Священномученик Михаил (Накаряков)

4 августа Русская Православная Церковь празднует память священномученика Михаила (Накарякова).

Фотограф ХIХ столетия смотрел на свое дело как на искусство, стремясь запечатлеть в этом «светописьме» нечто от самого главного в образе человека, и поэтому люди, глядящие на нас с фотографий тех лет, выглядят особенно серьезно и как бы смотрят в вечность. Но знали ли эти люди, смотрящие на нас со старой фотографии, что ждет их до момента перехода в вечность? Фотограф уловил в них что-то очень существенное и важное, и теперь, когда мы уже сами знаем, что произошло, то кажется, что, глядя в вечность, знают это будущее и они. Даже в глазах мальчика, кажется, застыли дорога, темный лес и силуэты двух красноармейцев, приготовившихся в шутку его расстрелять.
Священномученик Михаил родился в 1866 году и служил в храме Преображения Господня в селе Усолье неподалеку от города Соликамска Пермской губернии. В храме отец Михаил был младшим священником, но прихожане больше других любили его, и особенно за нестяжание и милосердие, которые столь высоко ценятся в русском человеке, а тем более в пастыре. Здесь как бы проходит рубеж, по которому определяется подлинность и прочность душевных свойств человека, а в отношении пастыря — глубина верности и преданности его служения Богу. И если у кого из прихожан была какая-то нужда, то прежде всего они шли к отцу Михаилу. Когда же собирались пожертвования в храме, например для детей из бедных семей, то сборщики, зная мягкое сердце священника и что он положит на блюдо больше всех, и тогда другим, кто хотя и побогаче да поскупее, будет уже неудобно жертвовать меньше, сначала подходили к нему. В послепасхальные дни отец Михаил по собственному почину обходил дома бедных прихожан и раздавал милостыню: кому на обувь, кому на подарки детям.


Священник Михаил Накаряков с супругой и сыном Николаем.

