«РУССКИЙ ВЗГЛЯД» – ИНТЕРНЕТ

Предлагаем вашему вниманию текст программы «Русский взгляд», посвященный проблеме Интернета.

Загрузить исходное приложение



В программе принимали участие:



Константин Рыков, издатель, интернет-продюсер



Максим Соколов, журналист



Ксения Лученко, журналист, автор книги «Православный интернет»



Священник Дмитрий Карпенко, редактор журнала «Новый ковчег»



Руслан Трофименко, арт-директор студии «Никола», разработчик интернет-сайтов



Над программой работали:



Ведущая – Елена Писарева



Шеф-редактор – Ольга Любимова



Режиссер-постановщик – Александр Замыслов



Редактор – Анна Куклина





ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: «Русский взгляд на всемирную сеть в России» – тема нашей программы сегодня. По некоторым прогнозам, интернет-пользователей в будущем году станет 40 миллионов человек. А по степени влияния на общество интернет является второй площадкой после телевидения. О пользе и вреде интернета мы и поговорим сегодня. Я – Лена Писарева, вы смотрите «Русский взгляд». Здравствуйте!



В студии программы наш первый гость – издатель, интернет-продюсер Константин Рыков.



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Здравствуйте!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Константин, каковы, на ваш взгляд, главный минус и главный плюс интернета?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Главный плюс интернета – это огромный объем информации. И это же его главный минус. Что человек хочет от интернета, то он, собственно говоря, и получает. Если это ребенок, который хочет чему-то научиться, что-то для себя открыть, у него есть такая возможность. Если он хочет забраться туда, куда нельзя, у него тоже такая возможность есть.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо! В студии программы «Русский взгляд» наш следующий гость – обозреватель газеты «Известия» и журнала «Эксперт» Максим Соколов. Здравствуйте, Максим Юрьевич!



МАКСИМ СОКОЛОВ: Здравствуйте!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Максим Юрьевич, ваше мнение: главный плюс и главный минус интернета?



МАКСИМ СОКОЛОВ: Главный плюс и главный минус интернета находятся вне интернета. Просто интернет есть некоторый инструмент, орудие, некоторое изобретение – вроде радио. А уж как использовать это изобретение, во зло или во благо, зависит от желания каждого отдельного человека.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: В студии программы «Русский взгляд» – журналист, автор книги «Православный интернет» Ксения Лученко.



КСЕНИЯ ЛУЧЕНКО: Здравствуйте!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ксения, на твой взгляд, что является главным минусом и главным плюсом интернета?



КСЕНИЯ ЛУЧЕНКО: Я думаю, что интернет – это система жизнеобеспечения современного общества, как система энергоснабжения или транспорт. Она даёт дополнительный комфорт, но, соответственно, несет и некие риски. С ними надо уметь справляться.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. В студии программы «Русский взгляд» – редактор журнала «Новый ковчег» священник Дмитрий Карпенко.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Дмитрий, каково ваше отношение к интернету?



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: Я считаю, что пространство интернета – это, прежде всего, пространство свободы. В этом виртуальном пространстве есть возможность удовлетворить свои запросы, от самых высоких до самых низменных. Испытание свободой – это одно из самых серьёзных испытаний, которые выпадают человеку. И то, как человек распорядится своей свободой, зависит от того, какие ценности для него являются главными. Как себя поведет человек, когда он наедине с компьютером и нет никаких ограничений, зависит от того, что у него внутри, в душе. Испытание свободой – это достаточно серьёзное испытание на прочность, поэтому, я считаю, что интернет насколько опасен, настолько же и полезен для человека.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо!



Есть ли в интернете цензура? Что за люди просиживают сутками в форумах и чатах? И насколько безопасно общаться с незнакомыми людьми в сети?



В студии программы «Русский взгляд» – арт-директор студии «Никола», разработчик интернет-сайтов Руслан Трофименко.



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Здравствуйте!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ваше мнение относительно интернета?



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Плюсы перерастают в минусы. Многие могут признаться в зависимости от интернета – от средства, которое дает колоссальную свободу. Это парадокс.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Константин, вы сталкивались с такими случаями, когда люди реально пострадали от интернета?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Таких случаев очень много. Были и убийства на почве интернет-зависимости, зависимости от игр. Были случаи, когда люди теряли информацию и теряли деньги, и из-за этого их судьба ломалась. Буквально несколько недель назад у одного известного журналиста взломали почту, вытащили его переписку за четыре года, раскрыли все его личные секреты, тайны и просто морально уничтожили человека. После этого события он исчез.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Возможна ли вообще какая-то цензура в интернете? Как можно застраховаться от некачественного или опасного интернета?



