Виктор Христенко: «Прийти в храм помолчать»

Когда я умру, похороните меня здесь, — однажды попросил я своих друзей. Не знаю, как и отчего эта мысль пришла мне в голову. Я и сам страшно удивился, что такая просьба вдруг невольно у меня вырвалась. Было это в Старицком Свято-Успенском монастыре в Тверской области. С тех пор он стал важной частью моей жизни…

* * *

Десять лет назад у нас в семье сложилась традиция: каждое воскресенье мы с супругой выбирались за город, ездили по разным местам в радиусе до двухсот километров от Москвы — просто посмотреть. Я серьезно и давно увлекаюсь фотографией, для меня эти поездки всегда были еще и возможностью сделать интересные кадры. Такие выезды мы совершали в течение полутора-двух лет. И однажды случайно оказались в городе Старица, увидели полуразрушенный монастырь. Посмотрели, поговорили с местными жителями. И тут я понял, что мне отчего-то очень хочется вернуться сюда на следующий же день. Что-то не отпускало, тянуло обратно. Буквально назавтра мы снова приехали сюда, теперь уже с друзьями… С этого дня началась история восстановления Старицкого Свято-Успенского монастыря.

Как так получилось, что жизнь свела нас именно с этим местом? Не знаю. Ведь ни у меня, ни у супруги здесь нет ни родных, ни близких, ни знакомых. Тогда, десять лет назад, я, конечно, об этом не задумывался, но сейчас точно понимаю, что нас привел сюда Божий промысел. Иначе объяснить это я себе не могу.

Восстановление монастыря стало для нас делом семейным, личным. В нем участвуют самые близкие мне люди, мои дети. Они сами к этому тянутся, самостоятельно выступают кураторами по восстановлению целых объектов в монастыре. Предать гласности эту нашу деятельность мы в последнее время в каком-то смысле были вынуждены. Мы с супругой все же люди публичные, и когда журналисты спрашивают: «А правда, что Вы участвуете в возрождении монастыря? Ведь в Вашей официальной биографии об этом ни слова не сказано…» — я не могу лукавить и говорить: «Нет, я этим не занимаюсь». А не сказано об этом нигде, потому что нет ни желания, ни потребности афишировать эту сторону моей жизни. Однако совсем другое дело — говорить о самом монастыре. И если для того чтобы это место люди знали и любили, требуется наше публичное усилие, то мы с женой с радостью готовы его прикладывать.

* * *

Возрождение монастыря складывается из двух частей. Первая — то, что условно называется «стены»: реконструкция, восстановление, воссоздание облика, все то, что связано с камнем, раствором, отоплением, росписью и т. д. Но все это было бы пустым усилием, если бы в этих стенах не началась новая жизнь, у которой два источника — монахи и миряне. Эта вторая часть возрождения для меня не менее важна, чем первая. Поэтому Фонд возрождения Старицкого Свято-Успенского монастыря, кроме восстановительных работ, занимается и социальными программами. Одна из них называется «Дети Старицы». Например, мы создали Центр духовного развития детей и молодежи «Образ», где дети изучают «Основы православной культуры»; придумали школу звонарей «Малиновый звон», школу юных экскурсоводов. Одни ребята поют в детском хоре, другие — ходят в школу юных журналистов и фотокорреспондентов и издают свою газету, третьи занимаются живописью. Некоторые настолько преуспевают, что в ходе этих занятий определяются с профессией. Но главное, что все эти занятия группируются вокруг монастыря. В обозримом будущем мы построим при монастыре воскресную школу, которая станет центром программы «Дети Старицы». Не хочу говорить громких слов, но я действительно убежден, что наше дело — «инвестиция в будущее», потому что у детей есть шанс вырасти духовно здоровыми людьми, нравственность для них будет не пустым звуком. Ведь все наши ребята — из обычных семей российской глубинки. Часто это проблемные неполные семьи, с низким доходом. И потому мне кажется важным, что у таких детей появляется место, где они будут не только проводить время с интересом и пользой, не только чему-то учиться, но еще и находиться, так скажем, в духовно-нравственной безопасности.

Мы обязательно приглашаем отмечать церковные праздники детей и их родителей. Казалось бы, что тут такого? Но каждый раз, когда я во время этих праздников вижу детские глаза, во мне возникает уверенность, что все, что мы делаем, — не зря. Лица детей преображаются — они как будто становятся яснее, в них читается желание развиваться, радоваться и, не сочтите за пафос, творить добро. Я убежден, что причина такого преображения — атмосфера православного монастыря. Погружение в нее рождает в них интерес к жизни.

Есть и другие благотворительные программы. Например, «Библиотека Фонда» за эти годы выпустила целый ряд изданий, в том числе книги к 900-летию монастыря. В рамках программы «Фильмотека» созданы 3 документальных фильма о монастыре, Патриархе Иове и детях Старицы. Несколько лет старицкие студенты получают стипендии Фонда в рамках нашей «Стипендиальной программмы». А в юбилейный год в обитель в рамках программы «Возвращение святынь» были принесены две чтимые иконы.

