В летнем лагере без родителей

или о чем надо знать, отправляя ребенка на отдых

 

Многие родители панически боятся лагерей и рисуют себе страшные картины: дети ходят строем, купаются по свистку, давятся липкой кашей и бьют друг друга. Бывает и так — но это не вся правда
о летних лагерях.

Бабушки, которые берут ребенка летом на дачу, есть не у всех, и прожить месяц-другой у моря не каждая семья может себе позволить. А три месяца в городе любого ребенка превратят в очумевшего вождя краснокожих. Так что летний лагерь — хороший выход. Но иногда одна мелочь наслаивается на другую, и целый месяц лета оказывается испорчен. О чем надо помнить, чтобы лагерь ребенку был в радость?

Лагеря сейчас бывают разные. Школьные лагеря для детей, вынужденно оставшихся в городе; летние оздоровительные от предприятий; лагеря от школ иностранного языка; компьютерные лагеря и летние школы математиков, физиков, биологов. Есть чисто развлекательные, есть трудовые, есть приключенческие: верховая езда, пещеры, лабиринты, горные походы. Есть местные, в области, есть южные, на морском побережье — российские и украинские, есть иностранные. На любой вкус и кошелек.

Но при этом есть общие правила, о которых родителям и детям надо помнить еще до сборов в лагерь. Об этом я поговорила с тремя вожатыми. Юлия Скрябина — учитель русского и литературы и мать троих детей, а летом уже много лет работает в подмосковных лагерях. Анастасия Юрищева — студентка Российского государственного социального университета, летом работает в лагерях с выездом за границу. Ольга Оводова, многодетная мать и вожатая с большим опытом, уже несколько лет проводит летние месяцы в трудовом лагере при одном из монастырей в средней полосе России.

Как выбрать лагерь

Первое, что нужно сделать, — это понять, какая программа в лагере, чем дети будут заняты. «Если в лагере каждый вечер дискотека — это плохой лагерь, — поясняет Юлия Скрябина. — Это значит, что взрослые не умеют организовать детей вечером, поэтому отправляют их танцевать и занимаются своими делами. Вообще лагеря бывают двух видов: “штурвал” и без “штурвала”. “Штурвал” — это лагерь, в котором весь день ребенка расписан, он все время чем-то занят, и нет ни одной свободной минуты. Детям часто бывает тяжело — иногда такое плотное расписание приводит к массовым отказам от занятий. Они устают от такой системы, просятся в библиотеке посидеть, книжку почитать, остаться в палате… В других лагерях расписание посвободнее: утром и вечером кружки, днем остается время для творчества, прогулок, общения друг с другом и взрослыми. Но, разумеется, дети не должны быть предоставлены сами себе».

«В современной педагогике считается, что это очень хорошо — чтобы ребенок был все время занят, тогда у него не будет времени на глупости; это считается критерием хорошего лагеря. —  подтверждает Ольга Оводова. — На деле оказывается, что самое лучшее в лагере нельзя предусмотреть расписанием. Я, например, была очень рада, когда у нас однажды вечером дети ставили фотоаппарат на большую выдержку и рисовали фонариком фигуры. Мне не кажется, что хорошо, когда вздохнуть нельзя, нет свободного времени, нет возможности самому найти что-то интересное».

Второе — обязательно надо смотреть рейтинги лагерей на Вожатом.ру (белые и черные списки лагерей на форуме vozh.ru), поискать в сети отзывы о выбранном вами лагере.

Важный совет: если вы выбрали для ребенка-интроверта лагерь, где каждую минуту что-то происходит, — предупредите вожатых, чтобы они нашли для него возможность побыть в тишине, покое и уединении. Дети ведь, особенно впечатлительные, замкнутые, устают от общения, от необходимости постоянно быть на людях, в коллективе; им нужно время, чтобы отдохнуть душой, успокоиться, в одиночестве пережить и переработать свои впечатления, просто побыть наедине с собой.

