«РУССКИЙ ВЗГЛЯД» – СПОРТ

«РУССКИЙ ВЗГЛЯД» – СПОРТ
Предлагаем вашему вниманию текст программы «Русский взгляд», посвященной спорту.

Гости программы:

Татьяна Митина, заслуженный тренер Советского Союза, тренер по санному спорту, бобслею, натурбану

Анфиса Резцова, трехкратная олимпийская чемпионка в двух видах спорта – лыжные гонки и биатлон

Любовь Кабаева, мама Алины Кабаевой

Михаил Терентьев, генеральный секретарь Паралимпийского комитета России, семикратный призер Паралимпийских игр (виды спорта – лыжные гонки, биатлон)

Архимандрит Геннадий (Гоголев)



Над программой работали:

Ведущие – Елена Писарева и Дмитрий Дюжев

Шеф-редактор – Ольга Любимова

Режиссер-постановщик – Александр Замыслов

Редакторы – Лариса Богуш и Ксения Лученко







ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: «Русский взгляд на проблему профессионального спорта России» – тема нашей программы сегодня. Я – Дмитрий Дюжев, здравствуйте!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Здравствуйте, я – Лена Писарева! Мы любуемся нашими фигуристами, гордимся нашими гимнастами, болеем за хоккеистов. Но что же скрывается за каждой золотой медалью? Что сейчас происходит с нашим спортом и нашими спортсменами? Об этом мы и поговорим сегодня.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Она – тренер четырех Олимпийских чемпионов и тридцати мастеров международного класса. После тренировок она читала им Гейне, провожала в армию и выдавала замуж. А после развала Советского Союза ездила по Европе и искала своим ученикам приличную работу.

В студии программы «Русский взгляд» – заслуженный тренер Советского Союза Татьяна Юрьевна Митина. Здравствуйте!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Здравствуйте, Татьяна Юрьевна!

ТАТЬЯНА МИТИНА: Здравствуйте!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вы можете вспомнить свою самую большую радость от победы учеников?

ТАТЬЯНА МИТИНА: Конечно! Это олимпийская чемпионка в 80-м году Верочка Зозуля. Она – самая грандиозная удача в моей жизни. Я невероятно счастлива, что присутствовала при этом и участвовала в этом. Это было счастье для всей страны!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А в чем заключается успех тренера? И в чем секрет хорошего тренера?

ТАТЬЯНА МИТИНА: Конечно, в успехах учеников! Я думаю, все тренеры свой секрет уносят с собой в небытие. Но один большой секрет я могу открыть: залог успеха – только в любви к работе, к своим ученикам и вообще к жизни. Если не любить вид спорта, которым ты занимаешься, то невозможно ничего добиться.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Как вы участвовали в жизни своих учеников после тренировок?

ТАТЬЯНА МИТИНА: По-разному. Иногда приходилось участвовать в личной жизни, иногда – составлять режим питания. Чаще всего последнее – вместе с врачом, конечно. Наша жизнь – это хорошо отработанный механизм. Подъем, зарядка, тренировки – первая, вторая, третья… Обед. Сон. Затем, если ученик дома, ты по десять раз на день ему позвонишь, чтобы узнать: что, как, ничего не переломал, жив-здоров, как жена…

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Татьяна Юрьевна, то, что тренер так тесно связан со своим учеником – это обычная практика, или вы – исключение?

ТАТЬЯНА МИТИНА: Нет, что вы! Таня Тарасова всё время об этом говорит. Буквально вчера я летела из Софии вместе с нашей женской сборной командой страны по борьбе. Они везли огромное количество медалей, кубки… И тренеры такие счастливые! Это всё говорит о том, что в этом виде спорта есть любовь. Эти люди любят свой вид спорта, они занимаются им бесконечно, отдают этому все время. Семья каждого спортсмена также работает на успех своего мужа, сестры, брата или сына. Я думаю, что это, конечно, результат совместной работы тренера, врача и спортсмена.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Сколько длится карьера спортсмена? Как вы помогаете вашим ученикам, когда они уходят из большого спорта?

ТАТЬЯНА МИТИНА: Помогаю всем, чем могу. Делаю абсолютно всё возможное. Я для детей никогда столько не делала, сколько для своих спортсменов! Иначе нельзя: ведь они должны посвящать все время именно тому, к чему они призваны, а для этого их надо оградить от очень многих проблем. Такой человек не должен думать о хлебе насущном, он должен зарабатывать не деньги, а результат. Для этого ему нужно правильно питаться, правильно тренироваться, носить правильную, спортивную одежду… Я считаю, хорошие спортсмены достойны этого, их же не так много. Больших спортсменов по пальцам можно пересчитать. Это нам только кажется, что известных спортсменов огромное количество и они все зарабатывают бешеные деньги. В бобслее, в санном спорте, спортсмен сегодня жив, а завтра у него может быть такая травма, из-за которой его будущее – это инвалидность. Увы!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Татьяна Юрьевна, нам, зрителям – особенно, когда мы смотрим международные соревнования, – со стороны кажется, что русских на этих соревнованиях не очень-то любят. Что можете сказать об этом вы, как тренер, который там присутствовал? Это правда?

