УЧА — УЧУСЬ

Монолог преподавателя ОПК

В апреле этого года в 19 регионах России начинается эксперимент по изучению основ религии и светской этики. Учебники отпечатаны, школьники готовы, нужные согласия и распоряжения даны, однако страсти и споры по поводу необходимости введения подобного предмета продолжаются. В это же самое время в Бердянске Запорожской области сложилась уникальная для Украины ситуация: здесь почти во всех школах города пятый год факультативно читают курс «основы православной культуры». Впечатлениями от этого «Фома» попросил поделиться Елену Сердюк, преподавателя русского языка, зарубежной литературы, а с недавних пор и нового предмета — ОПК.

«Docendo discimus (Уча других, мы учимся сами)», — говорили древние. Вряд ли можно найти более меткое выражение, описывающее нашу ситуацию. Сегодня для нас ОПК — это предмет, в котором мы учимся вместе с учениками. Подчас дети задают такие неожиданные и глубокие вопросы, что ответы на них хотелось бы узнать и самому. Приходится разбираться, искать информацию, прибегать к компетентному мнению отца Олега Николаева, руководителя фонда «Благовест», организовавшего в Бердянске курсы по подготовке преподавателей ОПК. Вот и выходит, что и детей учим, и сами учимся. Однажды меня спросили: «Как это Бог един, если есть Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой?» Вроде бы и ответ знаешь, а объяснить это ребенку в доступных терминах оказывается чрезвычайно сложно. Умудренный отец Олег ответил тогда мне понятно и просто: «А вы посмотрите на небо. Видите солнце? Оно светило само по себе, а еще дает свет и тепло».

Так сложилось, что основной состав практически всех школьных учителей — люди еще старой, советской закалки. Понятно, что образование тогда было атеистическим, но ведь вопросы духовной жизни человека, истоков культуры все равно всех нас интересовали и продолжают интересовать. В этом смысле ОПК, с одной стороны, восполняет недостающее в сегодняшнем образовании, а с другой — меняет меня самое (не стану говорить обо всех). У меня появилась возможность открыть детям то, что я сама сейчас начала для себя открывать, говорить о том, что интересно и важно лично мне. Отец Олег Николаев уже пятый год встречается с нами, консультирует, отвечает на многие наши вопросы. Да и журнал «Фома» тоже оказывает помощь неоценимую. Мы уже несколько лет выписываем его и используем журнальные публикации на уроках.

Как бы банально и пафосно это ни звучало, но ОПК открывает нам глаза на мир. Многие учителя признаются, например, что заново открыли для себя русскую классическую литературу. И она, как оказалось, глубоко пронизана, пропитана христианскими идеями. Просто раньше мы не отдавали себе в этом отчета…

Интересно отметить, как на предмет реагируют сами школьники. Недавно я была удивлена рассуждениями моих девятиклассников о «Мертвых душах» Гоголя. Дело в том, что в литературной критике существует традиция трактовать Плюшкина в духе «крайней степени нравственного падения». Если представить себе вслед за Данте ад как воронку, уходящую вглубь земли, то спуск может осуществляться только до центра. Единственно возможное движение из точки, далее которой падение невозможно, — подъем. Так вот, один из девятиклассников (слушатель ОПК) заметил, что мотив погружения в «плюшкинской» главе сменяется мотивом подъема. Мотив этот у него получил христианский аспект. Сравнение Плюшкина с «бедным человеком у церковных дверей» он посчитал ключевым в этой главе: ведь у церковных дверей обычно стояли юродивые, почитаемые на Руси святыми. Нашел и наименование Плюшкина «рыболовом»: Христос сказал апостолам Андрею и Петру, которые были рыболовами, что они будут ловцами человеков (см. Мф 4:19).

А главное — в книге сказано, что Плюшкин «подымал с пола все, что ни видел». И тогда весь класс вдруг заметил, что лейтмотивом этой главы «Мертвых душ» становится попытка Плюшкина поднять все, что он оставил на жизненной дороге. Много утрат довелось ему пережить, но он еще способен на теплое человеческое чувство. Он поднимает потерянные вещи, спасая их. Не так ли и Бог подымает и спасает нашу душу, потерянную, потонувшую в грехе? Все эти детские открытия в литературе, истории и в целом в культуре чрезвычайно важны для нас. Мы с очевидностью замечаем, как меняется направление духовного развития ребят. И те, кто посещает занятия ОПК, согласны между собой в том, что для человека на первом месте должны стоять вера, семья, здоровье.

