Светлая зима

Поэзия Олега Бундура в рубрике Павла Крючкова

oleg-bundurО писателе Олеге Бундуре я впервые услышал от известного детского (и взрослого) поэта Михаила Яснова, который из года в год вдохновенно рассказывает на страницах разных изданий и антологий о своих талантливых товарищах «по цеху».

А рассказывает он так, чтобы не просто познакомить.

А чтобы — соединить.

Соединить через радость открытия и узнавания. «…Обратите, пожалуйста, внимание на то, какие эти стихи тёплые и мягкие, — пишет Яснов, — недаром они вспомнились мне в зимнюю стужу. Мы же знаем: правильные слова согревают порой лучше любой шубы».

Во многих детских стихах сегодняшнего автора, фамилия которого отзывается то ли сказочным музыкальным инструментом, то ли названием какого-то острова-полуострова, — я и нашел родную душу. Нашел что-то вроде мечты о себе, — о таком, каким хотелось бы себя вспоминать, думая о самой лучшей поре.

О защищённом и счастливом детстве.

Олег Бундур живёт и работает в старинной портовой Кандалакше, у северного Белого моря. В этом своём — давно уже родном — городе (на самом-то деле Бундур — уроженец Донбасса, в Кандалакше он поселился после армии и там стал врачом), Олег Семёнович создал уникальную «передвижную» библиотеку-выставку «Автограф в подарок».

Многие детские писатели со всех концов страны присылают ему свои книги и портреты с дарственными надписями для кандалакшских читателей. И вот теперь Бундур возит эту библиотеку по всему Северу. «…В библиотеку приходят ребята, смотрят книги, смотрят на писателей, а писатели — на них. Так и знакомятся друг с другом». Интересно, знает ли наш поэт, что когда-то похожей благородной работой занимался Корней Иванович Чуковский, — построив на своём переделкинском участке детскую библиотеку, действующую и поныне?

Стихотворных и прозаических книжек у Бундура — более двадцати. Все они — для детей и подростков. А «взрослая» — одна: «Свет моего окна». Из неё я и выбирал для наших «Строф». Спасибо, Олег Семёнович, за Ваши добрые, улыбчиво-нежные и мудрые поэтические лучи, которые пробиваются к нам через это окошко…

Павел Крючков, заместитель главного редактора журнала «Новый мир»

Картинка

Слева море, справа — тундра,
Солнца свет в полночный час,
Заблудиться очень трудно,
Даже если в первый раз.

Я иду, как по картинке:
Небо, травы, гладь воды,
Мотоцикловы тропинки,
Вездеходовы следы,

Рядом речка-недалечка,
Избы, улицы села,
Тонкий дым из чьей-то печки,
Чайка рыбку пронесла,

Дров поленница большая —
Хватит нá зиму-зимý…
Я иду и не мешаю
Никому и ничему.

На краю мыслей

На  задворках  моих  ощущений,
На  околице  мыслей  моих
Постоянно  живёт  предвечерний,
И  ещё  не  написанный  стих.

 

О моей ненужности

И  снова  тёплый  вечер  на  исходе
В  сиянье  уплывающего  дня,
И  всё,  что  произошло  в  природе,
Могло  произойти  и  без  меня.

 

О моей нужности

Я  всё  ж  вмешался  в  жизненный  процесс
На дерево  высокое  залез,
И с  ветки  самой-самой тонкой
Испуганного  снял  котёнка.

 

Своё место

В  поэзии  известность  не  пророчили,
Я  и  сам  об  этом, в общем,  знаю,
У  литературы  на  обочине
Тихо  одуванчики  срываю.

 

* * *

Пред  собою  я  вечно  в  долгу,
Потому  на  душе  прохлада:
Поступаю  всегда, как  могу,
А  хотелось  бы  так, как  надо.

Доброе утро

«Доброе утро!» —
Скажешь кому-то
И будет ему
Очень доброе утро,
И день будет добрый,
И добрые встречи,
И добрый, конечно,
Опустится вечер.
Как важно и нужно,
Чтоб сразу с утра
Тебе пожелали добра.

 

Тополиная аллея

Сын весною  родился, в  тот  год
Насадил  во  дворе  тополей  я,
А  теперь  тополиной  аллеей
Сын  с  лопатой  и  сыном  идёт.

Я  супруге: — В окно погляди,
Во-он  жена  его — саженцы  тащит.
Сын  наш вырос отцом  настоящим. —
Машет издали он: — Выходи!

 

Деревенская Россия

Приходит  зима,
Пустеют  дома
И  двери  нигде  не  скрипят.
В  остывших  печах,
На  кирпичах
Сверчки, замерзая, спят.

Ни  троп, ни  дорог,
Сугроб  на  порог
Свалился  через  крыльцо.
Зияет  окно…
Такое  оно
России  крестьянской  лицо.

Чу! Где-то поют,
Там до смерти пьют,
Как будто прощаясь навек…
По снегу бреду,
Возможно, найду,
Ау! Отзовись, человек!

* * *

Сверкая  пятками, душа
Бежит  весною  по  тропинке,
А  я  за  ней, с  трудом  дыша,
Тащу  тяжёлые  ботинки.

 

* * *

Падёт  последняя  звезда
И  над Землёю – тьма,
И  может  мир  спасёт  тогда
России  светлая  зима.

 

После публикации

Я  думал, что  волнениям  моим
Придёт конец, когда стихи опубликуют.
Теперь  ношу  в  себе  тоску  другую:
Как  в  мире  без  меня  живётся  им?

 

* * *

Потому  нет  трудней  ничего,
Чем  всегда  быть  поэтом —
Всяк  поэт  не  от  мира  сего,
Но  живёт  в  мире  этом.

 

На заставке фрагмент фото simpleinsomnia

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (6 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.