ТАТЬЯНА МИТИНА: Это на самом деле так. Когда мы начинаем подниматься в каком-либо виде спорта и выходим на международную арену, обычно происходит следующее. Сначала нам дают необходимый инвентарь бесплатно, потом – в аренду, а потом – вообще перестают давать. И это – только потому, что мы стали выигрывать, мы стали брать медали в санном спорте и других! Сначала мне просто давали сани, потом меня заставили эти сани купить, а денег, как вы понимаете, в Советском Союзе было мало. Мы находили пути для того, чтобы купить инвентарь, покупали, а потом у нас на границах пытались его отобрать. Нас не жалуют, честно говоря, нас сжимают в тиски. Но мы же русские, у нас на всё свой, русский взгляд. А западные спортсмены идут по проторенной дороге.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Нас так боятся? К нам относятся с ревностью?

ТАТЬЯНА МИТИНА: Когда мы только входим в какой-то вид спорта, нас стараются привлечь всем, чем можно, потому что понимают: это огромная страна, мощные ресурсы, и за счет этого можно получить и деньги дополнительные, и спонсорство, и все что угодно. Но когда мы начинаем побеждать, нас сразу начинают зажимать.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Мы часто слышим про допинги. Бытует мнение, что сегодня спорт без допинга не может существовать. Это нормально? Или это было всегда, просто об этом не говорилось?

ТАТЬЯНА МИТИНА: Это очень тонкий вопрос. Я считаю, что на сегодняшний день проблема, безусловно, есть. Работает целый огромный институт, у нас создана целая комиссия, члены которой выезжают на сборы наших спортсменов, следят за питанием, за лекарствами, которые спортсмены принимают. Спортсмену невозможно выжить без медикаментозной помощи: он – такой же, как и мы. Он так же не защищен ни от простуд, ни от других болезней, он так же должен принимать какие-то лекарства. Но одни лекарства выводятся мгновенно, а другие, к сожалению, остаются в организме очень долго.

Это я примитивно рассказываю. На самом деле, высшие результаты в спорте без допингов практически уже невозможны. Особенно в таких его видах, где все решают секунды. Спорт сейчас подошел к таким вершинам, что добиться хотя бы минимального результата можно только с помощью каких-то дополнительных средств. Необходимо как-то решать эту проблему, придумать что-то новое. Это очень трудно, но мы к этому стремимся.

Я думаю, прием всевозможных допингов – это очень плохо, прежде всего, для спортсмена. Раньше, в начале 90-х годов, люди очень часто на этом попадались, и у них отбирали медали. Конечно, надо стремиться к тому, чтобы спорт высших результатов был чистым.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Татьяна Юрьевна, если говорить о жизни тренера в советское время и в современной России, то есть какие-то отличия?

ТАТЬЯНА МИТИНА: Сейчас в нашей стране выживают только тренеры очень высокого класса. Я уже отошла от дел, я не занимаюсь спортом с 98-го года. Вначале я ездила с бобслеем, но сейчас уже практически не езжу. В советское время приветствовались тренеры в детских спортивных школах, их было огромное количество. Была система. По нашей системе сейчас работает весь мир, все – кроме нас. Мы все забыли! Хотя сейчас начинается возврат к детским школам, к первому уровню подготовки спортсменов.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Ищут ли сейчас одаренных детей, как раньше?

ТАТЬЯНА МИТИНА: Я знаю, что начали проводиться спартакиады школьников. Советская система подготовки спортсменов была изумительной, в ней был колоссальный отбор, была преемственность. Я начинала с сельских ДСО. Это было огромное общество, куда вкладывались огромные деньги. Каждая республика в Советском Союзе имела свою команду. Общество было огромным. Я проводила чемпионат сельских ДСО, в нем участвовало почти 600 человек на всех уровнях! Для сегодняшнего времени это большая цифра.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Спасибо большое! Присаживайтесь, пожалуйста!





ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Она уверена: единственное, что может уберечь подростков от улицы, наркотиков и преступности – это спорт. Неважно, что это будет: бег, коньки, футбол, каратэ, или шахматы. Главное -, чтобы ребенок занимался спортом с детства.

В студии программы «Русский взгляд» – трехкратная олимпийская чемпионка Анфиса Резцова. Здравствуйте, Анфиса!

