ТВОЙ ВЫБОР

Вот уже три года наш журнал совместно с Электронной библиотекой Максима Мошкова устраивает сетевой литературный Конкурс Святочной Истории. Мы публикуем работу, занявшую первое место в номинации “Короткий рассказ”, и надеемся, что эта первая публикация окажется у Ирины не последней.

Ирина Юрьевна Сафина родилась в 1974 году в городе Комсомольске-на-Амуре (Хабаровский край), где и живет по сей день. Обучается экстерном в Московском государственном университете экономики, статистики и информатики (МЭСИ) по специальности “юриспруденция”. Работает инспектором в Управлении безопасности и режима на авиационном заводе. Писать стихи и прозу начала еще в детстве. Ранее не публиковалась.

Начальник вышел из своего кабинета со стопкой бумаг в руке. Светлана внутренне сжалась. Неужели еще печатать?! Сегодня праздник, уже два часа дня, ужин не приготовлен… и подарок для сына!

Виктор Петрович приблизился к столу и, улыбнувшись, неожиданно и очень элегантно поцеловал ее руку.

– Светлана Андреевна, на сегодня все, – сказал он. – Вы мой самый лучший, самый надежный и безотказный сотрудник. Надеюсь, премия хоть немного оправдает меня в ваших глазах? С праздником!

Выложив на стол белый конверт, он снял с вешалки пальто и направился к выходу. Светлана от неожиданности совершенно растерялась, и только когда дверь приемной закрылась, поняла, что ничего не сказала в ответ. Нужно было поблагодарить, поздравить с наступающим…

Она выбежала в коридор, но там уже никого не было. Вернувшись к столу, открыла конверт. Сумма превосходила все ее ожидания. Мысленно она послала шефу все свои самые теплые чувства и самую горячую благодарность. Этот строгий, порой даже суровый, очень своенравный трудоголик вдруг оказался человеком. Она видела его улыбку – мягкую, добрую, в его глазах на миг сверкнуло что-то лукавое…

Время чудес. Светлана улыбалась, перебирая купюры. Она держала в руках возможность, от которой едва не пришлось отказаться. Теперь, даже если потребуется перевернуть мир, она сделает это – чудо, которое заставит светиться настоящим детским восторгом глаза ее сына.

Быстро одевшись, убрала в сумку конверт, еще раз пересчитала в кошельке свою “праздничную заначку”, подошла к телефону и набрала номер.

– Алло, – ответили на том конце.

– Мам, привет! Все нормально. Режу салат. Не ругайся, тут всем хватит работы. Да, сам кушал. Пока.

Дима положил трубку, побежал на кухню. Быстро убрать, дорезать морковку… что еще? Нет, определенно придется все бросить. Мама уже идет домой! Где же носит этого Костю?

Не сняв кухонного фартука, он выскочил на лестничную площадку и позвонил в дверь напротив. Открыли сразу.

– А я уже хотел идти к тебе, – произнес рыжеволосый паренек, зевая.

– Долго собираешься, – буркнул Дима, – деньги давай!

Костя протянул несколько купюр.

– Все по-честному, Диман. Ты меня знаешь.

Дима махнул рукой и, не пересчитывая, сунул деньги в карман брюк.

“Как же, по-честному, – ворчал про себя Димка, – так я тебе и поверил!” Однако сколько бы ни было, теперь ему хватит.

Одеваясь, он рассматривал себя в зеркале. Непослушные волосы все также упрямо торчали в разные стороны, а вот веснушек, кажется, стало меньше. На подбородке выскочил прыщ. Как у всех в четырнадцать лет.

“А мама говорит, что я сильно взрослый, – вспомнив о матери, Дима улыбнулся. – Но надо же хоть кому-то в семье быть взрослым!”

Они с мамой жили вдвоем. Всегда. Маленький Дима очень завидовал другим детям, за которыми в детский сад приходили бабушки, дедушки, папы. Ему тоже хотелось, чтобы и у них была большая дружная, веселая и шумная семья. Он даже выдумал историю о том, как им с мамой пришлось уехать, а остальные – папа, бабушки и дедушки живут в другом городе, куда они с мамой обязательно вернутся.

Однажды воспитательница рассказала о его фантазиях маме. Дима стоял за приоткрытой дверью и слышал весь разговор. Ему было очень стыдно и страшно. Когда дверь в группу открылась, он хотел убежать, спрятаться, но не мог пошевелиться – просто стоял и, низко опустив голову, рассматривал носки своих сандалий. Мама наклонилась к нему. Она улыбалась.

– Дима, как хорошо, что ты здесь! Давай быстренько одеваться, я накупила два пакета вкусненького и не могу одна дотащить. Поможешь?

Дима молча кивнул. По дороге домой мама рассказывала, как провела день, про цветок, который перепутал время года и зацвел у них на работе. И вдруг подвернула ногу.

– Больно? – спросил Дима.

Она, конечно же, сказала, что нет, не больно, но голос ее дрожал так, как будто она вот-вот расплачется. Кое-как добрались до дома.

