Веник

Анна Бурмистрова с 2011 года руководит экологической фермой «Благословение» в Орловской области. Сейчас там образцовое хозяйство, а в 2011 это была разоренная ферма, которую пришлось поднимать практически с нуля. Но Анна — не просто директор, а еще и блогер. На сайте фермы она ведет блог о том, что получается и что нет. Самое важное и интересное из ее записей читайте на “Фоме”.  

Часто в жизни бывает так, что неизгладимое впечатление оставляют какие-то мелочи. Не помнишь всей мизансцены, а какой-то стоп-кадр врезался в память. Некая реперная точка, какие используют землемеры для привязки конкретного участка к карте. Наверное, в моменты, про которые говорят, что вся жизнь пролетела перед глазами, и будешь вспоминать эти «реперные точки».

Вот пример. Мои первые роды. Лежу я после, не слышу никаких жизнеутверждающих звуков младенца — и забрасываю безмолвные спины врачей вопросами: «Почему не кричит? Жив? Что с ним?» В ответ молчание. И вдруг самая строгая акушерка говорит: «Ой, а ямочки-то на щёчках какие!» И я выдохнула — не нужно ни диагнозов, ни медицинских пояснений, если человек, ответственный за детскую жизнь, восхищается такой мелочью!

Я поняла, что мой ребёнок будет жить, когда услышала про ямочки. А вот понимание, что ферма будет жить, ко мне пришло, когда я увидела веник! Самый обычный домашний веник.

Итак, добро пожаловать в прошлое. Получив ключи от фермы, мы открыли дверь дрожащими руками и пошли осматривать владения. Новое красивое здание с планировкой, претендующей на некие изыски, и всюду таблички «Посторонним вход воспрещен!»

Это не просто таблички, это маяки! Один из важнейших атрибутов начальничества, если хотите. Вторым атрибутом является начальственное тронное кресло. Так вот, став руководителем неважно чего, сразу нужно расставить акценты! Во-первых, кресло, чтобы все понимали, кто тут главный. Во-вторых, таблички, чтобы закрепить владения и указать посторонним на то, что они тут прав не имеют. К табличкам требования строже, чем к креслу. Это кресло может быть любым из многообразия форм, а табличка строго должна быть писана золотом на красном. Её цель угрожающе и предупреждающе кричать, что здесь есть царь, и целыми днями лёгким росчерком пера он расставляет запятые в «казнить нельзя помиловать». И вроде уже не важно, что в царстве два худых ведра и деятельность, видимая только на бумаге.

План работ наметили, таблички демонтировали, работы по благоустройству начали. Следующий важный шаг — работники. И вот тут-то всё и завертелось: нескончаемая череда лиц и калейдоскоп имён. Я не скажу, что попадались какие-то особенные пьяницы, бездельники, дебоширы и нечистые на руку. Нет, люди приходили обычные и, наверное, работниками они были бы средними. Но мы горели фермой, нам нужны были соратники, энтузиасты. Ферма стала долгожданным любимым дитём, которое не оставишь равнодушным нянькам. Приезжала я среди ночи и видела на ферме выпивающих дядечек, играющих в дурака. На мои возмущения они искренне недоумевали: «А что такое? Так все работают!»

Но только я поняла, что моё критиканство табличек и кресел — не что иное, как грех тщеславия, и подавила в себе видимые его ростки, как начала впадать в грех уныния… Мне казалось, что нет конца и края этой проблеме, что взрослое поколение селян развращено колхозами времён распада, а молодежь рождена с желанием бежать. Помните, как у чеховских сестёр: «В Москву! В Москву!» А дома хоть трава не расти, дом — это же временно. Страшно было до тошноты, что живут на ферме живые существа, и обречены они на гибель от недогляда, что затеян такой проект, и всё тщетно.

И вот в один прекрасный ноябрьский день я зашла почитать журнал о сданной смене и в комнате персонала увидела веник. Нет, не так — ВЕНИК! То, что работники принесли веник, стало для меня потрясением, как для завзятого холостяка приход приглашённой на чай девушки с зубной щёткой, комнатными тапками и геранью в горшке. Только для него — кошмар, а для меня — наоборот! Люди пришли работать не на день, не на два, не просто отсидеться, а собираются мало того, что за птицей смотреть, так ещё и приводить в порядок своё рабочее место!

Я веник-то сфотогографировала, правда на фотографии затесались дети-собаки, но смотрим на веник :)Именно, он заставил меня понять, что все не зря, за все СЛАВА БОГУ!

Фото из личного архива автора

Продолжение следует…

—————————————————————————————————————————————

Ферма «Благословение» поддерживает строительство храма Рождества Пресвятой Богородицы в деревне Жудре Орловской области Хотынецкого района. Проект по возведению храма осуществляют: благочинный Хотынецкого района, протоиерей Василий Стойка, и основатель фермы Благословение, расположенной в деревне, Святослав Можей. 

«Мы мечтали, чтобы рядом был храм — чтобы каждое дело, каждый день начинались с общей молитвы и молитвой завершались. Оказалось, что местные жители давно хотели построить в деревне храм. Испокон веков храм был основой крестьянской общины, центром общинной жизни. Там, где храм жив, где селяне участвуют в церковной жизни — село прирастает и здравствует. И нам хотелось, чтобы этот благословенный край обрел новое начало, чтобы люди перестали уезжать в города, бросать свои дома в поисках работы…»

Каждый из нас может внести свою лепту в строительство храма: 

Пожертвовать онлайн

Реквизиты:

АНО развития духовно-нравственных начал общества «Символик»
ИНН 5752060407
КПП 575201001
ОКТМО 54701000
Р/С 40703810400001454101 в АО «Райфайзенбанк» г.Москва
БИК 044525700
Корр/счёт 30101810200000000700
Подробнее: строим-храм.рф
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.