АНФИСА РЕЗЦОВА: Здравствуйте!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Анфиса, в вас столько жизнерадостности! Откуда Вы черпаете силы?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Откуда? Из народа! Я – из народа, поэтому я – очень общительный человек: много общаюсь – и с малым, и со старым… Я думаю, если мы будем вешать нос и обращать внимание на болячки, которых у нас осталось огромное количество после профессионального спорта, мы не будем энергичными и радостными. Жизнь заставляет не унывать!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: За победой спортсмена стоит колоссальный труд. Чтобы достичь тех высот, которые достигли вы, нужно было очень много трудиться и очень много пережить. Вам не хотелось в какой-то момент всё бросить, оставить большой спорт и уйти?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Не хотелось, потому что я – целеустремленный человек. Если поставил цель, надо к ней стремиться всеми правдами и не правдами. В жизни не бывает легких побед, будь то спорт или любая другая область. Я хочу сказать огромное спасибо своим родителям, которые научили нас трудолюбию, научили любить труд и ничего не бояться!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Вас отдали в спорт родители?

АНФИСА РЕЗЦОВА: В советское время мы, наверное, больше были предоставлены сами себе. Наверное, нас во многом воспитала улица. Родители пытались как-то содержать семью: нас было четверо детей, и они зарабатывали на питание, одежду, воспитание… Поэтому мы были предоставлены сами себе и улице. В то время это было, наверное, неплохо.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Как вы в первый раз пришли в секцию?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Когда я была в шестом классе, к нам в школу пришел молодой преподаватель, закончивший пединститут, и набрал девчонок, желающих «покататься с горок». Нам бесплатно дали лыжи, экипировку. Так всё и началось. Многие в течение следующих полугода ушли. Нас пришло человек двадцать пять или тридцать, а осталось – семь. Первые тренировки катания с горок – это было здорово! А потом начались нагрузки, техническая сторона, стало сложно и неинтересно. К счастью, мне это нравилось, и я осталась в числе этих семерых. Мне нравилось так проводить время, потому что до секции я обычно приходила из школы и била баклуши на улице.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Анфиса, что самое сложное для советских, а сегодня – российских спортсменов на международных соревнованиях,?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Для российских спортсменов, я думаю, дисциплина.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: У нас такая плохая дисциплина?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Нет, как раз хорошая! Если бы мы не были дисциплинированными, мы бы столько не побеждали. Я считаю, это большой плюс, что российские спортсмены более дисциплинированы. Для того, чтобы выйти на международную арену, нужно много трудиться и ничего не бояться.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как на международных соревнованиях встречают русских спортсменов?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Я бы сказала, в разных странах – по-разному. В Америке, в Канаде отношение к российской команде немножко жестче.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Видимо, чувствуют конкуренцию?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Да, я думаю, что все побаиваются русских спортсменов. Наша держава все-таки сильнее, и они это понимают. Я считаю, что нас боятся в любом виде спорта.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Почему?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Потому что мы сильные.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А почему мы сильные?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Мы сильные духом, сильные сердцем. Мы преданы своей стране, своей державе. Этим мы сильны!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Вы общаетесь с другими спортсменами?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Обязательно. Сейчас я реже общаюсь с иностранными спортсменками, а когда мы тренировались, я дружила и с немками, и с болгарками, и с польскими спортсменками. По опыту своего общения с ними могу сказать, что негатив чувствуется не только по отношению к нашей стране. Везде есть разные люди, поэтому ни в коем случае нельзя обобщать.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: В детстве, когда я смотрел Олимпиаду, у меня часто возникал вопрос: «О чем сейчас думает спортсмен? Ему сейчас выходить, его уже диктор объявляет, на него смотрит вся страна …

АНФИСА РЕЗЦОВА: Я могу сказать, какие мысли настигают лично меня, когда я иду по трассе или стреляю на стрельбищах. Одна мысль: «Вперёд, к победе!» Победить всеми правдами и неправдами, тяжело или не тяжело! Всем тяжело, но ты – сильнее! Но, конечно, когда выходишь на старт, тебя бьет мандраж.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Мандраж перед страной или перед собой и тренером?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Перед всеми. Перед страной – тоже, потому что Олимпийские игры проходят раз в четыре года, и ты к ним очень долго готовишься.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Анфиса, какая награда далась вам тяжелее всего?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Они все тяжело давались.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А самая дорогая, которую вы особенно часто вспоминаете?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Мне очень дорога была моя первая олимпийская медаль, которую я завоевала в 88-м году. Мне запрещали рожать, потому что я должна была побеждать, я должна была привозить золото своей стране. Когда я стала олимпийской чемпионкой, Господь все-таки меня услышал и наградил меня ребенком – после всех этих передряг и запретов.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: У вас всегда была вера?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Конечно! Она всегда была у меня в душе. Не обязательно было идти в церковь, чтобы молиться Господу, но в душе все-таки нужно было верить. И вот эта олимпийская медаль для меня – еще одно доказательство тому, что нас, русский народ, на самом деле не убьешь. А в 92-м году я получила еще одну медаль. Она очень памятна мне и очень тяжело далась, потому что я как раз перешла в биатлон. Моя подготовка к участию в Олимпиаде заняла всего полтора года. До 92-го года женский биатлон не был олимпийским видом спорта, тогда его впервые включили в программу соревнований.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Вы тренировались на одном уровне с мужчинами?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Я тренировалась вместе с мужчинами. Я сама изъявила такое желание, потому что уровень женский сборной был очень низок. Девчонки были неплохо готовы к стрельбе, но ход не отрабатывали. А так как я пришла с лыж, у меня ход был гораздо лучше.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Как вам кажется, какие проблемы существуют в нашем спорте сегодня?

