С «ОСТРОВА» НА ОСТРОВ

Макаренко, 9. Этот адрес знают, кажется, все социально незащищенные подростки Питера.  Здесь, в «Острове», всех накормят, оденут, окажут медицинскую помощь, восстановят документы, а школьникам (из тех, кому не хочется возвращаться после школы домой, потому что родители в глубоком запое) помогут сделать уроки. Единственное, чего здесь нельзя — ночевать. «Остров» — один из проектов благотворительного фонда помощи нуждающимся детям Санкт-Петербурга «Солнце». Впрочем, детей не так уж и много. Постоянных воспитанников чуть меньше ста.

Идея свозить детей из «Острова» в монастырь родилась спонтанно. Знакомые одного из сотрудников фонда рассказали о Коневском Рождество-Богородичном мужском монастыре, (расположенном на острове в Ладожском озере), удивительном его настоятеле отце Александре и детях-инвалидах, которые все лето живут при обители. Воспитатели «Острова», посоветовавшись, решили, что везти детей на Коневец нужно.

В первые выходные сентября семеро подростков (11–18 лет) сели на паром. Только что было снято штормовое предупреждение, хотя Ладога еще бушевала. О поездке вспоминает одна из его организаторов, Мария Кудрнова.

— Дети визжали от восторга, смешанного со страхом. Волны накатывали, заливая палубу… Я только и думала про себя: «Наши дети, в монастыре? Как, можно ли?» В те дни в Питере сильно похолодало, и погода не предвещала ничего хорошего. Но как ни странно, дождь начинался вновь только тогда, когда мы с ребятами заходили в храм, отправлялись обедать в трапезную или добирались до хозяйственных построек на монастырском подворье. Выходили — и тут же выглядывало солнце. Вся поездка — это было что-то волшебное.

На причале нас встретил отец Паисий, которому настоятель поручил нами заниматься. Он поздоровался, окинул всех взглядом, улыбнулся про себя и тут же куда-то позвонил. Через несколько минут перед детьми стояли настоящая карета и телега. Мы так и катались на них по острову. Отец Паисий гулял с детьми по берегу озера, учил запускать «лягушечек», то и дело оберегая ребят от набегавшей волны. Отвез на огород. Ребята прямо с грядок рвали огурцы. Для городских беспризорников это из области фантастики. И вообще, с первых минут знакомства дети как-то просто и легко доверились батюшке. Доверились, как очень близкому человеку, не отпускали, о чем-то все время спрашивали и не по возрасту терпеливо выслушивали ответы.

Но особенно я удивилась, когда мы пришли в храм. Перед поездкой никто не спрашивал детей ни об отношении к церкви, ни о вероисповедании. Но оказалось, что, видимо, все ребята крещеные, во всяком случае, все они знали, как креститься, прикладываться к иконам, как и где зажигать свечи, да и просто как вести себя в церкви. Они стояли в храме какие-то сверхсерьезные…

Решив отвезти детей на Коневец, мы хотели показать им то, чего они в своей жизни никогда не видели, ну и дать отдохнуть. Мы хотели, что называется, подзарядить их в духовном отношении. Дело в том, что главная проблема беспризорных, безнадзорных детей — их отношение к действительности, их потребительская модель поведения. У них нет стимула к чему-нибудь стремиться, как-то меняться, чего-то достигать.  Впрочем, это следствие тяжелых жизненных условий. Ведь никого из них не балует судьба. Мы надеялись, что поездка станет для детей поводом сменить способ мышления, они увидят непривычную сторону жизни, поймут, что материальные блага не могут быть единственной и главной целью жизни. Нам было важно помочь им пропустить все то, с чем они столкнутся, увидят на Коневце, через себя…

На прощанье о. Паисий оставил детям свой номер телефона, на случай «если у них будет что-нибудь на душе». А когда паром отчаливал от пристани, ко мне подошел один из мальчиков: «Можно нам сюда еще раз вернуться?»

Фото Мадины АСТАХОВОЙ

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.