Кроме службы в храме, отец Михаил преподавал Закон Божий в церковноприходской школе, и преподавал с любовью к детям и с благоговением к предмету, который уже через человеческую мысль и слово сам нес на себе отпечаток любви Творца.
В 1917 году в России произошел государственный переворот, и власть перешла к большевикам — главным выразителям самого яростного в то время безбожия. 17 июня 1918 года большевиками был арестован правящий архиерей Пермской епархии архиепископ Андроник (Никольский). За месяц до своего ареста Владыка оставил распоряжение о том, что в случае ареста запрещает священно- и церковнослужителям совершение богослужений, за исключением напутствия умирающих и крещения младенцев. У него не было иного способа воспрепятствовать насилию большевиков, кроме как прекратить богослужение, чтобы сами люди из тех, кто еще посещал храмы, перестали смотреть на происходящие беззакония как на норму, безропотно отдавая своих пастырей на заклание, и чтобы они наконец-то определились, важны ли для них церковные Таинства, а если важны, то защитили бы и своих пастырей.
После ареста Владыки священники перестали служить, и вместе с другими перестал служить и отец Михаил. Тогда священников стали вызывать поодиночке в ЧК, пытаясь принудить совершать богослужение и требы. Был вызван и отец Михаил, который на требование властей и угрозы сказал: «Я клятву дал перед крестом при рукоположении: подчиняться своему архиерею. И пока он не даст распоряжения — венчать, отпевать, — я служить не буду. Вы его отпустите, и тогда я буду совершать требы».
После допроса священник был освобожден, но через несколько дней сотрудники местной ЧК арестовали его, а 1 августа за Всенощной под Ильин день викарий Пермской епархии, епископ Соликамский Феофан (Ильменский), обратился к прихожанам с просьбой усердно молиться об отце Михаиле, так как сотрудники ЧК грозятся его расстрелять.
Народ молился о нем, многие плакали, были избраны представители приходов для переговоров с властями, предложившие освободить отца Михаила под залог. Но те отказали, заявив: «Он слишком популярен, собрал вокруг себя народ, его слишком многие слушаются». Тем временем власти постановили убить священника, но, чтобы избежать возмущения народа, объявили, что священник Михаил Накаряков будет отправлен на принудительные работы в Чердынь. То же самое, по-видимому, было сказано и самому отцу Михаилу. Однако некоторые солдаты из стражи были местными крестьянами, и они раскрыли перед ним обман палачей.
3 августа из тюрьмы взяли на расстрел троих заключенных: врача, офицера и священника, которые как бы символизировали в России занятия, сугубо связанные со служением людям, Родине и Богу. К каждому из них было приставлено по два конвоира. Один из конвоиров, помогая священнику забраться на телегу, наклонился к нему и тихонько сказал: «Батюшка, мы тебя везем расстреливать, а нам тебя жалко. Мы все помним тебя, ты нас учил, помогал семьям. Не можем мы тебя убить. Мы будем стрелять в воздух, а ты падай, а то иначе мы тебя застрелим, а мы этого не хотим». — «Нет уж, что распорядились делать со мной ваши начальники, то и делайте», — спокойно возразил отец Михаил.
Приехали на место казни в лес. Врач и офицер были расстреляны сразу же, а священника двое красноармейцев — бывших его прихожан — повели вглубь леса и стали стрелять в воздух. Священник стоял напротив них и молчал. Один из красноармейцев подошел к отцу Михаилу вплотную и с такой силой ударил его прикладом винтовки по голове, что священник упал и потерял сознание. Очнувшись и осмотревшись, он увидел, что между деревьями мелькают какие-то тени. Пойдя туда, он наткнулся на трупы врача и офицера, а неподалеку стояла телега, на которую уже усаживались красноармейцы. Священник стал по памяти читать над убитыми отходную молитву.
Красноармейцы услышали, и один из них несколько раз выстрелил, ранив священника. На следующий день красноармейцы приехали закапывать трупы убитых. Увидев сидящего на пне раненого отца Михаила, один из них сказал: «Батюшка, ты разве жив? Как же мы будем тебя живым закапывать? Ну, ладно, может, обойдется, повезем тебя отсюда».
Страх перед карателями-красноармейцами среди населения был настолько велик, что никто из жителей сел, через которые они проезжали, не согласился приютить раненого священника, и лишь одна женщина напоила его парным молоком. Так привезли его обратно в тюрьму и поместили в камеру с офицером Пономаревым, которому отец Михаил и рассказал, что с ним произошло, и добавил, что если надзиратели скажут им, что поведут на работы, то это значит — на казнь. Действительно, вскоре тюремная стража объявила отцу Михаилу и офицеру, что они отправляются на работы, и офицер приготовился к самому худшему. Выведя их во двор, один из конвоиров ударил священника прикладом винтовки — сначала легонько, другой стукнул сильнее с другой стороны, и так, все усиливая удары, они забили священника насмерть. Тем временем, пока конвоиры были заняты убийством священника, Пономарев прыгнул через забор и спрятался за сваей моста. Они кинулись на поиски, но не смогли его обнаружить.
Весть о зверском убийстве пастыря быстро разнеслась среди верующих, и епископ Соликамский Феофан, отслужив Всенощную и помянув отца Михаила как священномученика, добавил: «Не только мы молимся об упокоении его души, но и он молится за нас перед Богом».
Вскоре и сын священника диакон Николай Накаряков был рукоположен во иерея; ему было тогда двадцать четыре года. Рукополагая его, Владыка сказал: «Иди вслед за отцом». Первое время тот служил в храме в селе Кольцово, а затем в Бахаревском монастыре. В августе 1919 года отец Николай возвращался из Перми в монастырь. Дорога шла через лес, и в лесу навстречу ему вышли два красноармейца и заявили, что они сейчас его расстреляют. Поставив его напротив, вскинули винтовки, но затем, несколько раз попугав, отпустили. Священник к этому времени уже был тяжело болен, а потрясение от переживания смерти оказалось столь сильным, что, приехав в монастырь, он совсем расхворался и через три дня скончался.
После мученической кончины отца Михаила власти еще долго преследовали его семью, лишая продуктовых карточек, не допуская детей учиться. Но Господь не оставил их — вся семья выжила. Прихожане заботились о них, что бывало особенно важно в голодное время зимой: иной раз выйдет на крыльцо супруга священника и обнаружит на пороге припорошенный снегом узелок с едой.
Некоторые прихожане с самого начала стали поминать отца Михаила как мученика, обращаясь к нему в молитвах с различными просьбами. Один из учеников церковноприходской школы, где преподавал отец Михаил, вполне восприняв благие уроки своего законоучителя, впоследствии сам стал священником. В годы гонений он был арестован и оказался в заключении. Чувствуя неминуемое приближение смерти, он взмолился к священномученику Михаилу, чтобы сподобил его Господь пережить заключение и молитвами мученика выйти на волю. И сие исполнилось.

Полный текст жития священномученика Михаила (Накарякова) опубликован в книге:
Игумен Дамаскин (Орловский). «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Книга 2». Тверь, 2007.

Для желающих приобрести книги:
тел.: 8 (916) 032-84-71 или e-mail: at249@mail.ru

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.