АНФИСА РЕЗЦОВА: В нашем спорте, мне кажется, перестали трудиться так, как положено. Вот я сейчас общаюсь с молодыми девчонками-биатлонистками. Они надеются на авось! Могут просто прогулять и не выйти на тренировку. У них нет рвения трудиться, трудиться, трудиться… Чтобы выиграть, должна быть хорошая база, организм должен быть готов к серьезным нагрузкам. А сейчас, как правило, базы нет и подготовки хватает только на один старт.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вы согласны с мнением, что из современного спорта уходит романтика?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Вы знаете, раньше мы были как-то дружней, веселей! Сейчас каждый – сам за себя и думает, где бы побольше заработать. Раньше в спорте было интересней.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как вам кажется, какое будущее у российского спорта?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Не знаю. Мне кажется, в целом, это сейчас даже спортом трудно назвать. У меня три дочери, и я не хотела бы их отдать в профессиональный спорт.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Почему же?

АНФИСА РЕЗЦОВА: Я хочу, чтобы они были всесторонне развиты, а спорт присутствовал в их жизни на уровне удовольствия: физкультура в школе, различные игры во дворе, велосипед, плавание, лыжи… Чтобы все это было на уровне личного интереса, но не более. Я прошла в своей спортивной карьере через трудности и невзгоды, а сейчас вижу в спорте только грязь и несправедливость. Я не хочу этого для своих детей!

Я хочу, чтобы у меня девочки были здоровыми, умными, красивыми, выросли порядочными людьми и нарожали мне здоровых внуков.

ТАТЬЯНА МИТИНА: Да Анфиса сама будет их тренировать! Она сама их поставит на лыжи.

АНФИСА РЕЗЦОВА: Совершенно верно! Я их всех уже поставила на лыжи, но только на уровне нашего семейного интереса – чтобы покататься, поучаствовать в детских соревнованиях, завоевать какую-то мягкую игрушку, но не более.

Конечно, если они вдруг сами выберут спорт и будут стремиться к профессиональному уровню, я буду всячески помогать им в этом, но не заставлять!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Большое вам спасибо за беседу!





ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: В свободное от работы время он играет в футбол и болеет за любимую команду «Зенит». О проблемах современного спорта мы поговорим с «профессиональным» футбольным болельщиком, заместителем председателя Синодального отдела по делам молодежи, архимандритом Геннадием Гоголевым.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Отец Геннадий, чем вас привлекает футбол? Немножко непривычно видеть священника, тем более – архимандрита, который интересуется спортом…

ОТЕЦ ГЕННАДИЙ: Уверяю вас, это не такая уж и редкость! Я родился и вырос в Петербурге. В то время питерский мальчишка не мог себе представить свое времяпрепровождение вне стадиона. Мама у меня – учительница, преподавала в школе, подготовила одного из чемпионов Советского Союза 84-го года. И любовь к футболу сохранилась у меня по сей день. Я с удовольствием посещаю футбольные матчи. К сожалению, сейчас врачи запретили мне играть, а до позапрошлого года я играл в футбол с молодыми людьми.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Батюшка, скажите, а не грех ли вообще заниматься спортом? Бытует и такое мнение. Многие сравнивают спорт с азартной игрой, говорят о том, что во время соревнования у человека возникают не те чувства, которые должны возникать у того, кто живёт духовной жизнью.

ОТЕЦ ГЕННАДИЙ: Да что вы! Ну, какой же это грех? Сегодня Православная Церковь у нас в России в большей степени заинтересована в том, чтобы готовить не ученых-богословов, а активных, целеустремленных пастырей, которые могли бы приехать на приходы в районные и областные центры, в глухие села и деревни и там пробуждать у людей тягу к духовной жизни. А для этого как раз нужно обладать теми качествами, которые воспитывает спорт, воспитывает физкультура. Это моё глубокое убеждение, которое я защищаю на самых разных церковных встречах и конференциях.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вы встречаете какое-то противодействие? Вы сталкивались с мнением, что православному человеку не надо заниматься спортом?