Дима был счастлив. В его маленькую голову вдруг пришла большая мысль – не у него есть всего лишь мама, а это он у нее есть.

С тех пор Дима стал взрослым. Одного только он не мог понять даже в четырнадцать лет: почему это так раздражает маму? Почему она постоянно возражает против его помощи, не разрешает ему официально устроиться на работу – разносчиками рекламной газеты берут с четырнадцати лет и неплохо платят. Все можно успеть после школы. Разве же он не видит, как она пропадает за гроши на своей работе с утра до вечера, как возвращается вся издерганная. Ведь это из-за его рождения ей пришлось бросить институт, и теперь, кроме работы секретаря, она никуда не может устроиться.

А по жизни вообще? Его мама – вот кому нужно повзрослеть! Она до сих пор видит мир как на картинке, плоским и красочным. И людей делит только на плохих и хороших. Сколько бы ее ни обманывали, простая мысль, что вчерашний “хороший” способен на предательство, ей даже не приходит в голову. “Просто что-то у него случилось…”. Как бы не так!

Димка запрыгнул в подошедший автобус. Под курткой в нагрудном кармане он ощущал приятную тяжесть тугого портмоне. Спасибо прохвосту Косте. За половину зарплаты он, с согласия своей матери, устроился разносчиком газет, а вторую половину и само действо по доставке товара любезно предоставил Димке. Начиная с лета и по сегодняшний день Дима не тратил карманные деньги, плюс заработок – и накопил нужную сумму. Он едет покупать счастье.

Снова мысли вернулись к маме, к ее глазам. Как они светились в тот день, когда, гуляя по городу, она увидела в витрине магазина белую, вывязанную тончайшей ажурной паутинкой пуховую шаль.

– Когда мы разбогатеем, я обязательно ее куплю, – сказала она.

Это была их игра. Увидев что-нибудь очень-очень понравившееся, они всегда так говорили: когда… ни в коем случае не если, именно когда. И все. Смеялись, представляли, как будут этой вещью пользоваться, и забывали. В тот раз все было по-другому, по-настоящему.

Рядом находился еще один магазин, и Димка, повернув голову, увидел за стеклом фотоаппарат. Просто мечта! Конечно, он тут же сказал, что однажды разбогатеет.

И вот сегодня, даже если придется перевернуть мир, он сделает это – подарит ей, от имени Деда Мороза, эту шаль. Обязательно под елочкой, в красивой коробке. Мама верит в чудеса. В каждую новогоднюю ночь она открывает в комнате, где стоит елка, форточку, чтобы Деду Морозу было легче пройти в дом, и они уходят на кухню ждать. Только попеременно бегают проверять, не появилось ли уже что-нибудь?

Димка давно не верит в сказки, а вот мама верит. Даже самолично положив под елку подарок, она так радуется, как будто его и в самом деле принес Дед Мороз.

Автобус свернул. На следующей выходить. Дима посмотрел в окно – начался снег. Густой. Крупные снежинки плотно сомкнутыми рядами, медленно опускались на землю. Красиво.

Проезжая мимо витрин тех самых магазинов, он заметил маму. Она стояла, держа что-то в руках. Автобус как раз затормозил на перекрестке, и Димка узнал фотоаппарат. Мама высоко подняла его, разглядывая, и вдруг, странно взмахнув руками, упала.

Автобус тронулся. Дима чуть не вывернул шею, прижавшись в неудобной позе к стеклу, но больше ничего не увидел.

Светлана медленно поднялась. Нет, только не это! Поскользнувшись, она выронила фотоаппарат и, кажется, упала прямо на него. С замиранием сердца и безумной надеждой посмотрела вниз. Разбит. Раскрошен. Совсем.

Слезы моментально наполнили глаза до краев. Нет, так не бывает, так не должно быть! Сегодня, в такой день, в самый лучший день в году! Подставив лицо навстречу падающему снегу, она горячо молила небо об одном единственном чуде, прекрасно понимая, что этого не произойдет.

– Вам плохо? – обратился к ней пожилой мужчина.

– Нет, спасибо.

Оглянувшись по сторонам, она быстро собрала какие возможно осколки и ушла.

Пулей вылетев из едва открывшейся двери, Дима бросился бегом к магазинам. Мамы там уже не было, только на снегу валялись кусочки пластмассы. Она разбила его.

Растерянный, он смотрел по сторонам, пытаясь разглядеть в пестрой, хохочущей и спешащей толпе маму. Он искал глазами ярко-голубую вязаную шапочку с оригинальными помпонами, но такого цвета в предновогодней уличной палитре не нашел.

Стоять дольше не было смысла. Дима пошел в магазин. По пути бросил взгляд на витрину – шаль все еще висела там. Он подумал, как она будет рада… Нет, она не будет рада! Сын положит под елочку шаль, а она будет думать только о фотоаппарате, который не сможет подарить!

Димка замер возле входной двери. Виноватое лицо матери стояло перед глазами. Нет, не таким должен быть самый любимый праздник. Но что же делать?

