«СДЕЛАЙ САМ»


как принцип миссионерства

</body

Миссионерство – это не словесные баталии или навязывание другим своей религии.

Лучше всего рассказывают о вере человека его поступки. Милосердие, общественная активность и поддержание добрых отношений с соседями стали для Ставропольской и Владикавказской епархии главным способом проповеди Православия.

В Ставропольском епархиальном управлении многолюдно и шумно. Из большого зала слышны звуки струнных: там репетируют музыкальную программу к городскому празднику. В приемной владыки обычная очередь: утверждают проекты храмов, пишут планы семинарских мероприятий и даже сценарии общегородских торжеств. К полудню в соседний зал стекаются люди с камерами и микрофонами: сегодня пресс-конференция архиепископа Ставропольского и Владикавказского Феофана. Тесное сотрудничество со светскими СМИ — отличительная черта епархии. Журналисты уважают владыку, потому что он всегда открыт, готов дать комментарий по любому вопросу и умеет понятным светским языком объяснить сложные церковные вещи.

Архиепископ Феофан — вообще «специалист широкого профиля». Он вникает во все — от выбора оборудования для строительства храмов до сложных политических переговоров. Благо, в епархии хватает самых разных дел, объединяет которые одно — все они так или иначе направлены на выполнение главной миссии Церкви.

— Миссионерство — в делах, — говорит владыка Феофан. — Чем больше мы делаем, тем больше и успешней наша проповедь. Строим храмы — хорошо. А приюты — еще дополнительное «хорошо». Суть миссионерства — показать, что вера, которую мы проповедуем, — привлекательна. Тебе нравится то, что я делаю? Отлично, делай как я…

Пожалуй, эти слова можно назвать основным девизом епархии.

В одиночку не справишься…

— Я сам в прошлом наркоман, шесть лет употреблял наркотики, — рассказывает Николай Новопашин, помощник руководителя отдела противодействия наркомании и алкоголизму Ставропольской и Владикавказской епархии. — И настал у меня в жизни такой момент, когда и колоться сил нет, и не колоться не могу. Я чуть не погиб тогда — но, видимо, Господь меня спас. Я уехал из дома в другой город, стал жить при храме. Но постоянно везде видел наркоманов. Я их по взгляду узнавал, по походке, по уголкам губ… И я начал подходить к ним и говорить: «Ну что, не устал? Иди к Богу. Есть Господь, поможет!». Я просто говорил им то, что сам пережил, подсказывал какие-то конкретные шаги. Ведь наркоман всегда хочет завязать, он все понимает! Когда уколется — раскается, просит прощения, «мама, прости, спер твою цепочку», плачет. А сердце ничего не чувствует. Это как Кай и Герда, он смотрит на нее, а сердце его ледяное. Наркоман понимает, что у него есть дети, жена, мать, что он умирает — но с утра просыпается, и все заново пошло. В общем, еще не было создано ни центра, ни отдела — а они липли ко мне — чувствовали, видимо, что мне это близко. Я стою в храме на молитве — а меня какая-нибудь бабка дергает за рукав, дескать, иди, там опять твои наркоманы пришли, сейчас стащат чего-нибудь.

В 2004 году в окрестностях станицы Темнолесской неподалеку от Ставрополя был создан Спасо-Преображенский центр по реабилитации наркозависимых. Вслед за ним на Ставрополье стали открываться второй, третий… сейчас в каждом крупном городе епархии есть филиалы Центра, консультационные пункты и телефоны доверия. Реабилитацию в центрах прошли 321 человек, из них 16 создали семьи, 182 устроились на работу, 24 получают высшее образование. Залог успеха здесь в том, что в наркоцентрах основную работу ведут сами бывшие реабилитанты.

— Реабилитация в центре — это полдела, потому что потом человек уезжает домой, и там начинаются главные проблемы. — объясняет Николай. — Кому они нужны? Все знают, что они наркоманы. Родственники не доверяют, на работу не берут. Старые друзья, дурная слава. А нас владыка благословил на создание Православного братства Святого Духа, и теперь мы уговариваем наших ребят остаться трудиться при братстве. Ты можешь быть водителем, столяром, администратором сайта — смотря какие у тебя есть навыки. В Темнолесской даже атаман станицы — наш выпускник. На территории центра ребята построили часовню, баню, свинарник, столовую, спортзал, хотим теперь коровник сделать. Помимо жилых построек у нас есть 240 гектаров земель с садами, прудами, есть хозпостройки, домашний скот, птица, — только средств и рук не хватает все это осваивать. Живи, работай, создавай семью! Кто имеет навыки ведения сельского хозяйства и желание трудиться — может остаться и трудиться здесь. А кто хочет учиться — иди дальше, мы поможем получить образование. Мы проводим профилактические мероприятия в различных городах. Выходим на отдел образования, там составляют график по школам… Ни у врача, ни у психолога, ни тем более у силовика нет точек соприкосновения с наркоманами — они не найдут контакта. А наши ребята понимают их мышление, их разговор.