ОТЕЦ ГЕННАДИЙ: Есть такая точка зрения. Недавно я видел брошюрку, изданную священником – «Православие и спорт», – где, в частности, сказано, что православные родители могут отдавать своих детей заниматься волейболом. Волейболом можно, а футболом – нельзя, потому что футбол, по мнению автора, пробуждает в детях агрессивность. А уж о какой-то там борьбе или боксе вообще не может быть и речи, упаси Боже!

Вопрос: для жизни на какой планете этот священник готовит своих детей? Что получится из этих волейболистов, где они будут жить? Давайте вспомним нашу древнюю церковную историю, например, «Поучение Владимира Мономаха», адресованное сыновьям князя. Детей с детства воспитывали как воинов, как будущих защитников Родины. Всё это, безусловно, нужно делать и сейчас. И спорт нам в этом помогает!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Кстати, среди тех, кто становится чемпионами, много верующих людей.

ОТЕЦ ГЕННАДИЙ: Конечно, у профессионального спорта очень много отрицательных моментов. Как церковный человек, тем более, как священник, я не могу этого не видеть. Это очевидно всем. Тут и проблема допинга, и проблема травматизма… Но, с другой стороны, у профессионального спорта есть масса и таких черт, без которых мы не можем обойтись. Профессиональный спорт вошел в нашу жизнь. Следить за подвигами любимого спортсмена, за игрой любимой команды – это неотъемлемая часть душевной жизни почти каждого человека.

Профессия спортсмена – это конечно, профессия, связанная с повышенным риском, как профессия шахтера. Владислав Третьяк мне говорил, что любой спортсмен, выходя на ледовую площадку, не знает, уйдет он с нее сам или его унесут. Он говорил: «Я всегда старался перекреститься перед матчем. Даже, в то время, когда на этих матчах в полном составе присутствовало Политбюро. Незаметно, но старался креститься». Вообще, среди людей, которые занимаются трудовой деятельностью, сопряженной с риском, гораздо больше верующих людей и тех, кто тянется к Богу. Это факт.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Они надеются не только на себя, но и уповают на волю Божию.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Скажите, пожалуйста, как выглядит отец Геннадий, когда он сидит на трибуне и болеет за свою любимую футбольную команду?

ОТЕЦ ГЕННАДИЙ: Иногда мне, как разведчику, приходится скрываться и маскироваться в Москве среди оголтелых фанатов «Спартака».

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Помогает ли вам любовь к спорту наладить общение с молодежью и лучше понять молодых людей?

ОТЕЦ ГЕННАДИЙ: Да, безусловно. Важнейший принцип для человека, который посвятил себя миссионерской деятельности, – говорить на языке аудитории, к которой ты обращаешь своё слово.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Как по-вашему, какую ценность для государства имеет спорт? Как родители должны объяснять детям, зачем нужно заниматься спортом? Ведь не только затем, чтобы уметь дать сдачи на улице?

ОТЕЦ ГЕННАДИЙ: Хотя и это тоже правильно!

ТАТЬЯНА МИТИНА: Я согласна с батюшкой. Спортом надо заниматься хотя бы для того, чтобы понимать, кому дать сдачи. Это очень важно!

ОТЕЦ ГЕННАДИЙ: А вот для этого нужна Церковь.

ТАТЬЯНА МИТИНА: Я и подвожу к тому, что все зависит от того, как человек работает. В Церкви всё зависит от священника, в театре – от режиссера, а в спорте – от тренера. Конечно, кому как повезет. Это так же, как вы приводите ребенка в первый класс: если вы видите доброго, замечательного учителя, вы счастливы. А если нет…

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: …ищете другую школу!

ОТЕЦ ГЕННАДИЙ: Вы абсолютно правы. Буду говорить с позиции своего чиновничьего служения. Я – заместитель председателя Отдела по делам молодежи. Профессиональный спорт – именно профессиональный – чрезвычайно важен для подрастающего поколения. Никто не будет отрицать того простого факта, что любой спорт на начальных стадиях важен для ребенка и подростка хотя бы потому, что он уводит его из неблагополучной семьи, из подвалов, отвращает от социальных пороков и т.д. Но ребенок никогда не будет заниматься спортом, если не будет видеть перед собой примера, идеала профессионального спортсмена, которому захочет подражать. Посмотрите, что делается в городах, где футбольные команды переходят из низшего дивизиона в высший. Проведите такую статистику. Количество мальчишек, которые записываются в футбольные секции, увеличивается на порядок!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Геннадий, а как вы можете прокомментировать высказывания многих священников о том, что во время поста не надо заниматься спортом, а во все остальное время можно?

