

 

Что такое Святая Русь

Что значит «Святая Русь»? Святая Русь — это именно та святость, та духовность, то стремление к Царствию Небесному, которое нас всегда возрождало. Величие державы, сила государства зависит не от нашей борьбы за такое величие, а от того, как сильно мы будем искать духовности.

«Ищите Царствия Божия и правды его, остальное приложится вам» — это значит — если мы будем духовны, то от силы духовности нашей все окрепнет, воспрянет, все образуется.

Фото Ferran.

Фото Ferran.

И я верю в возрождение России как могучей Святой державы. Верю, что ею будет править помазанник Божий, а не случайный человек.

Но должен сказать и другое: еще рано, еще идет вокруг судьбы России борьба, и пока неясно, когда она кончится.

Всегда вспоминаются мне слова философа (добавил бы: даже — богослова) князя Евгения Трубецкого: «Воскреснет Церковь, воскреснет Россия». А это случится только тогда, когда полностью будет выпита нам предложенная чаша: чаша гонений, испытаний, соблазнов.

 

О растлителях и растленных

Я всматриваюсь в жизнь, и меня все-таки очень многое радует. Духовно мы сейчас объединены как никогда. При всем нашем разладе, разноголосице, разномыслии, мы едины, хотя бы в своем порыве. Мы, как выразился Николай Рыжков, «все мучительно ищем дорогу к храму».

По сути дела, провокации к растлению поддались как раз те, кто сам уже был провокатором, был и раньше растлен!

Остальным же людям в основном претит западный образ жизни.

Даже многие безбожники, которым, казалось бы, чужда православная вера, становятся ее защитниками.

Но мы часто сбиваемся на ложный путь, ибо (при всем уважении моем к современным коммунистам) мы ищем не Царствия Божия, а продолжаем хотеть строить коммунизм, забывая о том, что строительство его и дало нам растлевающее безбожие и выбросило нас в губительную перестройку.

И потому еще, что иногда надеемся на физические силы, на вождей, но не это возродит Россию. Окончится процесс, и все само по себе образуется. Но, надеющиеся на Бога — мы и при всякой разрухе найдем чем жить, чтобы был «дух бодр», хотя плоть будет немощна.

И потому еще мы движемся медленно, что иногда и верующим чего-то не хватает.

Хотя скажу, что Церковь сейчас у нас — самый живой организм, несмотря на то, что извне на нее нападают, казалось бы, близкие нам люди (допустим, Зарубежная Православная Церковь), а внутри действуют фарисеи, себя ставящие на первое место, а других унижающие: мы, говорят, праведники, а другие — грешники, забывая, что грешник, мытарь — больше значит в глазах Божьих, чем «праведный» фарисей.

 

О нравственности истинной и мнимой

Часто говорят у нас о нравственности, об общечеловеческих ценностях. Я считаю такие разговоры слишком абстрактными. Истинные нравственные ценности могут быть только от Бога, и если человек стремится к Богу, — он стремится и к ценностной, духовной, нравственно чистой жизни. Если же человек сам пытается создать «нравственность», то это будет нравственность придуманная лишь в оправдание действий этого человека.

Нравственность — от Бога, она говорит в человеке голосом совести. Когда ты совершишь плохой поступок, имея «свою» нравственность — ты только попытаешься обелить себя. Но когда это от Бога зависит — плохой поступок оправдать будет невозможно. В нем появится желание раскаяться, и компромисс будет невозможен.

Фото jl.cernadas

Фото jl.cernadas

По моему мнению, например, нравственность и политика — вещи несовместимые.

Но человек, даже занимаясь политикой, обязан твердо помнить: какие-то вещи в борьбе безнравственны, недопустимы. Скажем, я борюсь с неким врагом: но это же человек, — я не могу против него делать то, что преступно! А политика все в ход пустить может. Ибо политика основана на вражде, а духовная борьба — на любви. На любви — даже к своим врагам. И мы сейчас не должны забывать об этом.

Многие люди находятся сейчас в угаре политики, они не хотят подумать и принять нравственный подход. Но поскольку есть промысел Божий, — Бог их все равно поставит в такие положения, при которых они волей-неволей придут к этому.

 

О средствах, дозволенных в борьбе

Как выбрать правильное средство в борьбе за свои политические и экономические идеалы? Ответ здесь подсказать может только совесть. Когда человек живет по совести, он, выбирая средства, не может позволить себе делать зло. И расчленять совесть человека и средства, им избираемые, нельзя.

Фото raasco

Фото raasco

Человек бездуховный, безнравственный может даже очень малое средство борьбы обратить в большое зло. Поэтому, как говорит Писание, «Все мне дозволено, но ничто не должно обладать мной», то есть ничто не может оправдывать дурное, не должно быть выше совести.