Конечно, не обходится и без трудностей. Отсутствие единого православного педагогического поля — все еще большая проблема для нас. Да и взяться этому полю пока неоткуда. Кроме того, на предмет отводится слишком мало часов, и редких встреч раз в две недели оказывается недостаточно: интерес к предмету явно растет, записываются на него уже целыми классами…

Другой проблемой остается преподавательский состав. Например, нужны ли в школах священники? Для меня этот вопрос открыт. Важно понимать, что очень многое здесь зависит от того, интересен ли предмет ребенку. Факультативов много. И на седьмой урок приходят только те дети, которым действительно это нужно. Поэтому вести такие уроки должен профессиональный, опытный и увлеченный своим делом педагог, которого будут слушать. К тому же желательно, чтобы дети знали учителя не один год и доверяли ему. Если придет учитель со стороны, то вряд ли у них будет хороший контакт.

И все-таки я вижу, насколько важен новый предмет для самих ребят и какой серьезный пробел в образовании он помогает им восполнить. Это видно хотя бы потому, что известные цитаты из Библии больше не кажутся им бессмысленными и непонятными словами.

Недавно с седьмыми классами мы ездили в Запорожье. На острове Хортица есть музей истории Запорожской Сечи. На его территории стоит небольшой Покровский храм. Когда мы с ребятами проходили мимо него, несколько девочек попросили разрешения зайти туда. Вошли, поклонились иконам, помолились. Ведь они уже знают, и как себя в церкви вести, и как она устроена, и что вообще это за место такое. Прийти в храм, соблюдя правила поведения, поставить свечу, помолиться, если необходимо, — все это становится для ребят нормой жизни, они не чувствуют себя в церкви чужими и уже не боятся.

Как мне кажется, основное значение факультатива ОПК состоит в том, что этот предмет помогает передавать детям традиции, которые держат человека на плаву в этой жизни. Основная идея этого курса вовсе не в том, чтобы дать максимум информации о Православии. Для нас главное — зажечь сердце ребенка, передать свет от одного сердца к другому…

 Преподавать ОПК должны учителя

Он инициировал появление курса ОПК в бердянских школах и настаивает на том, что преподавать новый предмет должны учителя, а не священники. Между тем сам он читает лекции по предмету, но уже для преподавателей. Об опыте введения курса основ православной культуры рассказывает протоиерей Олег Николаев, президент благотворительного фонда «Благовест», настоятель храма во имя Святой Троицы города Бердянска:

— Когда в мае 2005 года у нас появилась возможность начать преподавание ОПК в бердянских школах, то первой проблемой стала подготовка учителей. Фонд «Благовест» профинансировал курсы повышения квалификации, закупил партию учебников Людмилы Шевченко. Аспиранты и преподаватели Запорожского университета приехали и прочли курс по ОПК для наших учителей. И уже в сентябре следующего  года предмет был введен в нескольких школах города, а с января 2007 года — во всех школах Бердянска.

Конечно, мы понимали, что этого мало и что сами школьные учителя не успеют быстро изучить предмет, новый и для них самих. Потому мы открыли еженедельные семинары для учителей по основам Православия, создали электронные библиотеки, собрали литературу по богословию и сектоведению, духовную музыку. На базе гороно организовали методическое объединение учителей «Православной культуры» и каждый месяц стали проводить открытые уроки по ОПК в одной из школ. Учителя всегда задавали и задают мне множество вопросов, но отвечать на них не так сложно — они, как правило, носят сугубо богословский характер. А вот дети удивляют своей конкретностью: «Кто поставил забор вокруг рая и зачем его охраняют?», «За что раздают нимбы?» и еще великое множество вопросов.

Перед второй проблемой, уже юридического характера, поставили нас родители. Нам вновь и вновь приходилось доказывать, что никто не собирается силой затаскивать их детей в храмы. Мы объясняли, что ОПК — исключительно культурологический предмет, который не может быть бесполезным, а уж тем более вредным.

Мы пытались растопить лед и изменить отношение к предмету и директоров школ. Но это уже были другие беседы и другие аргументы — споры о различиях воспитательных подходов, об очевидной утрате нравственных ориентиров и об отсутствии государственной идеологии.