ОТЕЦ ГЕННАДИЙ: Может быть, тогда и военнослужащим во время мясоеда можно нести службу, а постом – оставить автоматы?

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Но откуда взялось такое мнение? Оно бытует у очень многих людей.

ОТЕЦ ГЕННАДИЙ: Пост заключается не только в изменении образа жизни и ограничении себя в питании. Иначе пост вырождается в диету, в механическое исполнение определенных обрядов. Все мы это уже прекрасно знаем, слава Богу, в этом году телевидение нас просветило на этот счет. Истинный пост есть делание добрых дел. Истинный пост есть, прежде всего, воздержание от грехов – как от плотских грехов, так и от осуждения и злобы.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо!





ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Она привезла свою дочь в Москву и с огромным трудом добилась просмотра – только потому, что была абсолютно уверена: она сделает ее Олимпийской чемпионкой.

В студии «Русского взгляда» – Любовь Михайловна Кабаева.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Здравствуй, Любовь Михайловна!

ЛЮБОВЬ КАБАЕВА: Добрый день.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Спасибо, что сегодня вы к нам пришли!

ЛЮБОВЬ КАБАЕВА: Я вам тоже очень благодарна, что вы меня пригласили на эту передачу.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Скажите, трудно ли быть мамой олимпийской чемпионки?

ЛЮБОВЬ КАБАЕВА: Честно скажу, что приятно, а не трудно. Я горда тем, что моя дочь состоялась, что она выступает за нашу огромную и могучую Родину. В своё время у нее были предложения уехать из России и выступать за другую страну.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Где вы жили до переезда в Москву?

ЛЮБОВЬ КАБАЕВА: В Ташкенте. Там я и родилась, и вышла замуж, и начинала свою спортивную карьеру.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Вы тоже занимались спортом?

ЛЮБОВЬ КАБАЕВА: Да, конечно. В первых трёх классах у меня была спортивная гимнастика, как в обычных школах: набирали детей в группы, занимались с нами. Буквально через год я стала заниматься танцами. Однажды в наш класс пришел тренер и стал набирать группу баскетбола. Большая часть наших девчонок перешла в эту секцию. Я оказалась не у дел и решила, что нужно найти секцию поближе к дому, а то на танцы надо было ездить на другой конец города. Я тоже начала заниматься баскетболом, попала в сборную команду Узбекистана и выступала, в группе класса А, даже удавалось играть первый класс.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Любовь Михайловна, вы никогда не жалели, что дочка пошла в большой спорт? Ведь это колоссальный труд, огромные нагрузки… Вам не становилось ее жалко? Не казалось, что у нее нет детства?

ЛЮБОВЬ КАБАЕВА: Мне очень часто задают этот вопрос. Бытует мнение, что люди большого спорта лишаются детства. Это неправда. Спорт настолько дисциплинирует, организует наших детей, что они обязательно находят себе друзей в этом коллективе. Им хватает свободного времени и во дворе побегать. Я считаю, это очень правильно – с трёх-четырёхлетнего возраста отдавать ребенка в спорт, в музыку, в искусство, в балет… Это организует, понимаете? А дисциплина очень помогает в дальнейшей жизни!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Алина никогда не плакала, не жаловалась, что вы ее отдала в спорт?

ЛЮБОВЬ КАБАЕВА: Она всегда говорит: «Мама, большое спасибо за то, что ты у меня есть и за то, что ты мне сделала судьбу!» Слез я у нее никогда не видела. Она у меня расцветала с трех месяцев, любила смеяться, улыбаться, реагировала на какие-то шутки-прибаутки. Так что я нисколько себя не казню за то, что отвела ее в три с половиной года в секцию художественной гимнастики, где она стала проводить все свое свободное время.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как вам кажется, каково на сегодняшний день состояние нашего спорта?

ЛЮБОВЬ КАБАЕВА: Вы знаете, Россия и наши спортсмены очень сильны, поэтому нас везде боятся. Положение в спорте у нас не такое уж плохое. Очень большая работа ведётся по подготовке спортсменов высокого класса. Конечно, есть и проблемы, но они есть везде. Наверное, очень мало залов, комплексов, стадионов, где мог бы прийти и позаниматься простой человек. Сейчас это почти невозможно. А я – за то, чтобы наши родители не думали, сколько нужно заплатить, чтобы привести ребенка в секцию или к тренеру.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Труд родителей не виден, мы видим только спортсменов, но знаем, что воспитание и родители играют огромную роль в их жизни. Вы все силы отдаете карьере своей дочери. А сами больше ничем не успеваете заниматься?

