Типичное воскресное утро, или Развеселый зоопарк

Ольга Кирильченко, выпускница Свято-Владимирской Православной духовной семинарии в г. Йонкерс, штат Нью-Йорк. Магистр искусств в области богословия. Ныне проживает в г. Тинек, шт. Нью-Джерси. Посещает Свято-Николаевский собор в г. Нью-Йорк (Московский Патриархат), антиохийский и американский православные храмы.

В воскресенье утром я решительно ничего не успевала… Автобус до Нью-Йорка в русский храм упустила, Uber оказался сверхдорогим в тот момент. В итоге я волевым усилием решила идти в ближайший антиохийский православный храм — церковь преподобного Антония Великого в Бергенфилде, шт. Нью-Джерси.

Этот храм я всегда храню в памяти как радушно-приветливый, но порой наступающий на горло моему семинаристско-эстетическому чувству прекрасного. Не выдержала я, кажется, в Рождество, когда зашла и обнаружила на солее… огромного плюшевого верблюда. После Часов богослужение остановили, приходские дети сыграли на солее костюмированный рождественский спектакль-концерт (со второго этажа хор исполнил чуть ли не оперу)… и после всё продолжилось рождественской литургией. Моему русско-аскетическому внутреннему снобу было сложновато это переварить. Ну да ладно.

Накануне я разобиделась на родных, что ну никак они ко мне не летят… и в очередной раз всё срывается. «Ага, у вас есть вы… можете обнять того же Кирюшку (племянника), а я тут порой месяцами без человеческого контакта… Ну, или поздороваться, обняться — и побежать дальше».

В таком настроении я захожу, опоздавшая, в храм, на задний ряд. Отдышалась, вслушиваюсь в богослужение, и… ах да, я совершенно забыла! Из алтаря доносится: «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы…». Здесь это воспринимают абсолютно буквально, как призыв к действию: все целуются (или пожимают руки).

В единственном греческом, а также антиохийском храме, которые я посещала, «the kiss of peace» (поцелуй примирения) вполне себе в ходу. При поцелуе/рукопожатии принято говорить «Christ is in our midst» («Христос посреди нас»), и отвечать «He is and forever shall be» («Посреди нас ныне, и во веки веков»). А я забыла, отвыкла… Причем один из моих знакомых, Майк радостно так — с детской радостью — подбежал ко мне — и давай христосоваться.

Затем мне следовало напомнить себе, что в этом храме, как правило, по причастии не целуют чашу и не вытирают губы причастнику. Старалась, хотя рефлекторно поцеловать чашу тянет…

До причастия в задней части храма выстроились дети, много детей. Зачем-то с рюкзаками («Может, у них сразу после этого экскурсия?..» — подумалось мне). По окончании богослужения выяснилось, что, дабы начать учебный год (не только в воскресной школе, но и вообще), будут благословлять/освящать детей, а заодно и их ранцы. Ну, здорово.

Одновременно освятили гвоздики, которые затем раздавали прихожанам. Было немного необычно смотреть, как некоторые прихожане, поцеловав крест, уносили по две гвоздики в руке (у них нет суеверия, как у нас, что два цветка — это на могилу).

После богослужения я села отдохнуть со своей нежно-розовой гвоздикой. И вдруг мимо проходящий пожилой прихожанин говорит: «Простите, у вас волосы так красиво заплетены. И вообще — замечательно выглядите! Просто вот хотел сказать».

«Коса? — слегка удивляюсь я. — Так я русская, у нас принято косы плести».

«О, а у меня муж — украинец! Я вас обязательно познакомлю. Пойдете вниз трапезничать (will you be coming down for coffee hour?)? Обязательно приходите», — подхватывает пожилая тетушка.

Внизу меня радушно встречают за столиком. Я и раньше не раз обедала за ним, бывая в храме. Я отвечаю на расспросы, хватаю свой хлеб с маслом и арбуз, потихоньку размякаю и спрашиваю себя: и почему только я цепляюсь к «особенностям» этого храма?

«Внимание! Внимание! Не забываем: на следующей неделе освящаем животных! Так что не забудьте принести своих домашних питомцев!» — вдруг вещает со сцены некая женщина, стараясь перекричать гул завтракающих.

Я застываю в недоумении, а мои сотрапезники совершенно спокойно начинают обсуждать друг с другом: «Джека возьмете?» — «Да ну, нет, он такой невоспитанный. Потопчет лапами всех…» — «А Дикон будет?»

«Кто такой Дикон?» — совершенно теряясь, спрашиваю я (deacon — это вообще-то «дьякон» по-английски).

«Дикон — это попугай. А Эванс — хомяк», — преспокойно поясняют мне.

