Война с забвением

Будни поисковых отрядов

Глубина народной памяти — сто пятьдесят лет. Семь поколений. За этой чертой событие, даже ярчайшее, намертво, казалось, врезавшееся в людское сознание, тает в забвении. Уже через пятнадцать лет на земле не останется практически ни одного очевидца Великой Отечественной войны. Какой будет тогда наша память о ее героях?

Поисковые работы, посвященные Второй мировой, официально ведут три страны: Россия, Белоруссия и Германия. Но только в России и странах СНГ существует феномен общественного поискового движения. В России это движение самое масштабное — сотни тысяч наших солдат до сих пор лежат в земле, пропавшие без вести, безымянные, никем не найденные, забытые… но не всеми. На федеральном уровне у нашей страны нет поддержки общественного поискового движения, удел поисковиков — личная инициатива, в лучшем случае — забота муниципальной власти. Но в регионах денег на поисковые работы нет, поэтому все держится на энтузиазме очень разных людей — подростков и взрослых, студентов и пенсионеров, поисковиков в нескольких поколениях. Весной и осенью эти люди берут отпуск на несколько недель и едут не на море, не за границу, а идут отрядами в глухие леса — с рюкзаками, металлоискателями, лопатами. И там — ищут, копают и предают земле останки советских солдат. Делают они это практически без поддержки властей, более того — большой удачей считают случаи, когда не встречают с их стороны противодействия.

По нагрудному знаку «Гвардия» и медали «За оборону Ленинграда» можно судить о времени гибели солдата. Скорее всего, это конец 1943 года. Знак «Отличный пулеметчик» поможет нам узнать его имя...  Фото из архива поисковых отрядов

 Несколько лет назад при строительстве коттеджа под Стрельной в Ленинградской области гастарбайтер-молдаванин нашел в земле останки нескольких солдат — с частицами амуниции времен Великой Отечественной. Это, скорее всего, были участники Стрельнинского десанта — героической, но безуспешной попытки прорвать блокаду, в ходе которой погибли сотни солдат. Придя к хозяину будущего дома с вестью об этом, работник услышал: «У тебя есть два часа, делай с этим что хочешь, но чтобы через два часа работа продолжилась». И молдаванин, человек, приехавший на заработки и не знакомый с местными порядками, за два часа выяснил, что в Петербурге существует поисковое движение, отыскал телефоны ребят, которые сорвались с работы, приехали и успели поднять останки участников героического десанта. Но после этого найденные останки еще три года лежали у командира поискового отряда на балконе — власти не хотели хоронить героев Стрельны с почестями на мемориале. Останки амуниции солдат, которые ребята им предоставили, впечатления ни на кого не произвели: «Да это “братки” своих порешили, что вы нам эти кости суете?!» И только благодаря вмешательству прессы и священника, занимающегося историей блокады, удалось наконец привлечь внимание государства к находке. Вот так: простому гастарбайтеру понадобилось несколько минут, чтобы понять, как нужно поступить с останками героев, — а власти?.. Вот чем патриотизм народный отличается от официозного, декларируемого.

Протоиерей Вячеслав Харинов совершает панихиду на крыле дальнего бомбардировщика. Фото Олега Алексеева, командира отряда «Святой Георгий»

 Пропавшие без вести считались Сталиным предателями, перебежчиками, дезертирами — посмертно. Не снято это клеймо с тысяч солдат и сейчас. Когда поисковые отряды находят кости погибших и по именным медальонам (которые, кстати, есть только у солдат, призванных до 1942 года, — потом Сталин отменил медальоны и тем самым обезличил советскую армию) и чудом уцелевшим надписям на ложках, флягах, котелках узнают их имена — они снимают с них позорное клеймо. Сообщают родственникам, если те еще живы: «Не ищите в немецких архивах, ваш дед геройски погиб на родной земле».