ЛЮБОВЬ КАБАЕВА: Мне очень повезло, когда я приехала в Москву, к Ирине Александровне, на просмотр Алины. Алина год находилась в Москве без меня. Я приезжала к ней раз в месяц. Это продолжалось год. Потом тренер увидела у моего ребенка потухшие глаза. Она говорит: «Алина, что происходит?» На что Алина отвечает: «Я соскучилась по маме». И в час ночи мне был звонок в Ташкент! Звонила тренер Ирина Александровна и просила срочно приехать сюда, помочь ребенку. Нисколько не раздумывая, я буквально на следующий день вылетела в Москву, приехала к Алине, и мне предложили остаться работать в команде.

Я не осталась на эти годы не у дел, я была администратором команды. К этому меня подготовила Ирина Александровна Виннер, и я ей очень благодарна. Раньше я была просто домохозяйка, воспитывала детей, а приехав в Москву, я стала заниматься делом. Кроме того, я была рядом со своим ребенком. Я во всем помогала Алине, была вместе с ней на соревнованиях, выезжала на сборы… Я просто шла с ней нога в ногу! Все ее победы, все ее горести мы всегда вместе проговаривали и обсуждали.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А своих внуков вы хотели бы видеть в профессиональном спорте?

ЛЮБОВЬ КАБАЕВА: Если жива буду – наверное, да.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Алина – молодая, красивая девушка, у которой многое в жизни уже получилось. Чего вы, как мама, желаете ей в дальнейшем?

ЛЮБОВЬ КАБАЕВА: Хочу сказать честно и открыто: я – женщина, я состоялась! Я – мать и желаю Алине стать матерью и оставаться просто любимой женщиной. Наверное, сидящие в зале женщины меня поддержат.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо! Присаживайтесь, пожалуйста.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: В пятнадцать лет он получил на тренировке травму позвоночника. После пяти лет борьбы окончательный приговор – инвалидная коляска. Но несмотря ни на что, он стал чемпионом – чемпионом Паралимпийских игр.

В студии программы «Русский взгляд» – генеральный секретарь Паралимпийского комитета России Михаил Борисович Терентьев.

Здравствуйте, Михаил Борисович! Спасибо, что пришли к нам!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Здравствуйте, Михаил!

МИХАИЛ ТЕРЕНТЬЕВ: Добрый день!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Скажите, пожалуйста, у вас не было после травмы состояния, которое называют депрессией?

МИХАИЛ ТЕРЕНТЬЕВ: Со мной рядом всегда были мои родители, они меня поддерживали. Благодаря им я закончил школу и университет, и беспросветного уныния у меня не было. Но после школы и университета я, конечно, задумался, чем буду заниматься дальше, как буду жить.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: У вас было намерение оставить спорт?

МИХАИЛ ТЕРЕНТЬЕВ: Я просто не знал, что человек на коляске может заниматься спортом. Я узнал это чисто случайно благодаря тренеру Ирине Александровне Громовой. После этого я вернулся в спорт и продолжал заниматься.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Каким спортом вы занимались раньше, в школе?

МИХАИЛ ТЕРЕНТЬЕВ: Мама и папа всегда были спортивные, но не достигли больших высот, а меня всегда тянуло в большой спорт. В школе меня отвели в секцию лыжных гонок. Плаванием я тоже пробовал заниматься. А потом увлёкся лыжным двоеборьем.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: После травмы начинаются особые тренировки, я правильно понимаю? Сколько времени на них уходит каждый день?

МИХАИЛ ТЕРЕНТЬЕВ: Когда я вернулся в спорт, то стал тренироваться по два часа в день шесть дней в неделю. А во время учебно-тренировочных сборов нужны были две тренировки в день, как у всех спортсменов.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Сколько это часов?

МИХАИЛ ТЕРЕНТЬЕВ: По два часа в день. Нельзя разделять профессиональный спорт на колясках и профессиональный спорт для здоровых спортсменов. Здесь всё то же самое: те же методики и те же нагрузки.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А на Паралимпийских играх к нашим спортсменам тоже как-то по-особенному относятся? Или вы этого не чувствовали?

МИХАИЛ ТЕРЕНТЬЕВ: На Паралимпийских играх все-таки немножко другие отношения, чем на Олимпийских играх. Там все находятся в равных условиях, и сами спортсмены, тренеры, организаторы стараются сглаживать какие-то нюансы.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: С какими трудностями сталкиваются наши спортсмены на Паралимпийских играх?

