Кто понял – тот и русский

Я, Пушкин и Надежда Кадышева

Никогда в моем детском (и юношеском) понимании «русский» не имел исключительно расовых черт. Напротив, мне нравилось, что так много стороннего, но талантливого и прекрасного вливалось в русскую реку

Атомная бомба “Сталинграда”

Владимир Мамонтов об уходе от современных технологий, любви к файлам и нашумевшем фильме

Намеренный, сознательный уход от современных технологий, когда речь идет о поддержании консервативных, истинных и вечных ценностей, а у нас именно такой случай, нередок. И не лишен своеобразного обаяния. Однако же на деле он опасен, как и противоположность...

Учительница первая моя

Владимир Мамонтов про вазу, двойку и ботинки

Варвара Семёновна была крупная немолодая женщина. Она могла дать затрещину. Но больше всего она напоминала большую теплую курицу, к которой жались цыплята. Она была всем сразу: наставником, судьей, защитницей и сфинксом, разгадать назначение которого нам, «в»...

Свобода на баррикадах

Владимир Мамонтов об одном педагогическом эксперименте

Нельзя сказать, что я руководствовался каким-то тайным воспитательным замыслом. Просто я твердо знал, что картина сия детям знакома. А темой у нас была любознательность журналиста, умение видеть детали. Почему нет? Пусть будет Делакруа

Мягкая сила Василия Пескова

Журналиста и ведущего вспоминает Владимир Мамонтов

Вспоминая Василия Михайловича Пескова многие упоминают его скромность и удивительную тактичность, несовместимые по нынешним меркам со званием легенды и звезды

Саблезубые хомячки

Владимир Мамонтов о том, меняет ли человека «фейбученька» и зачем он вообще нужен

И вообще, есть у меня категория прекрасных, виртуальных друзей, которых я никогда не видел в реальности. А переписываемся так, словно виделись. И это тоже очень важная для меня часть. Для меня она означает, что в каком-то смысле виртуальные бытование и...

«Почему, дружок? Да потому, что я жизнь учил не по учебнику»

Владимир Мамонтов о будущем учебнике истории

Поскольку полная объективность вещь звездно-сияющая, но мало достижимая, я предлагаю отвечать на вопрос «Каким должен быть учебник по истории России?» ровно после того, как мы ответим на другой важный вопрос: а кого мы намерены получить в результате?

На пороге «колокольни счастья»

Владимир Мамонтов об Алексее Балабанове

Один из самых моих любимых кинорежиссеров Алексей Балабанов, так рано умерший, взошел на жирной и потной, веселой и кровавой почве девяностых

Любовь и лайки

Владимир Мамонтов о реальных делах и виртуальном участии

Виртуальная борьба за благополучие сирот, которая пожаром охватывает интернет – и так же внезапно стихает. Какие-то расследования обстоятельств стихийных бедствий, которые проводят, не вставая со стула

Пост сдал

Владимир Мамонтов отправляется на чердак с воспоминаниями

Вот уже много лет масленицей и кружевными блинами для меня на сорок дней заканчивается обычное беспорядочное белковое питание, сопровождаемое хлебным и виноградным вином