Программа реабилитации рассчитана на год, по два месяца в каждом центре, имеющем специфический уклон: физическое здоровье, труд, воцерковление. При каждом центре есть свой священник, и реабилитанты стараются причащаться раз в неделю.

— Существует прямая зависимость: если человек уверовал — у него есть шанс исцелиться, — считает архиепископ Феофан. — Без веры излечение невозможно. Если б наркомания лечилась медикаментозно, как оспа и корь! Но это болезнь духа. И в процессе выздоровления Бог и человек действуют вместе. Человек делает маленький шаг — Бог километ­рами идет к нему навстречу.

— Ребята, молитесь как можете, своими словами, — учит владыка реабилитантов. — «Господи, ну вот я такой, какой есть, Ты же пришел таких спасать»! И живите в доверии к Богу! Если даже оступился, сорвался, — ну, жизнь есть жизнь, — не впадай в уныние, в отчаянье! Встал, потер колено расшибленное — и дальше иди. Как альпинисты идут к вершине — в напряжении всех нравственных и физических сил. И постепенно зло будет отходить от вас, и душа будет становиться все легче и легче.

На все руки мастер

Невинномысск — город химиков, третий рубль в бюджете Ставропольского края после Ставрополя и Пятигорска. Он расположен у слияния двух рек — Большого Зеленчука и Кубани, в местности, которая еще с глубокой древности начала осваиваться людьми. Годом возникновения станицы считается 1825-й, а во второй половине первого тысячелетия здесь пролегало ответвление Великого шелкового пути. Невинномысск сегодня — это промышленный центр с населением более 130 тысяч, известный крупными предприятиями «Азот» и «Арнест», Невинномысской ГРЭС и своими проблемами с окружающей средой.

Изначально в небольшой казачьей станице Невинномысской была одна Покровская церковь, а после революции разрушили и ее. Зато сейчас в городе выстроено уже четыре храма. С возрождения собора Покрова Пресвятой Богородицы в 80-х годах в городе началась активная приходская жизнь.

Покровский собор Невинномысска — хороший пример умелого хозяйствования ставропольцев. Его настоятель — протоиерей Иоанн Моздор, потомственный священник и очень деятельный человек. На территории собора чего только нет: столярная мастерская, детский городок, птичий дворик с курами. Там — закупленные для слетов православной молодежи палатки, а здесь — подаренная военным гарнизоном полевая кухня, с которой ездят на престольные праздники по станицам.

— И ведь как удобно! — радуется отец Иоанн. — В сельском храме и посуды столько нет, а тут — привезли все с собой, затопили кухню, — и всех накормили, попраздновали.

Каждые пять минут у него звонит телефон, он должен быть в нескольких местах одновременно, ведь отец Иоанн — благочинный Невинномысского района, руководитель строительного отдела епархии и преподаватель Ставропольской духовной семинарии. Кроме того, он окормляет часовню святого Луки при городской больнице и сестричество при часовне.

Около 30 прихожанок Покровского собора в свободное время ходят по больничным отделениям: утешают, рассказывают о православной вере, раздают желающим просфоры, святую воду, да и просто жалеют.

— Тут в моем глазном отделении один солдатик был, я к нему все ходила, разговаривала, — рассказывает одна из сестер милосердия. — Он креститься попросил, мы ему книжки дали читать, потом в часовне батюшка его крестил. Какая это была радость! Он потом крестик целует со слезами: «Неужели я крещен! Я маме завтра же напишу, что крестился»…

Мы идем вместе по отделению, сестры наперебой рассказывают мне случаи из практики. В выходные в больнице дежурят и молодые, но по будням, — в основном пожилые женщины. Удивляюсь, как не устают эти почтенные матушки бегать по отделениям, но они машут на меня рукой и кричат хором:

— Да что вы! На лавочке, что ли, сидеть? Знаете, какое душевное равновесие получаешь! Люди, конечно, с разными настроениями бывают, могут встретить и агрессивно. Но когда замечаешь, что они ждут нас, спрашивают… Ты чувствуешь, что нужен!