МИХАИЛ ТЕРЕНТЬЕВ: На Паралимпийских играх уже нет трудностей. Трудности обычно есть в период подготовки, когда бытовые условия не позволяют человеку выйти на улицу. Даже, если есть лифт. Можно выбраться на улицу, но там бордюрный камень -это препятствие, которое тяжело преодолеть. А если ты сам как-то добираешься до спортивного сооружения, то сами спортивные сооружения, опять-таки, не приспособлены для инвалидов. Постоянно и везде встречаются какие-то препятствия. Хотя это не помешало нашей паралимпийской команде завоевать первое место и обойти в лыжных гонках такие ведущие страны как Норвегия, США, Канада, Украина. Мы победили!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Но со временем у нас улучшается ситуация с подготовкой, с финансированием?

МИХАИЛ ТЕРЕНТЬЕВ: Я бы сказал, за последние четыре года кардинально изменилось отношение к Паралимпийским играм. Появились очень крупные спонсоры, которые стали нам помогать, поддерживать. И государство повернулось к нам лицом – особенно после того, как Президент России отметил наше выступление наравне с олимпийцами.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Можно ли говорить о развитии инвалидного спорта в России? И как, по-вашему, можно развить внимание к этому спорту?

МИХАИЛ ТЕРЕНТЬЕВ: Проблема в том, чтобы контролировать соблюдение законов Российской Федерации и чтобы каждое новое здание было приспособлено для человека на коляске.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Это социальная проблема?

МИХАИЛ ТЕРЕНТЬЕВ: Да, здесь большая социальная проблема. Все-таки спорт нужен больше не для человека на коляске, а для людей, которые смотрят на спортсмена, добивающегося в таком положении высоких результатов. Это нужно для общества. Это нужно для престижа нашей страны, потому что, когда наши спортсмены побеждают на международной арене, это повышает престиж России во всем мире.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Михаил, а вы помните свою первую Олимпиаду?

МИХАИЛ ТЕРЕНТЬЕВ: Да. Это было в 94-м году в Лиллехаммере, куда мы поехали впервые. Тренер нам сказал, что мы будем там только учиться, смотреть, как выступают и борются другие. Я там занимал второе место с конца, а последнее место занимал мой друг, с которым мы вместе тренировались и до сих пор тренируемся – Сергей Шилов. Но мы сказали, что на следующей Олимпиаде мы обязательно добьемся успеха. И потом, в 1998 году в Нагано, Сергей завоевал золотую медаль, а я – две серебряные и одну бронзовую.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А на следующей Олимпиаде?

МИХАИЛ ТЕРЕНТЬЕВ: Потом был Солт-Лейк-Сити, и там у нас был фурор. Я завоевал одну золотую и две серебряных награды, а Сергей стал двукратным паралимпийским чемпионом. Мы очень хорошо выступили. Для всех иностранцев было большой неожиданностью, что Россия смогла так хорошо подготовиться!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Михаил, у вас уникальный опыт. Что вы можете посоветовать человеку, который прикован к инвалидной коляске и не может заниматься обычным профессиональным спортом? Куда ему можно обратиться? Как ему нужно действовать?

МИХАИЛ ТЕРЕНТЬЕВ: К сожалению, в нашей стране пока тяжело куда-то обратиться. Но в России развиваются уже многие виды паралимпийского спорта, есть старшие тренеры, которые могут подсказать, в какой клуб пойти. Но человеку на коляске очень трудно начать тренироваться самому, тут самое главное – найти единомышленников и тех людей, которые тебя будут поддерживать. Необходимо искать единомышленников в своем районе, в своем городе. Когда человек найдет таких друзей, вместе они смогут многого добиться!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо, Михаил! Мне бы хотелось в завершение нашей программы обратиться к батюшке. Отец Геннадий, что вы можете сказать об отношении Церкви к спорту?

ОТЕЦ ГЕННАДИЙ: Занимайтесь спортом!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Вы бы посоветовали родителям отдавать детей в профессиональный спорт?

ОТЕЦ ГЕННАДИЙ: Я бы не стал разделять два эти понятия. Скажу просто: занимайтесь спортом!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Спасибо!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Говорят, что спорт уже давно превратился в шоу, а спортсмены – в шоуменов. Что личная жизнь спортсменов: допинг, скандалы и многомиллионные контракты – стали намного интересней и привлекательней чемпионатов и Олимпиад. Что спорт стал прибыльным бизнесом и на нем можно заработать огромные деньги.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Но вряд ли найдется в нашей стране хоть один человек, кто не радовался бы за наших теннисисток, не переживал бы на Олимпиаде за Плющенко и не болел бы, несмотря ни на что, за нашу сборную по футболу!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Это был «Русский взгляд на проблему профессионального спорта в России». С вами были Елена Писарева…

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: …и Дмитрий Дюжев. Подробнее о «Русском взгляде на проблемы современного спорта в России» читайте у наших друзей в журнале «Фома», на сайте www.foma.ru.

Увидимся в следующее воскресенье на Третьем канале!

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.