Так закрываются «музеи»

Терновый Венец Спасителя в Нотр-Даме

Знаем мы этот Запад: секуляризованное общество, музейное христианство, великолепные — и пустые — готические соборы…Примерно с таким настроением обозреватель «Фомы» отправиласьв паломническую поездку по Германии и Франции. И обнаружила, что была не права. В этот раз ей открылась другая Европа.

Сразу сделаю оговорку: в этих местах Германии и Франции я была не впервые. И уже развился внутри эдакий псевдоправославный снобизм: «Ну разве встретишь там живое христианство? На Западе это уже не вера — это культурное прошлое или повод для рождественских скидок». Но я ошибалась. В этой поездке пришлось, во-первых, отказаться от однобоких суждений и понять, наконец: есть в Европе все перечисленные проблемы, но есть и живая вера, и искренние христиане, и многое другое, чего мы с колокольни «правильного взгляда на мир» иногда не замечаем. И, во-вторых, стало очевидно, что в Европе происходит переосмысление ее христианской традиции, например, отношения к святыням. И причина тому, как ни странно, — возрождение веры у нас, в России.

Сначала о секуляризации. Потрясающую картину я увидела в западногерманском городе Трир, в монастыре апостола Мáтфия. (Это один из семидесяти учеников Христовых. По Вознесении Господнем был причтен к двенадцати апостолам, на место отпавшего Иуды Искариотского.) В храм, где лежат его мощи, мы зашли во время службы. Я ждала «привычной» обстановки, когда присутствующих на мессе можно сосчитать по пальцам одной руки. И вот вижу: переполненный храм, сосредоточенные лица, пожилые и молодые люди молятся рядом. Это был не воскресный день, а просто первое мая, светский выходной день в Германии.

Кстати, никто не сделал нам ни одного замечания, когда мы небесшумной толпой прошли через весь собор в крипту, к мощам апостола Матфия.

В размышления о «музейности» я погрузилась по пути в Шартр, городок недалеко от Парижа. В Шатрском соборе хранится одна из величайших святынь христианского мира — Плат Богородицы, покрывавший Ее главу в ночь Христова Рождества. Плат помещен в красивой раме под стеклом, в глубине одной из капелл собора. Вход в нее прегражден узорной решеткой. В прежний визит было очень досадно: проделать огромный путь из России, чтобы даже не попасть внутрь, к Плату, довольствоваться стоянием у врат…

У большинства католиков нет традиции «физического» поклонения мощам и другим реликвиям — того, что у нас называют словом прикладываться. Догматического противоречия в этом вопросе между нами нет — просто на Западе традиция сохранилась не везде, а на Востоке жива повсеместно.

Как бы то ни было, и в этой поездке рассчитывать на большее не приходилось: постоим у решетки и разойдемся… Каково же было удивление, когда навстречу нам с ключами вышел… глава местных католиков, монсеньор Мишель Пансар, епископ Шартрский. Он сам открыл для нас двери капеллы. Оказалось, что ее уже год как открывают, причем именно идя навстречу просьбам православных паломников из России, которых становится все больше. Открытие капеллы стало возможным после переговоров благочинного Западного округа Берлинско-Германской епархии архимандрита Иосифа (Пустоутова).

Епископ лично провел для нас экскурсию в соборе. Он стоял и молился вместе с нами, а потом нашел время ответить на все наши вопросы.

Он рассказал, что в этом году на Пасху в Шартрском соборе было более двух тысяч человек. Что ежегодно в этот собор приходит пеший крестный ход из Парижа. Все участники — студенты парижских вузов, французы-католики. Они собираются вместе и идут девяносто километров, отделяющие столицу от Шартра. Зачем? — «Чтобы хоть немного, хоть в малом, уподобиться ученикам Христовым, следовавшим за Ним по земле».

Епископ говорил и о том, что отношение к святыням на Западе постепенно меняется. Вот, например, теперь можно войти в капеллу, где висит Плат. Более того, чтобы приложиться к мощам, вслед за православными подходят и католики. Несколько раз в этой поездке мне приходилось видеть, как нерешительно и робко, с удивлением и радостью, после наших женщин в платочках к гробницам и ковчегам подходят немцы или французы. Так закрываются «музеи»… Добро пожаловать в реальный мир!

При этом ощущение присутствия в Европе православных христиан действительно усилилось. Например, собор Парижской Богоматери, и без того всегда переполненный туристами, в первую пятницу каждого месяца буквально набит битком. На этот раз из России прибыло три больших автобуса паломников. Еще были жители Балкан, и афроамериканцы, и местные — западноевропейцы… Собрались, чтобы помолиться у Тернового Венца Спасителя, который хранится в этом соборе и раз в месяц выносится на поклонение.