Наверное, именно то, что преподавать предмет стали не священники, а светские учителя, люди из школьной среды, убедило многих в безопасности, если так можно выразиться, курса основ православной культуры. Впрочем, и для нас самих было очевидно, что без знания педагогики, без живого контакта с детьми преподавать даже самый замечательный предмет невозможно, поэтому читать курс ОПК должны именно учителя. За эти четыре года у нас образовалась группа инициативных преподавателей. И многие из них воцерковились, потому что не смогли оставаться сторонними наблюдателями. Они относятся к ОПК уже как к делу своей жизни и не собираются оставлять преподавание. Есть даже такие учителя, которые прямо говорят: «Если нам дирекция не даст часов, мы будем заниматься в любое время, а если не будут оплачивать, то будем заниматься этим бесплатно».

Дети, которые приходят на ежегодные рождественские и пасхальные конкурсы, в коротких сочинениях пишут о том, как меняется их жизнь, о своих впечатлениях от предмета. Они делают это в таких чистых и искренних выражениях, что понимаешь — все не бесполезно. Мы отдаем себе отчет, что в своей борьбе за души учеников мы вряд ли победим телевидение и индустрию развлечений, а может быть, даже потерпим сокрушительное поражение. Но главная наша задача — заронить зерно Правды в души маленьких людей. А что они завтра сделают с этими семенами, в большей степени будет зависеть уже от них самих.

Помню, когда я учился на первом курсе медицинского института, то не любил физику. И за целый год посетил от силы две-три лекции по предмету. Но при всей «теплохладности» к великой науке я все-таки испытывал невероятное личное уважение к профессору, читавшему лекции. Когда пришло время экзаменов, то физика была единственным предметом, к которому я не подготовился вообще, так что мог рассчитывать только на чудо. И оно случилось: в билете, который мне достался, два из трех вопросов были как раз из тех самых лекций, которые я выслушал с большим интересом. В критическую минуту я вспомнил почти все, что услышал тогда, и получил свою четверку. Я часто вспоминаю тот случай. И уверен: если нам удастся донести до детей хотя бы самую малую часть того светлого и непреходящего, что несет в себе христианство, то это малое в трудную минуту может оказаться для них спасительным.

Конечно, не стоит забывать, что главенствующая роль в преподавании основ православной культуры принадлежит личности учителя. Каких учителей мы сможем подготовить и воспитать, такими и будут качественные плоды их трудов.

Многие сегодня видят во внедрении ОПК признаки сращивания государства с Церковью, пытаются обвинить нас в том, что Церковь постепенно теряет цель своего служения и становится лишь помощницей власти в идеологической «обработке» населения. Но я уверен, что те, кто так рассуждает, не правы. Ведь разговор о необходимости такого предмета, как ОПК, начала именно Церковь. Об этом предмете представители церковной иерархии и приходские священники стали говорить задолго до появления государственных программ, направленных на возрождение духовности. Поэтому мы должны только радоваться тому, что государственные мужи наконец-то услышали голос Церкви и, помимо экономических проблем, обратили внимание на вопросы культурно-нравственного состояния нашего общества. Впрочем, происходит это не всегда и не везде, особенно это касается Украины. Так, во многих городах, как и в Бердянске, преподавание ОПК ведется без помощи государственных структур, а порой еще и с преодолением открытого или скрытого противодействия таковых. Поэтому говорить о симфонии, а тем более о сращивании государства с Церковью даже в отдельных вопросах пока нет никаких оснований. Какое уж тут сращивание, когда все держится на голом энтузиазме отдельных неравнодушных людей, как со стороны Церкви, так и со стороны государства! Конечно, очень важно, чтобы Церковь и государство хотя бы в подобных вопросах постарались преодолеть какие-то разделения и противоречия. Но для этого всем без исключения участникам диалога необходимо понять, что времени отпущено не так много и что от согласованности наших действий зависит будущее наших детей и нас самих.

Редакция журнала «Фома» выражает благодарность Александру Валерьевичу Македонскому, председателю наблюдательного совета благотворительного фонда «Благовест» и протоиерею Олегу Николаеву, президенту этого фонда, за помощь, оказанную при подготовке материала.

В оформлении использованы рисунки слушателей курса ОПК из Бердянска.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.