Он вернулся к месту трагедии. Осколки уже припорошило снегом. Если бы так же просто можно было избавиться от всего…

Напротив, в витрине, на прежнем месте, весело и нагло смотрел на мир открытым объективом такой же, но целехонький фотоаппарат. Неожиданная мысль поразила как громом. А что если купить и положить его под елку? Откроем форточку…

Мама верит, по-настоящему верит в чудеса, а это будет подтверждением чуда. Настоящим подтверждением!

Димка бодрым шагом направился к двери другого магазина, но снова не вошел. Фотоаппарат – это же подарок для него! Выходит, он собирается купить подарок сам себе, а на подарок для мамы у него не останется денег?

Вконец растерявшись, он встал между двумя витринами, попеременно рассматривая, то одну вещь, то другую. Выбор был трудным, но он чувствовал, знал, что должен его сделать именно между этими двумя вещами.

Время шло, ноги уже стали замерзать. Голова раскалывалась, забитая до отказа всевозможными “за”, “против” и поиском других вариантов. Если шаль, то она будет страдать, если выбрать фотоаппарат, то даже если мама поверит в чудо, он, Димка, всю жизнь будет чувствовать себя эгоистом.

– Эй, парень, – крикнули за спиной. – Трудный выбор?

Димка повернулся. Наверное, он сошел с ума. На проезжей части стояла самая настоящая тройка лошадей, а на санях восседал в красочном, искрящемся одеянии Дед Мороз.

– Откуда вы знаете? – спросил галлюцинацию Димка.

Дед Мороз ловко спрыгнул с саней и подошел к мальчику.

– Я тут уже минут десять стою, а ты все ходишь от одной витрины к другой. Вот и подумал – трудный у парня выбор.

Димка не выдержал и дотронулся до красной варежки. Под плотной тканью явно была рука.

– А вы можете мне сказать, ничего не спрашивая? Фотоаппарат или вон та шаль?

Дед Мороз рассмеялся.

– Ну, ты, парень, вопрос задал! – И наклонившись к самому Димкиному уху, тихо добавил: – Важен не предмет, а то чувство, с которым и для которого ты его даришь. Если вещь без смысла – это просто вещь, если со смыслом – это подарок.

Откуда-то появилась Снегурочка, потянула Деда за рукав, и они пошли к своим саням. Димка смотрел вслед. Трогая с места, Дед Мороз помахал ему рукой и крикнул:

– Ты должен выбрать сам!

Сани скрылись за поворотом. Димка еще раз поочередно осмотрел витрины и твердым шагом направился к магазину бытовой техники.

Медленно поднимаясь по ступенькам в подъезде, Дима чувствовал, как коробка с фотоаппаратом жжет его грудь, дышать трудно. Так сильно болит внутри. Выбор сделан, но правильно ли он поступил?

Глубоко вздохнув, достал ключи и открыл дверь.

Светлана едва успела спрятать упаковку под диван. Она услышала, как сын открывает дверь, и поспешила ему навстречу.

– Привет, как дела? Гулял?

Дима молча кивнул и улыбнулся. Она еще холодными от мороза руками сняла с него шапку. Волосы тут же подскочили и заняли свои любимые направления.

– Мам, прости, я не могу подарить тебе настоящий подарок. Только вот, – печально произнес сын и достал из кармана плитку шоколада.

– Дима, ты – мой самый настоящий подарок!

Светлана поцеловала его в щеку.

– Быстро раздевайся, будем гулять!

Пришло время для того, чтобы в очередной раз открыть настежь форточку и пригласить в дом мечту. Димка улыбался, но как тяжело ему было знать, что в этом году Дед Мороз принесет только один подарок!

– Ну, а теперь пошли на кухню, не будем подглядывать.

Озорно улыбаясь, мама вышла из комнаты. Димка быстро вытащил из-под кресла коробку с фотоаппаратом, сунул его под елку и поплелся следом за ней.

На кухне мама насыпала полную вазочку конфет и вручила Диме. В этот момент в комнате что-то громко стукнуло. Они переглянулись.

– Я посмотрю, – сказал Дмитрий и уже сделал шаг в направлении гостиной, но мама опередила. Она быстро проскочила мимо, задев его плечом. Вазочка выпала из рук, конфеты рассыпались.

Дима замешкался лишь на пару секунд, и вихрем влетел в комнату. Мама, прижав руки к груди, стояла возле новогодней елки, под которой лежали ДВА подарка. Один из них – упакованная в прозрачную пленку белая пуховая шаль.

Мать и сын растерянно переглянулись. Димка невольно посмотрел на форточку – закрыта. Подойдя к окну, он увидел, как от дома отъезжают знакомые сани. Дед Мороз оглянулся и помахал рукой.

Димка почувствовал, что сейчас расплачется.

Светлана подошла, обняла сына и крепко прижала его к себе:

– Знаешь, – сказала она, – самый лучший подарок то, что мой сын отныне верит в чудеса.

Интересно, что она имела в виду?

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.