САМОЕ ГЛАВНОЕ В ЦЕРКВИ

Мы публикуем фрагмент переписки редактора "Фомы" Владимира Гурболикова с одной из наших читательниц, посвященный дискуссии о том, зачем человеку нужна Церковь и нужна ли вообще, о том, что, главное в христианском поведении, каким оно должно быть. Переписка началась с, казалось бы, далекого от этой темы вопроса о литературном творчестве. Однако в процессе дискуссии этот разговор, вольно или невольно, но вышел сначала на тему дозволенного-недозволенного в литературе, а потом и в жизни…

Авторы некоторое время колебались: выносить ли их личный диалог на суд читателя, но все же решились на публикацию, надеясь на то, что затронутые здесь вопросы волнуют многих и могут оказаться если не решением всех проблем, то началом разговора о самом главном — о том, зачем человеку нужна вера.

НЕОКОНЧЕННЫЙ РОМАН

"Знаете, я наверное все-таки вложу в письмо небольшой текст. Это начало романа (я его не стала дописывать — бросила). Там о переживаниях девушки (её зовут Катя, ей около 30), которая несколько лет говорила себе "нельзя".

Не делала ничего плохого, была снаружи чистенькой, белой и пушистой, а всё тёмное и мутное держала внутри. Чтоб никого не заразить.

Несколько лет, Владимир! В храм ходила все это время. Почти каждое воскресенье. Причащалась раз в месяц. Молилась, со священниками советовалась… Курить бросила (после 10 лет курения). С мужчинами перестала "общаться" (год полного воздержания). И т.д. и т.п.

И все держала внутри.

Там, правда, Катя — красавица. Если бы я писала более реалистично, то Катя была бы уродиной. То есть, раньше она была красивой. А за эти несколько лет превратилась в уродину. Вот тогда это была бы реальная история — из жизни.

Ну, и еще следовало бы добавить, что Катя растеряла почти всех друзей. Друзья говорили, что она стала скучной…

Вообще-то, для реалистичности Катю еще следовало бы выдать замуж. Причем обвенчать в церкви. А потом описать ее взаимоотношения с мужем. Жуткие, доложу я вам…

Ну да ладно.

И еще о том, что человек этот — Катя — Достоевского не читал. И вообще художественную литературу не читала (поскольку там полно искушений). Читала она только творения святых отцов. Разумеется, она там ничего не понимала, поскольку все это не близко. И у нее накопилась масса неразрешимых вопросов. И никто ей не мог ничего объяснить. В том числе и священники. Потому что священники — они же говорят цитатами из святых отцов в основном. Наверное…

Думаю, что вашу любимую Киру Поздняеву (рассказ Киры Поздняевой "История любви" был опубликован в 9-м номере журнала "Фома" — прим. ред.) Катя тоже читала. Скорее всего, прочитала и подумала — вот, какая хорошая девушка. Только на меня абсолютно не похожа. И поэтому — мне не близко. Я — плохая, темная, с кучей противоречий. Героиня Киры — хорошая, светлая…

Вполне возможно, Владимир, моя Катя и вас читала. С тем же результатом.

А вот журнал "Фома" уже не читала. Уже нельзя. Это уже искушение. Это уже шаг не туда. Поддашься, сделаешь шаг в этом направлении — и ведь можешь и следующий шаг сделать — Достоевского читать начнешь. А там, глядишь, и следующий шаг — писать начнешь о том же, о чем Достоевский… А там и эротическая проза не за горами…

Ну ладно, что-то я расписалась, надо останавливаться.

Буду ждать ваших ответов! Счастливо вам. С искренним уважением,

Дарья

ЧТО ГЛАВНОЕ В ЦЕРКВИ

Дарья, здравствуйте!

Думаю, в письме Вы очень верно (может быть, даже лучше, чем в романе) описали некий тип человека, лично мне, правда, очень редко попадавшийся в Церкви, но это неважно. Я верю, что такие люди есть, и даже, насколько могу судить, Вы здесь пишете отчасти и о Вашем собственном опыте.

Что Вам ответить?

Ваша Катя — это человек, который попал в страшную беду, потому что, как мне показалось, неверно понял главную Истину православной веры.

Это заблуждение о Церкви может вести к очень тяжёлому кризису. То, о чём написано у Вас в неоконченной повести, заставляет вспомнить слова Христа о том, как бесы возвращаются в пустое жилище, где благодать не поселилась.

Но прежде чем сказать об этой ОЧЕВИДНОЙ, как мне кажется, ошибке — несколько слов о том, почему в Церкви часто с подозрением воспринимается неофитский пыл, который так далеко завёл Вашу героиню.

Человеку, пришедшему в Церковь, зачастую невозможно просто выйти из своей прежней жизни, не найдя в новом, церковном мире достаточно воздуха, тепла и света, не освоившись там, не обретши в храме нового образа Дома и Родины.

Не истязать себя молитвами, а приобрести любовь к этому особенному, ни на что другое не похожему языку — молитвенному; не давать непременно обет полного воздержания, но (если нет явной склонности к монашеству) искать честного брака. Не порывать со всякой светской литературой, а на первых порах ввести литературу духовную в свой круг чтения. Зачем же, не имея жажды и вкуса к церковной книге, отказываться от произведений, написанных нашими замечательными писателями? Что дадут Вам эти отказы — кроме ощущения пустоты и безысходности?!

В Вашем отрывке девушка страшно истязала себя — сначала — в религиозном исступлении, потом — в садомазохистских снах. И всё у неё слилось. Но ради чего она себя истязала?