Проблема социального служения в Невинномысске стоит довольно остро: здесь около 280 неблагополучных семей, в которых нужно решать вопрос с детьми, но поместить их некуда. В городе нет детского дома, и даже оставленных в роддоме младенцев, пока решается их участь, отправляют в детскую больницу.

Разрешить проблему взялся опять же протоиерей Иоанн Моздор. С благословения архиерея он начал строительство первого в городе детского приюта.

— Когда я начинал стройку, у меня ни копейки не было, — признается отец Иоанн. — Но постепенно в городе узнали о нашем проекте, и начались звонки. Люди хотят помогать! Даже со Ставрополя приезжают целыми коллективами на субботник… Понимаете, десять лет назад остро стояла проблема отсутствия храмов, и мы спешно строили храмы. Теперь мы начинаем заниматься социальным служением. Ведь мы призываем с амвона, что вера без добрых дел мертва, — значит мы, священники, в первую очередь должны показывать пример добрых дел. И люди за нами потянутся!

Церковное начинание поддержали и светские власти.

— Мы готовы поддержать проект финансово, — говорит Александр Курбатов, заместитель министра труда и социальной защиты населения Ставропольского края. — Сегодня в социальной сфере дефицит людей, и дело даже не в низких зарплатах. Никто не хочет идти работать в больницы и детские дома. И потому особенно важны организации, которые могут поучаствовать в социальной работе, и Церковь занимает в их ряду не последнее место.

Дорога в горы

Знаменитая Бештау — самая высокая гора Пятигорья — имеет пять вершин, из-за характерного силуэта которых и получил своё название Пятигорск. Свято-Успенский мужской монастырь, расположенный на Бештау на уровне около 900 метров, называют еще Второ-Афонским: он был основан русскими монахами с Афона. Место здесь довольно уединенное, но монахи тем не менее не оставляют служения в миру. Насельникам приходится регулярно спускаться вниз, в город. Причин тому много. Наместник архимандрит Силуан (Хараим) читает лекции в Пятигорской фармацевтической академии. В Центральной библиотеке Пятигорска монахами организован дискуссионный клуб «Православные диалоги», а в Ессентуках — Центр православной культуры, где еженедельно читаются лекции.

Кроме того, все лето в монастыре действует детский лагерь, куда посменно приезжают до 200 детей из разных концов страны. Лагерь с любовью продуман, организован и обустроен самими монахами. Помогают им добровольцы: ставропольские семинаристы и студенты пятигорских вузов.

— Все как-то незаметно сложилось, само по себе, — вспоминает архимандрит Силуан. — Дети приезжали, говорили: «Как красиво! Хорошо бы тут отдохнуть!». — «Ну, давайте, отдохните». Приехала первая группа, всем понравилось; так и пошло.

За основу взята несколько переработанная структура пионерского лагеря. Вместо отряда — род, например, князя Владимира. В один род собраны разные возрасты — с 1-го по 9-ий класс, так старшие привыкают к ответственности, а младшие чувствуют себя спокойнее. Живут ребята в палатках на монастырской территории, но у них свой распорядок, который начинается совместным с насельниками молитвенным правилом, а заканчивается ежевечерним костром с беседами, с пением и с хороводами.

В лагерь стараются принимать всех желающих.

— Мы хотим, чтобы невоцерковленные дети познакомились с православной верой, а воцерковленные как-то проявили себя, — говорит архимандрит Силуан.

В маленьком музее монастыря еле помещаются детские подарки. Вот макеты-фантазии из Лермонтовского дома творчества на тему, что можно построить в монастыре, — высокие храмы, причудливые здания. Вот живописная работа армянки-старшеклассницы с изображением монастырской церкви. А вот вышивка девочки-мусульманки из Школы искусств Минеральных вод.

— Если дети так спокойно и с любовью будут общаться, — говорит отец Силуан, — межнациональные конфликты быстро затихнут.

Как ни пыталась я разгадать секреты такого дружеского общения «мирского» и «монашеского» на горе Бештау, отец Силуан лишь разводил руками:

— Да все происходит незаметно… С каких конкретных шагов начать? А помолиться — и Бог все устроит.

Добро пожаловать в церковь!

Кисловодск — курорт федерального значения, славящийся своими источниками нарзана. Здесь при Никольском соборе, одном из самых грандиозных храмов епархии, уже три года работает поликлиника семейного типа. Прием ведут врач общей практики, педиатр, психолог, стоматолог, массажист и даже мануальный терапевт. Здесь можно бесплатно получить консультацию врача, исследовать глазное дно или сделать УЗИ.