В некоторых лагерях, особенно языковых, действует система, где нет деления на отряды по возрастам. Обычно в таких лагерях трудно приходится самым младшим, которые не успевают за старшими, и это тоже надо учитывать. С другой стороны, в скаутских лагерях, где разновозрастные коллективы — один из базовых принципов скаутинга, умеют так организовать жизнь детей, что младшие не чувствуют себя лишними, а старшие заботятся о младших и занимаются их развитием.

«Особая статья — южные лагеря, — предупреждает Юлия Скрябина.— Во многих из них даже не заботятся о том, чем занимать детей: кажется, море само по себе занятие. Дети оказываются предоставлены сами себе. Кроме того, на территории лагерей много киосков и кафе, торгующих чипсами, газировкой и шоколадом, дети спускают на это все деньги, выделенные на экскурсии, и не едят в столовой. Поэтому, если вы отправляете ребенка на юг, — обращайте внимание на программу лагеря… и попробуйте узнать про киоски и кафе».

Ребенок: инструкция по применению

«По-хорошему, к каждому ребенку должна прилагаться инструкция по применению, — делится наболевшим Ольга Оводова. — Это иллюзия, что хороший педагог должен за полчаса понять всё, что родители узнали о ребенке за предыдущие десять-двенадцать лет. Я за то, чтобы родители максимально подробно писали для вожатых все об особенностях здоровья и поведения своих детей: скажем, что он не переносит публичных выступлений. В одном из православных лагерей, с которым я сотрудничаю, родителям дают заполнить анкету, в которой есть такой пункт, например: “Как добиться от вашего ребенка выполнения правил?” Чем подробнее будет написано, как вести себя с вашим ребенком — тем легче всем будет».

Все вожатые подчеркивают: если у вашего ребенка есть редкие пищевые аллергии, если он страдает астмой, если он чего-то не ест ни в коем случае — об этом обязательно нужно написать вожатым, чтобы они знали, что предпринять и как помогать ребенку.

«Не надо посылать в лагерь детей с нерешенными психологическими проблемами, — уверена Анастасия Юрищева. — У нас однажды был случай, когда девочка-подросток несколько раз пыталась покончить с собой. Вожатые круглосуточно дежурили у нее в комнате. Лагерь заграничный, вызвать родителей мы не можем; в итоге начальнику лагеря в середине сезона пришлось отвезти ее в Россию».

«Маленькие, 6-7-летние дети, часто очень тоскуют по маме. — добавляет Юлия Скрябина. — Хотят домой, плачут, им трудно дается привыкание к режиму. Некоторые перестают есть даже не потому, что казенная еда, а просто от тоски. Ночью боятся спать».

Об этом же говорит и Анастасия Юрищева: «Некоторые привыкают, а некоторые так и плачут до конца смены. Если ребенок плачет каждый день — лучше его забрать. В зимнюю смену многие огорчаются: как это мы без родителей будем отмечать Новый год. Мы, конечно, устраиваем им праздник, но если для ребенка важно встретить Новый год именно в семье, может быть, не стоит его отправлять в лагерь именно в канун праздника».

«У разных детей — разная приспособленность к общению, — поясняет Анастасия Юрищева. — Бывают конфликтные дети, которые постоянно нарываются на проблемы. Родителям таких детей стоит предупредить вожатых заранее. Еще один сложный тип — дети-скептики. Один такой всю смену ходил в наушниках, слушал музыку, ни в чем не участвовал и говорил: “я не знаю, зачем я сюда поехал”, “мне с ними неинтересно”. Вопрос “зачем я туда поехал” родителям стоит выяснять с детьми дома, до лагеря, особенно если ребенка посылают за границу, откуда его нельзя быстро забрать домой. Хотя мы стараемся втянуть детей в общие дела, большинство все-таки включается».

Есть еще один сложный вопрос — приемные дети или дети под опекой. Юлия Скрябина поясняет: «Некоторые из таких детей, особенно с большим опытом пребывания в детском доме и малом опыте жизни в приемной семье, приезжают в обычный детский лагерь, заранее настроенные против взрослых. Мы не знаем, что это за ребенок, что с ним было в детском доме и семье, откуда его изъяли, отчего он в конфликте со взрослым миром; это не та задача, которую может решить обычный вожатый. Иногда такие дети сбегают. Совершенно точно не следует отправлять ребенка в лагерь, если он уже пытался из лагеря сбежать».