Католическая служба шла своим ходом, очередь к Венцу не иссякала. И вот, по окончании службы, наше священство вдруг запело на церковнославянском языке «Христос Воскресе…» И из разных концов Нотр-Дама пасхальную песнь подхватили десятки голосов. Было удивительно красиво. И радостно. Возможно, пример нашему священству подал Патриарх Алексий, отслуживший в Нотр-Даме молебен. В память об этой службе в соборе теперь висит Владимирская икона Божией Матери. Вокруг нее — несколько больших подсвечников, где с трудом можно найти место для своей свечи. И слава Богу. Удивление приходилось испытывать и в других местах, снова и снова. Что это значит? «Секуляризованная» Европа меняется? Не думаю, что в этом вопросе уместны категоричные суждения. Но… Я совершенно точно не имею права сказать, что нам, русским православным, не нужно смотреть по сторонам, пытаться увидеть красоту веры наших соседей. Тем более, когда есть что увидеть и есть чему научиться. Хотя бы доброте и вниманию…

1. Porta Nigra, Трир, Германия. Трир — самый древний город Германии. Он основан в 16 году до Рождества Христова. До наших дней сохранились следы той эпохи. Самый значительный — это ворота Porta Nigra, в XI веке преобразованные в церковь святого Симеона. Он жил в Трире в Х веке, «замурованный» по собственному желанию в Porta Nigra. В 1804 году, при Наполеоне, любившем античность, храм вновь преобразовали в ворота
2. Святой Христофор, чье имя переводится как «носящий Христа». Он считается небесным покровителем паломников. Жители города Трир также считают его своим заступником
3. Храм святого благоверного князя Александра Невского, Париж. «Русский храм» Константинопольской юрисдикции на улице Дарю. Построен в 1861 году
4. Ковчег с главой святой равноапостольной царицы Елены, кафедральный собор города Трир. Царица Елена и ее сын Константин, ставший первым римским императором христианином, жили в Трире несколько лет. Именно здесь Константин составил знаменитый Миланский эдикт, дарующий гражданам империи свободу вероисповедания (документ был оглашен в Милане, поэтому получил имя этого города). Константин любил Трир и хотел сделать его столицей своей империи, однако позже изменил решение и основал с этой целью новый город — Константинополь. Глава царицы Елены находится в Трире, основная часть мощей — в крипте храма Сен-Лё-Сен-Жиль в Париже
5. Кафедральный собор города Ахен, Германия. Раз в семь лет Ахен принимает гостей со всего мира — участников «высокого паломничества», которые приезжают поклониться хранящимся в этом соборе святыням: Пеленам Богомладенца Христа, Хитону и Поясу Божией Матери, Плату от усеченной Главы Крестителя Господня Иоанна и другим
6. И у паломников бывают «просто экскурсии»… Тимофей Китнис, организатор поездки, рассказывает о доме «Трех волхвов» в Трире
7. В храме святого Павлина хранятся мощи мучеников Фивейского легиона. Трир. Храм носит имя епископа Трирского Павлина, известного твердым противостоянием арианской ереси. Он искал мученической кончины, молился об этом в храме, где покоятся мощи мучеников Фивейского легиона (IV век). Их было шесть тысяч шестьсот человек. Воины христиане, копты из города Фивы, присягавшие императору Священной Римской империи. Поставленные перед выбором — сохранить себе жизнь, избивая христиан, или умереть, но остаться с Христом, они предпочли верность Богу. Примером для воинов послужил их начальник Маврикий, погибший в числе первых. Как римских граждан их казнили «почетно» — усекновением глав. Большая часть легиона казнена в ущелье на границе Швейцарии и Германии, часть — в Кёльне, часть — в Трире, где вместе с легионерами на смерть пошли несколько сенаторов, бургомистр и простые горожане. Их тела сбрасывали в реку Мозель. Воды реки несколько дней пенились кровью мучеников. А тела были вынесены на берег волной. Христиане бережно их сохранили. Их нетленные кости открыто почиют в крипте храма святого Павлина. …Епископ Павлин получил от Господа то, чего желал, — он также принял мученическую смерть за Христа
8. Поклонение Плату Пресвятой Богородицы. Собор Божией Матери в Шартре, Франция
9. Протоиерей Алексий Мороз из Санкт-Петербурга окормлял паломников в этой поездке, служил молебны и Литургию
10. Собор Божией Матери в Шартре, Франция. Многие считают его красивейшим готическим собором. Спорить с этим трудно
11. Храм Православного Свято-Сергиевского института в Париже
12. Монсеньор Мишель Пансар, епископ Шартрский
13. Поклонение Терновому Венцу Спасителя в соборе Парижской Богоматери совершается каждую первую пятницу месяца. В этот день Нотр-Дам переполнен молящимися
14. У источника святого Виллиброрда, Люксембург
15. В этом ковчеге хранились мощи мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Во время французской революции XVIII века святыни были утеряны, скорее всего, погибли в огне. Позже в этот храм города Эшо (Франция) была подарена частица мощей святой Софии, которой и теперь можно поклониться

Сердечно благодарим Паломнический центр св. апостола Фомы в Европе за организацию поездки по святым местам Германии, Франции и Люксембурга.
Тел. в Германии: +49 65 02 30 96; +49 176 842 78 908.
Тел. в Москве: +7 926 328 10 57.

Фото Владимира ЕШТОКИНА

Mitrofanova МИТРОФАНОВА Алла
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.