Если по этому принципу будет человек жить, то всегда найдет, что и как ему делать. И тогда, — допусти он даже ошибку — она как раз окажется полезна и для него самого, и для тех, в отношении кого он ее допустил.

 

О насилии и вооруженном восстании

В Евангелии сказано: «Ты, Царь, носишь меч — отмстить злым». И есть моменты такого накала борьбы, когда столкновение неизбежно.

Фото มุก

Фото มุก

Но если говорить о современной России, то я однозначно считаю: сейчас вооруженная борьба бесполезна. У нас идет схватка идей, решается, какая идея победит в России. И непременно надо победить в этой борьбе, и победить при помощи Бога. Причем самые минимальные средства могут сегодня оказаться спасительными, а самые, казалось бы, могучие, мощные — ничего не дать, кроме гибели.

 

О коммунистах, безбожниках и Царствии Божием

Сейчас многие коммунисты и безбожники задумываются. Недавно я слышал одного высокопоставленного коммуниста, который говорил: «Я коммунист, но я воспитан на православной традиции».

Значит, в какой-то степени можно быть и коммунистом. И коммунизм может оказаться полезным — если речь, скажем, идет о социальной защите! Потому, говоря о Царствии Божием, нельзя отбрасывать никого — ни коммунистов, ни безбожников. Если мы будем только молиться Богу в то время, когда нужно кого-то защитить, кому-то помочь, то это будет неправильно.

Фото ...storrao...

Фото …storrao…

Все в руках Божиих. И бывает так, что безбожники идут к Богу, хотя этого не осознают. И бывает, что верующие движутся не к Господу, а куда-то в сторону…

Помните, в Апокалипсисе: «О если бы ты был холоден или горяч! Но поскольку ты тепл.., то извергну тебя из уст моих.» «Холод» — это, допустим, безбожие, горячность — вера, а «теплота» — равнодушие, теплохладность.

Когда человек, скажем, спорит с Богом, против Него выступает, он может в то же время и искать Его! А которому безразличен Бог, то он никогда верующим не будет. Это пустое все.

 

Нужны ли нам партии и профсоюзы

Нужны ли нашей стране оппозиционные партии, движения, нужны ли профсоюзы?

Мне кажется, все нужно. Если бы мы занимались только духом, достигли бы и на Земле Царствия Божия, все было бы иначе. Но поскольку мы находимся в греховном мире, где перемешаны добро и зло, — такие институты должны существовать. Хотя надо помнить, что результаты их усилий не всегда от нашей воли зависят.

7252387002_a541afc1fa_b

Фото John Carrel

Сейчас многим людям, особенно сорока-пятидесятилетним, которые когда-то с энтузиазмом шли в науку, становились инженерами, а теперь оказались на грани безработицы — очень трудно. И им часто говорят: «Вы никому не нужны, виноваты во всем вы сами, вас кормили и одевали, теперь сами поезжайте, скажем, фермерами в деревни, идите в сторожа, торговцы…» Такой подход — это все тоже наше равнодушие, нежелание понять другого человека. А надо к каждому быть внимательным! И этих людей тоже должен кто-то защищать.

Даже если человек действительно допускает ошибки — его за то нельзя пинать. Наоборот, поддержать нужно, помочь ему измениться. Надо всегда подходить к человеку с любовью, пытаться его понять. Потому что (пусть это прозвучит парадоксально) каждый человек — это только добро, нет злых людей. Их зло — внешнее, от непонимания себя, непонимания Бога. А внутри каждого человека — дар Божий, свои способности, свой талант. И долг, задача наших новых политиков, партий, организаций, именно найти место для каждого человека.

Но это, конечно, в идеале, здесь, безусловно, может идти очень большая борьба.

 

Нужны ли России НИИ и «монстры»

Много заблуждений ходит сейчас и относительно того, что считать трудом (часто лишним, что фермер, допустим, — трудится, а инженер, ученый — только время тратит) и относительно того, нужны ли России эти огромные НИИ, заводы, институты.

Мне думается, России нужно все. «Все Мне полезно», — и в деле Божием каждый важен в своей сфере.

Фото Le Tchétché

Фото Le Tchétché

Сегодня, скажем, какое-то дело ничего не приносит, это не значит, что завтра оно не станет вдруг полезно и важно. Каждый важен и нужен в своем звании, никто никого не должен теснить, каждый должен работать, оставаясь на своем месте. Потому что в промысле Божием все необходимы.

Даже самые «бесталанные», казалось бы, навсегда выброшенные из жизни люди — и они нужны. И выкидывая кого-то, мы важное что-то, непонятое нами в промысле Божьем ломаем, нарушаем.