Сборы

Дорогих вещей давать не надо: они в лагере теряются, телефоны часто крадут. Все вожатые категорически не рекомендуют давать игровые приставки вроде PSP: тогда дети занимаются только играми.

«У одного мальчика я глазки увидела только на третьей неделе лагеря, когда мы убедили родителей — уже во второй родительский день — увезти PSP», — рассказывает Ольга Оводова.

Если ваш ребенок уже в подростковом возрасте — не поленитесь, посмотрите, что он берет с собой. Юлия Скрябина вспоминает: «У нас был случай: девочка привезла с собой блок сигарет, а родители уверяли вожатых, что она его купила в лагере».

Собирая детские вещи в лагерь, их надо подписать перманентным маркером. Особенно те из них, которые легко теряются: кепки, куртки и обувь. Причем обозначить принадлежность вещи надо не тайным знаком, понятным только хозяину, а именем и фамилией, а если заранее известен номер отряда — то и его указать.

Поделюсь своим опытом: когда я собирала детей в лагерь, то раскладывала вещи по пакетам и на каждом маркером писала: футболки, трусы, толстовки, носки… Это не то чтобы спасает от звонков из лагеря с вопросами «Мам, где мой ремень?» или «Куда ты положила мои джинсы?», но сокращает их количество.

Трусов и носков, если дети едут на 21 день, надо дать с собой на каждый день. Или дать половину, забрать грязное и привезти чистое в родительский день. Или узнать, есть ли возможность пользоваться стиральной машиной (и тогда напоминать, чтобы стирали белье, вожатый за всеми уследить не может). Или, наконец, научить ребенка стирать трусы и носки мылом вручную.

Еще один важный бытовой момент упоминает Ольга Оводова: «Не стоит покупать детям перед отъездом все новое: иногда они, свалив новые вещи в общую кучу, потом не могут даже опознать их. В некоторых лагерях, например, уличную обувь оставляют у входа, в коридоре, и дети иной раз не могут найти свои кроссовки. Лучше давать старые вещи — дети их помнят, да и не так их жалко, если потеряются. Кепок или панамок лучше давать две, первую теряют сразу. Если лагерь в лесу — имеет смысл, особенно в этом году (невероятно много клещей) дать ветровку с резинками на рукавах, но легкую».

Еда

Может, это и очевидно, но все же напомню: отправляя детей в дорогу, не давайте им никаких скоропортящихся продуктов. Вареная колбаса, пролежавшая несколько дней в чемодане — это уже не колбаса, а ботулизм в чистом виде.

Теперь о питании в лагере. Переход с домашней еды на непривычную столовскую многим детям дается тяжело. «Еда в столовых диетическая, детям она кажется пресной, — объясняет Юлия Скрябина. — Многие не едят на обед все три блюда, многие не понимают, почему они должны утром есть кашу. Бывают дети, которые вообще отказываются есть — вплоть до голодных обмороков. Вожатым приходится идти на невозможные ухищрения, чтобы их накормить».

«У нас был мальчик, — вспоминает Ольга Оводова, — который не ел картошку ни в каком виде — даже от супа отказывался, если в нем картошка. Мы оставляли ему гречку от завтрака, советовались с мамой, что делать… Если ребенок очень разборчивый в еде, надо или дома приучать его есть разнообразную еду, или не отправлять в лагерь, или объяснять вожатым, что с ним делать, если он отказывается есть. Правда, мы заметили, что после четырех часов интенсивного труда разборчивость в еде сильно снижается».

Ну и — никаких заначек хлеба под подушкой, никаких складов еды в шкафах.

Общение

Одни дети вписываются в коллектив сразу, другие с трудом. Одних любят, других не любят. Можно ли помочь ребенку добиться, чтобы его не обижали?

