В России необходимо создавать «ученые монастыри», считает митрополит Волоколамский Иларион

Для монахов-ученых, а также для тех иноков, кто желает повысить свой образовательный статус необходимо создавать в России «ученые монастыри», считает митрополит Волоколамский Иларион, сообщает РИА Новости.

— Чтобы ученые иноки появились, нужны ученые монастыри. Для ученых иноков должна быть создана благоприятная атмосфера, которая бы способствовала их научному и духовному росту, — заявил владыка Иларион на международной конференции, посвященной проекту «Положения о монастырях и монашестве», прошедшей накануне в Троице-Сергиевой лавре.

Митрополит отметил, что главным отличием западного монашества от восточного сегодня является «гораздо большая степень дифференциации призвания», то есть на Западе, желающие заниматься наукой, имеют реальную возможность ею заниматься.

— У нас нет ученых монастырей и почти нет ученых иноков, а недоверие к науке, образованию и просвещению … прочно сохраняется в монашеской среде, — отметил представитель Церкви.

По словам владыки Илариона, причиной этого является предубеждение, что «ученость не нужна для спасения, несовместима со смирением».

— Ученых иноков мало. Во многих монастырях нет достаточных условий для их развития. У нас сегодня ученое монашество в основном развивается при духовных школах, в частности, при Московской духовной академии, — констатировал митрополит.

При этом он напомнил, что монастыри всегда были центрами просвещения, и отметил, что Церковь не может жить в отрыве от науки.

— И в этом смысле у монашества всегда была, по крайней мере, последние много веков — передавая роль, огромные миссионерские функции. До революции у нас были и ученые, и иноки, миссионеры, — заключил владыка Иларион.

Редакция
рубрика: Авторы » Р »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Сентябрь 24, 2013 21:38

    Слава Богу! Давно ожидаемое углублённое понимание роли монашества в жизни Церкви нашло отражение в конкретных предложениях. До сих пор монашеству искусственно отводилась роль исключительно сугубых молитвенников за весь мир, исихастов, старцев, чудотворцев…
    Вот они и появились сразу, — только из-за линии духовного фронта. Большинство мужских монастырей России в 21 веке опустело, не успев обрасти братией. Есть, конечно, несколько крупных центров паломничества, в которых в силу разнообразия деятельности достаточно монашествующих, но в большинстве обителей всего по-несколько насельников, включая священнослужителей. Зато на клиросах мужских монастырей, даже в одном епархиальном, пришлось наблюдать и бабушек и не совсем. Что касается грамотных и творчески одарённых иноков, то их часто просто «смиряют до зела» настоятели и наместники, которым ни учёные ни миссионеры не нужны. Молитва в таких монастырях — не образ жизни, а отговорка от необходимости исполнять послушания Церкви. Потому как молитву не видно и отчитаться за неё просто: вот оно — расписание богослужений; вот оно — благословлённое многочасовое правило. А вот с плодами молитвы, в том числе с необходимым просвещением хотя бы самих себя, дело обстоит куда хуже.
    Поэтому хочется надеяться, что митрополит Илларион — монах, учёный, композитор не останется в меньшинстве в своём благом начинании.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.