Какой помощи ищут поисковики от Церкви? Только Церковь говорит о вещах священных. Священна наша память, история, Родина, подвиг самопожертвования, имя человека, его бессмертная душа… Священно и тело — носитель богоподобной души. Оно будет воссоздано Творцом в день Судный. И когда вместе с остатками техники, амуниции, оружия поисковики поднимают останки солдат — должно быть понятно: именно они, эти останки, а не артефакты далекой войны и трофеи, — смысл и задача поисковой деятельности! Останки солдат, чьи души взирают на нас с далекого Поднебесья, — вот главные находки поисковиков.
И их нужно похоронить по-христиански: с любовью и молитвой, в специально вырытой могиле, которая не станет потом забытой и заброшенной. И тогда зовут священника, ведь только Церковь призывает к памяти вечной! Протоиерей Вячеслав Харинов, настоятель храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Шпалерной улице, в течение многих лет духовно окормляет поисковое движение в Ленинградской области, Фонд защитников «Невского плацдарма» и Общественный совет «Дороги Жизни», которые действуют при храме. Есть и особые итоги его деятельности — он похоронил более тридцати тысяч (!) останков наших солдат. И на каждое захоронение он, духовник Петербургских духовных школ, берет с собой студентов семинарии и академии. По убеждению отца Вячеслава главная составляющая победы — духовная. Побеждают не оружием, числом или даже умением. Побеждают духом. Не имеющий духовного приоритета не сможет использовать никакое другое преимущество, не сможет и удержать победу. И любовь к Родине, лежащая в основе патриотизма, — любовь не меркантильная и материальная, но — духовная.

Тяжелый танк КВ. В октябре 1941 года на понтонах переправлялся к месту сражения на левом берегу Невы на знаменитый «Невский пятачок» (Невский плацдарм). Затонул в результате попадания снаряда в понтон. Был обнаружен поисковыми отрядами на глубине 20 метров. Общий вес с песком и грунтом составил более 100 тонн, расстояние до берега 30 метров. Поднять со дна реки этот танк было почти невыполнимой задачей. Фото Олега Алексеева, командира отряда «Святой Георгий»

 Отец Вячеслав ведет широкую архивную и общественную деятельность, посвященную Великой Отечественной и ее урокам. При Радосте-Скорбященском храме создан уникальный музей обороны Ленинграда, рассказывающий о духовной составляющей народной и священной войны. Будучи членом Общественной палаты Ленинградской области, избранный туда поисковиками, отец Вячеслав озвучивает проблематику поискового движения и этические проблемы, связанные с войной, в стенах правительственных структур и даже Госдумы. Кроме того, отец Вячеслав — благочинный Кировского округа Ленинградской обрасти. Именно там расположены и легендарный «Невский пятачок», и мемориальный комплекс «Синявинские высоты», и малоизвестные Гайтолово, Тортолово, Мга — многочисленные места боев, заслуживающие славы Бородина, Куликова поля или Брестской крепости… И если бы не Церковь — построили бы на этих местах мусорный полигон, засыпав 15-метровым слоем мусора непогребенных защитников Родины!

Больше всего отец Вячеслав боится, чтобы молодые поисковики не привыкли к войне и не разочаровались в стране, забывающей «своих» на поле боя… Потому что юноши и девушки приходят в поисковые отряды с надеждами и мечтами, и им хочется свидетельствовать всему миру об этом: «Смотрите, вот она — живая память! Вот наша история, наши деды и прадеды, вот наша настоящая Родина!» Но государству лежащие по лесам и болотам солдаты чаще всего не интересны. А интересны они мародерам, из-за которых поисковикам приходится держать в секрете координаты обнаруженных полковых и дивизионных кладбищ. Трудно после этого верить в свою страну… Но, как ни странно, эти ребята продолжают поисковое дело с негаснущим энтузиазмом. Может, потому, что есть истинный, не лозунговый патриотизм, и, возможно, даже среди чиновников? Или потому, что ребята видят, насколько необходимо то, что они делают, однополчанам и родственникам тех, кого они находят, засыпанных землей, — в окопах и братских могилах?
…Кончился май — шестьдесят пятый после Победы. Их будет еще много впереди — этих Победных дней. И носителями памяти Великой Отечественной, теми, кто скажут о ней нашим потомкам, станут те, кто сейчас к ней причастен: кто-то со щупом и рюкзаком в лесу, кто-то — неделями работы в архивах, кто-то — осмыслением ее нелегких и поучительных уроков. Среди них будет и протоиерей Вячеслав Харинов…А пока поисковые отряды снова отправляются на поиски еще неизвестных героев. Не к «знаменательной юбилейной дате», не в рамках какой-то «правительственной инициативы», а потому что это — их Дело.

Для учета потерь личного состава в военное время каждому военно служащему выдавали медальон с вкладным листком, куда записывалась личная информация. Медальон носился в специальном кармане. Фото из архива поисковых отрядов

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.