(Я с улыбкой припоминаю про себя русскоязычную интернет-дискуссию про то, можно ли в храме появляться собаке-поводырю, пусть даже и в помощь слабовидящему. А как бы там отнеслись к попугаям и хомякам?)

«Внимание! Внимание! — тетечка на сцене нашла-таки микрофон. — Через неделю в полдень приносите своих зверей, птиц, рептилий! Мы к этому давно очень тщательно готовились…»

«И что, все и вправду притащат в следующий раз своих домашних животных в храм?» — любопытствую я.

«Нет, зачем же в храм? Ты же слышала? На следующей неделе после богослужения в городке будет ярмарка. Вот в рамках ярмарки всех выстроят на улице и освятят».

Мне тем не менее вспоминается выпуск некой давней телепрограммы про животных — все на одном столе. Стоило ведущему на секунду отвлечься, как котенок упал в аквариум и начал тонуть, а сидевшая рядом мартышка отрешенно-философски попыталась попробовать на зуб попугая…

«Ну, это может оказаться весьма сумбурным…» — осторожно предполагаю я.

«Да. Ну и что? Вот мы и обсуждаем, кого из зверей брать/не брать».

«Ну ладно, — вслух уговариваю себя я. — Детей освятили, рюкзаки освятили… почему бы и зверей не освятить?”

«Вообще-то на это есть указания в Библии», — говорят мне.

«И то верно», — соглашаюсь я.

Мне надо бежать. Я прощаюсь со всеми. Естественно, вновь объятия и христосования.

«Отвыкла я совсем, а вы меня заобнимали», — смущенно признаюсь я.

«Ну, так к этому можно и привыкнуть, — радостно заявляет мне приятель Джон. — Вон, у меня друг с Украины. Поначалу тоже так, бочком держался. А теперь сам первым обниматься лезет. А порой, если вдруг не в настроении, то я-таки его обнимаю и говорю: “Я право имею, я тебе корону держал!”».

Невольно улыбаюсь, дивясь себе, что понимаю, о чем Джон без лишних слов. По-английски венцы (используемые при венчании) называются дословно crown — «корона». В большинстве поместных православных Церквей в США венки или короны преспокойно надевают на головы венчающимся. А традиция, чтобы короны над головой парили — скорее славянская, и американцам в диковинку. Вот, юного Джона и впечатлила почетная роль держателя венка у друга-славянина на свадьбе. Запомнилось.

Как минимум трое хотят меня подвезти. Но мне надо в Нью-Йорк, а до автобусной остановки близко. Пускаюсь в путь вдоль обочины. Пешеходная дорожка неважная, но до остановки всего минут 15 пешком. Вдруг останавливается машина и незнакомая женщина в летах машет мне рукой: «Садись!» — «Да мне до автобуса, тут совсем близко…» — «Всё равно садись!»

«Слушай, девочка моя, неужто ты совсем не водишь машину?»

«Ну, водительские права я получала лет десять назад в России. А американских у меня нет. И машины нет».

«Ну как же так?? Нет, так нельзя. Надо себя беречь. Заниматься собой. Ну, где бы я сейчас была в свои 83 года без машины?..»

Я открываю рот, чтобы сказать, что машина мне не по карману. И замираю. 83?.. Я бы ей дала 55-60 лет от силы.

«Так что ты это, давай. А то ну нельзя же так… (словно я забыла завязать шарф в холодную погоду, а не купить машину) …что, тебе выходить?.. Ну давай, с Богом. Вот и умница!..»

Выскакиваю со своей нежно-розовой гвоздикой, слегка шатаясь. Называется, сходила в храм. Люблю я их — этот приход с их совершенно каноничным православием и совершенно неординарной детской верой, совершенно уникальным и непредсказуемым подходом к организации мероприятий.

А освящать животных — это, наверное, вполне нормально. И нечего тут про себя недоумевать. Думаю вот теперь, не сходить ли к ним и в следующее воскресенье — поучаствовать в ярмарке и полюбоваться на этот развеселый православный зоопарк.

 

Читайте также:

Фотина из супермаркета, или Как говорить о Боге с девушкой с пирсингом

В начале было Слово

Скажи «Да!»

 

 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (24 votes, average: 4,54 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Наталья
    Октябрь 3, 2017 14:56

    Интересная, добрая статья.

  • ирина
    Октябрь 8, 2017 17:54

    у русских всё мрачнее и больше одиночества, настрой не на массовку из людей, а сосредоточенность на своём, хорошо, если на молитве

  • Михаил
    Октябрь 12, 2017 7:39

    Этим и отличается Обшина от прихода. Это семья, родной дом, куда хочется стремится, быть, жить…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.