Владимир Гурболиков о прошедших митингах: КАКАЯ ПОБЕДА МОЖЕТ БЫТЬ ВЫШЕ ЕВАНГЕЛИЯ?..

В России в минувшие выходные прошли многотысячные митинги. Как относиться к тому, что люди стали выходить на улицу за свои убеждения? Что это говорит о нынешнем историческом моменте? Владимир Гурболиков, первый заместитель главного редактора журнала «Фома», дал комментарий на эту тему порталу «Православие и Мир»:

Вопрос хорош с точки зрения политологии. Но подробно размышлять о нем стоило бы  на страницах какого-либо социально-политического издания (хотя всё равно любой прогноз — гадание на кофейной гуще). Однако на православном портале мне хочется говорить о другом.

Я вижу, как православные люди (к какой бы партии они ни примыкали), увлекаясь спасением России, часто забывают о спасении собственной души. И, захваченные политическими играми, начинают путать Божие и человеческое, ставить различные понятия: «демократия», «оранжевая угроза»,  «держава», «возрождение России» — выше Христа и Евангелия. Забыв о некоторых главнейших Заповедях: «Я Господь, Бог твой; да не будет у тебя других богов» и «Не сотвори себе кумира».

Апостол Павел говорит, что человек, не имеющий любви – ничто. Но если послушать и почитать высказывания православных, побывавших на разных митингах, выступающих с разных политических позиций, друг о друге, то ясно: любви  в этих высказываниях точно нет. Есть ненависть и осуждение. Оправдывать агрессию в адрес своих собратьев можно любыми высокими целями. Может быть, выигравшая сторона потом будет торжествовать по поводу достигнутых успехов. Не знаю. Сердце христианина, скорее, должно уже теперь кровью обливаться от стыда за мысли и слова, которые нами владеют. Какая победа может быть выше Евангелия?.. Мы — уверен — будем жалеть о сказанном, о времени, потраченном на ненависть.

Но пока – озлобление, в котором мы как-то забываем, что  Бог любит кроме нас, выступающих «в одном лагере», ещё и Путина, и Навального, и Чирикову, и Кургиняна. А не только нас — «белых и пушистеньких».

Православные люди это чувствуют. Они чувствуют, что в духовном плане не все с нами в порядке. И ощущая это, зачем-то пытаются пытаются прикрыть себя чуть ли не Божественной санкцией, словами о Правде и обличении мирового Зла. Не желая признать, что на Поклонную или Болотную площади их толкают исключительно человеческие страсти и переживания. Что мы не находим в традиции Церкви Божественного оправдания «массовке» как обличителю власти. Что такое обличение было уделом людей праведной, святой жизни. Было личным подвигом патриарха и праведника, причём, которому часто против его воли Сам Бог повелевал идти и говорить.

Я знаю, что снова не буду понят. Меня станут обвинять в том, что я против кого-то: «оранжевых» или «красных». Нет. Я не говорю о том, чтобы не ходить на митинги. Это конституционное право каждого гражданина. Но если бы мы, православные, хотя бы признали, что действуем не по Божьей воле, а  по собственному «не могу молчать» и «не знаю, что ещё сделать», в силу нашего несовершенства!.. Тогда, наверное, мы были бы внимательнее к своим словам и делам. Мы бы не позволили многих вещей в адрес друг друга, которые делаем сейчас. Мы боялись бы согрешить и следили бы за своим сердцем. И даже на митинг шли бы, как это ни звучит парадоксально, со смирением. Иначе так легко опьянеть от своей роли борца и спасителя, и стать за «правду»… Но против Христа в своём собственном сердце.

Читая интернет-дневники дорогих мне людей, случаи выступления некоторых православных участников митингов, я вижу правду Патриарха. Патриарх Кирилл, которого многие из нас поспешили (как у нас водится) раскритиковать, правильно указывал нам, где истинное место борьбы и спасения для христианина. Потому что какие же мы христиане после всего того, что сказали и передумали друг о друге за несколько последних дней… Увы, пока скорее — будущие вешатели и распинатели друг друга.

ИСТОЧНИК: Портал «Православие и Мир»

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.