 

* * *

Мы не ставили задачу восстановить монастырь мгновенно. Ведь не всякое служение терпит суету. Поэтому мы намеренно не спешим. Нам важно делать наше дело с пониманием, с погружением, с соблюдением всех канонов, норм и правил — как церковных (в том, что касается, например, росписи храмов), так и чисто технологических. Поэтому мы медленно двигаемся шаг за шагом. И этот путь, который сегодня насчитывает уже десять лет, сам по себе тоже имеет для нас огромную ценность. Он не вспышка, которая мелькнула и исчезла, не краткая строчка в биографии. Для меня это именно путь последовательного развития. Эти десять лет многое поменяли во мне самом. Я начал все глубже и глубже погружаться в то, что мы называем церковной жизнью, православной традицией, что десять лет назад для меня было совершенно немыслимо. Мои родители были коммунистами. И, понятное дело, людьми нецерковными. Поэтому в детстве, в юности о православии, вере никто не говорил. Решение креститься я принял, будучи уже сложившимся, взрослым человеком. Это было после президентских выборов 1996 года. Я тогда жил и работал в Челябинске и волею судьбы стал руководителем предвыборного штаба Бориса Ельцина по Челябинской области. Это было для меня непростой ношей. Ситуация в регионе была сложной,  многое приходилось пропускать через себя. И хотя выборы по области тогда закончились с результатами даже более высокими, чем от нас ожидали, после этой победы я не чувствовал себя окрыленным. Наоборот, ощущал полное опустошение. Я в каком-то смысле себя сжег. Нужно было откуда-то черпать силы, чтобы работать дальше. И в этот момент я принял для себя осмысленное решение креститься. Причем вместе со мной крестились и все мои дети.

Но это было лишь первое прикосновение. Серьезное отношение к православию, к Русской Православной Церкви появилось только в процессе работы по восстановлению Старицкого монастыря. Наш труд не остался незамеченным со стороны священноначалия. В июле 2010 года Святейший Патриарх Кирилл совершал первосвятительский визит в Тверскую епархию, побывал и в Старицком монастыре. На меня произвели колоссальное впечатление слова Патриарха. И не только те, что были сказаны в проповеди после Литургии, но и за трапезой, уже в неофициальной обстановке. Это были пронзительные по своей сути наставления о вере, которая должна сочетаться с делами человека. Он говорил и о том, что можно считать поступком веры, а что — нет. О том, как может складываться судьба возрожденного храма и судьба человека, возрождавшего этот храм. А это те вопросы, которые меня сейчас по-настоящему волнуют.

Я убежден, что монастырь не должен быть изолированным от мира, в том смысле, что он должен быть открыт для всех, кто внутренне уже готов или готовится стать ближе к Богу. И именно эта открытость способна побудить человека прийти в храм. И пускай этот человек, оказавшись в церкви, не будет знать в точности всех правил, обрядов и канонов. Ведь часто человеку нужно зайти в храм, чтобы просто помолчать, сосредоточиться и погрузиться в собственный внутренний мир. Ведь сегодня — в той бешеной и, прямо скажем, греховной жизни, которой все мы живем, — человеку особенно важно умение чувствовать самого себя, умение рефлексировать над своими поступками, понимать их и соотносить с духовным идеалом. Я всегда считал, что плох не тот человек, который совершает дурные поступки, а тот, который им не ужасается. И это для меня во многом рифмуется с тем, что я услышал тогда от Патриарха Кирилла.

* * *

Мы часто употребляем выражение «Богом забытое место». Но я верю, что у Бога — ничто не забыто. Просто важно, чтобы те или иные места не были забыты еще и людьми.Поэтому мы изо всех сил стараемся, чтобы он жил. И чем больше я смотрю на Старицкий монастырь, тем больше понимаю: у нас на глазах, постепенно он превращается в центр притяжения для всех окрестных жителей. Я хорошо помню, как в первые наши приезды сюда неоднократно слышал вслед от местных жителей:  «Вот им делать нечего, решили руины перекрашивать. Лучше бы эти деньги отдали нам». Прошло десять лет — больше так никто не говорит.

Виктор Борисович Христенко родился 28 августа 1957 года в Челябинске.

В 1979 году окончил Челябинский политехнический институт по специальности «экономика и организация строительства», в 1995 — Академию народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации. Доктор экономических наук, автор ряда научных работ. В 1990 году был избран депутатом Челябинского городского Совета народных депутатов. С 1991 по 1996 гг. занимал должность заместителя губернатора Челябинской области.
В 1997 году назначен полномочным представителем Президента Российской Федерации в Челябинской области. С 1997 по 1998 год занимал пост заместителя Министра финансов Российской Федерации. В 1998 году назначен Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации. С 1998 по 1999 год занимал должность первого заместителя Министра финансов Российской Федерации. С мая 1999 года — Первый Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации. С 10 января 2000 года — заместитель Председателя Правительства Российской Федерации.
С 24 февраля по 5 марта 2004 года — исполняющий обязанности Председателя Правительства Российской Федерации.
9 марта 2004 года назначен Министром промышленности и энергетики Российской Федерации.
12 мая 2008 года  — Министром промышленности и торговли Российской Федерации. Председатель Благотворительного фонда возрождения Старицкого Свято-Успенского монастыря. Женат вторым браком. Имеет троих детей от первого брака.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.