У лечебницы есть и своя служба милосердия, помогающая одиноким и больным людям на дому. Елена Туркина, психолог и медсестра лечебницы, несколько лет назад получила сильную травму и была прикована к инвалидному креслу. Ее выходили заведующая Валентина Уварова и священники Никольского собора. Встав на ноги, Елена и сама стала работать при храме.

Очередей в поликлинике не видно, в день приходит человек десять, и заведующая не нарадуется, что прием можно вести спокойно, без обычной гонки и бумажной рутины. А значит, внимательней относиться к каждому.

— Мы ведем основательный разговор с каждым пациентом. Людей ведь нигде не успевают послушать так, как мы их тут слушаем, — рассказывает Валентина. — Я считаю, пациент сам себе ведущий доктор, а мы только помощники. Главное — отношение пациента к себе должно быть правильным. Не нужно акцентировать свое внимание на болезни, погружаться в «болячки» с головой. Но и брать на себя слишком много, надеясь только на Божью помощь и отказываясь от лечения, тоже не надо. Господь ведь не зря дал врачей.

Кисловодск сегодня — сугубо курортный город: здесь, кроме нарзанного завода и сувенирной фабрики, больше предприятий нет. Постоянные прихожане Никольского собора — в большинстве своем пенсионеры, а также врачи, учителя, работники культуры и сферы обслуживания. Кроме них, в храм приходит множество отдыхающих. Большой музей в цокольном этаже посещают целые группы из других городов, здесь же каждую субботу показывают фильмы, а по воскресеньям проводятся беседы со священником. При храме действует воскресная школа и одна из старейших православных гимназий в России — Православная Свято-Никольская классическая гимназия. Служащие собора одеты не в засаленные синие халаты, а в красивую форменную одежду. Сразу же на входе смущенного новичка встречает табличка «Приходской консультант».

— Туристы, паломники, — нужно всем уделить внимание, каждому что-то подсказать, — говорит настоятель собора, благочинный православных церквей Кавказских минеральных вод протоиерей Иоанн Знаменский. — Мы настраиваем наших консультантов не ждать, когда к ним подойдут с вопросами, а предлагать помощь самим, ведь многие не решаются спросить. Наши консультанты — это миряне, в основном молодые люди, закончившие специальные катехизаторские курсы. Мы стараемся, чтобы дежурные были каждый день, но не всегда получается: наши добровольцы совмещают это послушание с основной работой. Но в любом случае в соборе всегда есть дежурный священник — главный консультант.

Стены с содержанием

Сегодня в Ставропольской и Владикавказской епархии строится почти сто храмов. Архиепископ Феофан придает огромное значение такому строительству:

— Я считаю, что церковь должна быть в каждой станице, это очень важно. Здесь во многих городах проживает смешанное население, и храм в таких условиях — свидетельство нашей православной веры.

В первый день своего пребывания в Ставропольском крае я задала скептический вопрос, всегда ли стены наполняются содержанием, на который владыка уверенно ответил:

— Храм — это база для развития социальной деятельности: богаделен, наркоцентров, курсов и школ. Построены стены — а дальше начинается работа священника. Сейчас должен быть другой образ пастыря: незашоренный, умеющий сочетать идеалы Православия с образованностью и открытостью. Я так и учу наших семинаристов, будущих священников: никогда не закрывайтесь и не ждите, что к вам придут. Почему к вам должны приходить? Вы идите сами!

И сегодня действительно ставропольское духовенство делает огромные шаги навстречу обществу, показывая, что в условиях соседства с различными этносами, культурами и религиями только так — своими делами — можно привлечь интерес и уважение к православной вере.

Этого породистого коня архиепископ Ставропольский и Владикавказский Феофан подарил Спасо-Преображенскому реабилитационному центру при станице Темнолесской. Фото Романа Гунькина-Батагова
Сестры милосердия Сестричества святого Луки при городской больнице города Невинномысска. Фото Николая Рыбалкина
Восстановление Казанского кафедрального собора в городе Ставрополь. Фото Романа Гунькина-Батагова
В Свято-Успенском Бештаугорском мужском монастыре строительство колокольни еще планируется. А пока колокола висят на ветвях платана. Фото Николая Рыбалкина
Одно из красивейших мест Предгорного района Ставропольского края — Свято-Георгиевский женский монастырь. В сестрическом корпусе продолжаются отделочные работы, но обитель уже живет. Ежедневно насельницы — даже если их на данный момент всего двое — совершают крестный ход вокруг монастыря и молятся обо всех, живущих на Кавказе.

Фото Николая Рыбалкина

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.