Некоторые дети не принимают лагерных правил — дружного подъема, коллективного отбоя, хождения строем. Конечно, это дело вожатого — научить детей жить по правилам и принимать их спокойно, но родители тоже могут помочь правильно воспринимать лагерь. Особенно вредно вслух критиковать «совковые порядки».

«Дети не любят тех, кто портит им настроение, брюзжит, закатывает истерики, навязывает им свои эмоции, — говорит Юлия Скрябина. — Не любят пессимистов. В штыки принимают выступления на тему “здесь все плохо, вожатые дураки, лагерь отстой”. Особенно скверно получается, когда такой недовольный появляется в компании завсегдатаев, которые в лагере не первый раз, любят вожатых, весь год ждут встречи с ними и со своими друзьями… Обязательно надо учить детей высказывать свое недовольство вежливо и спокойно, никого не оскорбляя. И стоит им напомнить, что не надо во что бы то ни стало обращать на себя внимание — в хорошем лагере обязательно проводятся игры на сплочение коллектива и выявление лидера; его и так заметят, а способности используют по максимуму».

Есть очень важная тема: родительский день, обычно он бывает в середине смены. «Некоторые родители, — замечает Юлия Скрябина, — приезжают, сразу куда-то уводят ребенка, чем-то его кормят, возвращают под вечер и сразу уезжают. Это не очень правильно. По-хорошему — надо и в корпус зайти, и посмотреть, как там ребенок устроился, посмотреть, какое у него настроение, поговорить с его друзьями, с вожатым… Так многое становится понятно; можно даже много нового узнать о своем ребенке».

Иной ребенок каждый день трезвонит родителям с требованием забрать его немедленно. Родители срываются с места, приезжают — и обнаруживают, что все в порядке… Вожатые советуют дать ребенку несколько дней на привыкание и не мчаться в лагерь по первой жалобе. Но вот если и через несколько дней ребенок плачет по телефону и жалуется — особенно на конфликты с другими детьми — то надо говорить со взрослыми. Может быть, понадобится перевести его в другой отряд, может быть — даже забрать.

Впрочем, по словам Анастасии Юрищевой, дети иногда раскрываются с самой неожиданной стороны: «Я помню, как одна мама отправляла мальчика в лагерь со слезами, он до самого отправления держал ее за руку и трогательно прощался; мама просила обязательно подходить к нему перед сном, посидеть с ним, чтобы ему было не одиноко, потому что он уязвимый, особенный… Я уже к середине смены забыла, что он уязвимый и особенный, он со мной громче всех песни пел и смеялся».

«Многие дети не умеют себя занять, — добавляет Ольга Оводова. — Конечно, для того их и в лагерь отправляют, чтобы их занимали. Но хорошо бы перед отъездом в лагерь научить ребенка играть в несколько дворовых игр: в “вышибалу”, например, — чтобы было чем заняться, когда будет свободное время. Девочкам можно дать с собой резиночку, она обычно пользуется популярностью».

А вообще, как подчеркивают все вожатые, лагерь — это большая игра со своими условиями. Успех ребенка в лагере в значительной степени зависит от того, принимает он условия игры или нет. Если он способен на игру — он раскроется, получит от лагеря удовольствие.

* * *

…Я знаю довольно много родителей, которые панически боятся лагерей и рисуют себе страшные картины: дети ходят строем, купаются по свистку, давятся липкой кашей и бьют друг друга. Бывает и так — но это не вся правда о летних лагерях.

Потому что лагерь — это еще и сосны, и речка, и первая любовь. И поход, где мы спали в палатках и чистили закопченные кастрюли песком. И страшные истории по ночам, и ночные вылазки из корпуса с прогулками в крапиве, и «королевская ночь», когда всех мажут зубной пастой, и прощание со слезами и рисованием друг у друга на футболках… И встречи рассвета, и секретные перешептывания с лучшей подружкой, и концерты, и коллективное дуракаваляние — веселая, вольная летняя жизнь, полная новых возможностей.  

Фото: ИТАР-ТАСС.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.