И тут мы переходим к разговору о том, что главное в Церкви.

Я писал как-то о таком случае: человек бросил принимать наркотики, пошёл на борьбу со средой наркоманов, которые силой пытались его вернуть. И совершенно оставил наркотики. Это почти что чудо — думаю, Вы согласитесь. Для наркомана это настоящий подвиг. Почему же он смог преодолеть себя? — А он влюбился, он ОЧЕНЬ полюбил. И ради того, чтобы любимому человеку не навредить, он пошёл на всё. И сам выпутался из беды.

Христианство, конечно же, смирение, конечно же, покаяние, конечно, воздержание. Но в чём причина чтобы смиряться, каяться и воздерживаться? — В любви, только в любви причина. Это серьёзное и живое чувство.

Недавно в нашем храме я ушёл в боковой придел, где можно было побыть одному. И сразу почувствовал, что на меня смотрит Христос с огромной алтарной иконы. Дарья, какие это были глаза!

Я не мог оторваться от Его глаз. Я хочу, чтобы я… чтобы все мы были с Ним!

Есть отец, мама, моя жена и дети — без них я буду кричать в пустоте. Но есть также и Он, и для меня временами Он осознаётся так же реально, и я не могу не думать о том, что Он думает обо мне и не спрашивать: а смогу ли я прийти к Нему и упасть в Его колени…

Вот, Дарья, если нет этого, как же Вашей девушке не отчаяться? Она не увидела этих глаз, она ждёт, что ей ЗА САМОИСТЯЗАНИЕ откроют Райский сад…

А так ли мыслили наши святые? Вот, преподобный Силуан Афонский был уверен, что проваливается в ад, и что он наверняка уже погиб, но у него при этом даже мысли не было, чтобы предать Христа! Ему и слова были: "Держи ум свой во аде, но НЕ ОТЧАИВАЙСЯ". И многие люди убеждены, что не могут -в силу своих грехов — попасть в Рай. Но они-то и не Рая как такового ищут!

Построили бы сейчас на земле рай, было бы изобилие, свобода, бессмертие… Но были бы эти люди, христиане, счастливы там? Думаю, что нет, ведь не райские кущи, не плоды и не удовольствия — ОН им нужен, Живой Бог, и желание быть с Ним!..

…Я ещё о священнике в этом Вашем отрывке хочу сказать: всякое, конечно, бывает. Бывает, не находит человек духовника. Вот у Вас на все катины вопросы батюшка отвечает односложно: смиряйся, молись…

Но такой, как у Вас, диалог правдоподобно выглядит разве что в ситуации, когда в храме общая исповедь, когда исповедуют сотни людей в очередь. А так…

Духовную беседу или исповедь у духовника вообще трудно описать. На твои слова о семейных разладах священник вдруг задаст нелепейший, казалось бы, вопрос: а не имеет ли смысл купить стиральную машину-автомат — и так горячо заубеждает, что нужно, что это важно — сначала от недоумения даже поперхнёшься! А потом подумаешь: но в самом деле, ведь иногда именно такая малость может от беды сберечь…

Или ничего твой духовник, почти ничего не говорит, но только иногда услышишь рядом вздох: "Господи, прости!" — и так согласно твоей боли, что переворачивают эти слова, "забирают" тебя.

А молчание? Когда исповедующийся вдруг замечает это затянувшееся молчание и скосясь на батюшку, вдруг видит, как тот кивает ему, а по седой бороде слёзы катятся…

Это в наши дни, в наше время! Так было и тысячу лет назад, и совсем недавно…

Это всё было, это есть НА САМОМ ДЕЛЕ! И Вам, точнее, героине Вашей, быть может, ещё пока не посчастливилось, не открылось в Церкви это сокровище человеческой и Божьей любви.

Но Вы не делайте только поспешных выводов, это всё может прийти.

Главное — понять, что цель всё же не в самом посте, не в воздержании, не в смирении, не в борьбе с помыслами (хотя без них обойтись невозможно); цель — это Христос, Которого полюбил и ради Которого можно (как тот исцелившийся наркоман для своего любимого человека) всё перетерпеть и от всего отказаться, лишь бы иметь надежду прийти к Нему и остаться с Ним.

Это — свободная любовь, и она всё излечит. Без неё осталась бы только муштра, дисциплина, жестокое и бесплодное истязание.

Многие, к сожалению, считают, что эти слова о любви к Богу неискренние, многие из своего неудачного опыта общения с церковными людьми (а кто из нас без греха? Действительно, в храме всякое можно встретить) делают вывод об отсутствии в Церкви христианской любви. Но уверяю Вас: это поспешный и неверный вывод.

Мы не смогли бы делать наш журнал, если бы не обнаруживали — и в своём опыте, и в церковной жизни, прошлой и настоящей — столько подтверждений тому, что любовь эта есть. И ради неё действительно можно всем пожертвовать.

И я желаю Вам обрести это чувство: когда Вам откроется оно, Вы поймёте, что прежняя Ваша героиня, Ваша несчастная Катя — уже действительно стала другой. И Вы, Дарья, уверяю Вас, не станете печалиться об этом…

gurbolikov ГУРБОЛИКОВ Владимир
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Первый заместитель главного редактора
45 № 2 (12) 2001
рубрика: Архив » 2001 »
/home/www/wklim/pravoslavnye/foma.pravoslavnye.ru/fotos/journal/45.jpg
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.