 

О бизнесе

В настоящее время мы переживаем очень большое испытание — замирают предприятия, растет безработица. И при этом вырастает еще одна очень большая опасность — стремление переключить внимание и интересы всех людей на бизнес. Внушается мысль: если ты «устроишься», обогатишься — ты решишь все проблемы. Какая это ложь!

Бизнесмены — самые несчастные люди. В процессе Божьем эта их ошибка страшная — она тоже послужит на пользу, но только при вере в Бога. Если веры не будет, то занятие бизнесом — это верная, полная гибель.

Но нас сюда затягивают, манят, зовут!.. И трудно не растеряться. И многие уже растерялись.

17092223839_a72af5162c_b

Фото Kevin Spencer

Однако инстинкт самосохранения заставит и таких людей искать помощи у Бога. Но они Истинного Бога не знают и попадают часто к каким-то сатанинским силам, особенно, когда надеются на помощь быструю, мгновенную.

Например, экстрасенсы — явно сатанинская деятельность — но она молниеносно помогает, и люди верят в такую помощь, хотя она их вводит в соблазн. Это обман, гибель, обольщение — это огромный соблазн!

 

О гонениях и соблазнах

При безбожниках, коммунистах нас ГНАЛИ. В Евангелии сказано об этом: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас». Сейчас нас обольщают, соблазняют на бизнес, на безнравственную жизнь. «Горе миру от соблазнов» — сказано в Писании. Так что же страшнее — гонение или соблазн?

Один писатель произнес такую мысль: «Вера — это как гвоздь: чем больше бьют, тем глубже входит». А соблазн — в размывании всех берегов, болото, где не за что ухватиться. Соблазн — орудие любых гонений. Это самое опасное!.. И мы переживаем именно такой страшный период.

В промысле Божьем этот период, я думаю, тоже важен, потому что нужно и такое испытать, чтобы распознав силу зла, надеяться и держаться всего доброго. Чтобы не насилием, не путем чуда, а добровольным движением самого человека из той неразберихи было выбрано хорошее, Божеское.

Я верю, что выбор такой будет сделан. Я верю, потому что каждому свойственен путь к вере. Вот и Россия — она ведь естественно приняла христианство именно в православном преломлении. Ведь по-сути, у нас не было ни проповеди, ни чудес — просто загнали людей в Днепр, крестили, и все, и мы стали христианами… И христианами настоящими! Мы без Христа с тех пор не можем. Даже нашим безбожникам Церковь все же нужна была — под разными предлогами, при всех гонениях — все-таки нужна.

А сейчас, чуть только повернулось колесо истории, — как снова потянулись люди к Богу. Пусть это пока только жажда. Пусть не нашли пока своего пути. Но люди потянулись, значит, это укоренено в природе нашей.

Потому-то идеал наш — не великая держава, не шовинизм, а именно Святая Русь. Отсюда, из Святой Руси, и великая держава будет. Не из великой державы Святая Русь, а из Святой Руси — великая держава!

 

Первый шаг к новой России

Так что же делать, как двигаться, чтобы выйти из кризиса? Что нам нужно прежде всего? В первую очередь — обрести спокойствие. О таком спокойствии люди уже заговорили во имя спасения России. Нам надо, кроме того, перейти от коллективного противостояния к соборному единодушию.

9957137273_3009706333_b

Фото aelena

Дальше — нам необходимо обратить внимание на свои семьи и на те пороки, которые губят семью — разврат и пьянство. Иначе мы будем говорить «Господи, Господи», а двери в Царствие Небесное по-прежнему будут для нас закрытыми.

И последнее, что мы должны понять. Все, что совершалось в России — совершалось и совершается для всего мира. Как Достоевский говорил: «Дух злобы борется с Богом, и поле битвы — сердца людей». Также полем битвы, судьбою всего мира сегодня является Россия. Давайте же будем помнить об этом и действовать, сознавая всю меру своей ответственности перед Богом, перед людьми — за наше будущее, за будущее всего мира.

 

Записал Владимир Гурболиков

Автор благодарит за помощь в архивном поиске и оцифровке интервью заведующую Научной библиотеки Федерации независимых профсоюзов России Наталью Горшкову и библиографа Сергея Харламова, а также Киру и Серафиму Гурболиковых.

Первая публикация: газета «Солидарность». №10 (83) 1994 год. В электронном виде публикуется впервые с любезного разрешения руководства Центральной профсоюзной газеты «Солидарность».

 

Читайте также:

Протоиерей Димитрий Дудко. Ребенок и кукла

Православный журнал… для сомневающихся

На заставке фрагмент фото Manu LHOSTE

 

ГУРБОЛИКОВ Владимир
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Первый заместитель главного редактора
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (10 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.