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Это вопрос доверия, того, что ты доверяешь в своей переписке. Насколько я знаю, после крушения башен-близнецов в Америке завели службу, которая просматривает разные форумы, чаты, в том числе и на предмет политкорректности и каких-то сомнительных высказываний. В Америке эта цензура есть, а у нас, мне кажется, пока полная свобода.



А как защититься… Насколько я знаю, предполагается создание безопасных зон в интернете. Например, сейчас обсуждается безопасная зона для коммерческих проектов, для банков.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Максим Юрьевич, у меня к вам вопрос. Как вы считаете, нужна ли цензура в интернете?



МАКСИМ СОКОЛОВ: Я думаю, что нет.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Почему?



МАКСИМ СОКОЛОВ: Обыкновенно учреждение цензуры кончается ее отменой, учреждением чего-то нового, бесцензурного. То, о чем говорил коллега, это скорее не цензура, а слежка. Одно дело – если следят если органы безопасности. Пускай следят, от них особо не спрячешься. Другое дело – цензура. Это публичная функция государства, которое таким образом запрещает что-то говорить и публиковать.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Наверное, говоря об интернете, мы говорим немножко о другой цензуре. Мы говорим о цензуре, которая защищает нас и наших детей от вредного, опасного интернета.



МАКСИМ СОКОЛОВ: По-моему, существует достаточно технических средств, например, установка фильтров, препятствующих ходить туда, куда не надо. Другое дело, что если дитя талантливое, оно может эти фильтры обойти. Это уже извечный спор брони и снарядов.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Константин, как вы считаете, такие фильтры существуют? Если да, то что вы можете про них сказать?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Конечно, существуют. Но дело в том, что любой фильтр можно обойти. Ребёнок познает мир, ему всё интересно. Особенно интересно то, что запрещено. Допустим, моей дочке четыре года, а я – профессиональный интернетчик. Я занимаюсь интернетом уже больше десяти лет. Я не разрешаю своей дочке пользоваться компьютером, интернетом и нескоро разрешу.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А государство контролирует интернет? Есть какой-то механизм контроля?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Дело в том, что интернет – это всё-таки бизнес-среда. Есть провайдеры, у них есть лицензии, есть определённая ответственность, это всё регламентировано законом.



Честно говоря, чем дальше развивается интернет, тем больше я становлюсь сторонником контроля над ним. Что, например, сегодня представляет собой русский интернет? Это 27 миллионов человек! Это огромный мегаполис, где одни живут по одним правилам, другие – по другим. Там огромное количество коммуникаций, отношений: бизнес-сделки, личные отношения… Конечно, всё это должно быть регламентировано.



Рано или поздно всё придет к тому, что будет создан интернет-паспорт. Контроль просто неизбежен.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Дмитрий, что вы думаете о контроле над интернетом?



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: Я думаю, что, прежде всего, у каждого человека должна быть самоцензура. Сам человек должен себя ограничивать в пользовании интернетом. Интернет – это колоссальный объем информации. Когда мы говорим о цензуре, то, прежде всего, подразумеваем цензуру нравственную. И когда мы говорим о защите от плохого интернета, мы, конечно, в первую очередь имеем ввиду защиту детей от пропаганды порнографии и насилия, которой заполонен интернет.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вы много общаетесь с молодыми людьми. Какие они? О чём они разговаривают, какие темы их интересуют на всех этих молодежных форумах, в чатах?



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: Я практически не общаюсь ни в форумах, ни в чатах. Я считаю, что такая форма интернет-общения является самой бестолковой. Там невозможно ни доказать своего мнения, ни переубедить в чём-либо другого человека. Единственный способ рассказать о своем видении и поговорить с человеком по-честному – это, как мне кажется, блог. Хоть автор блога и скрывается здесь за ник-неймом, тем не менее, это реальный человек, которого ты можешь знать или догадываться, кто это. И он уже ответствен за свои слова. Формат блогов, мне кажется, наиболее приемлем для того, чтобы вести дискуссию в интернете.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: У вас был опыт общения в блогах, когда вы могли как-то помочь молодым людям?



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: Таких случаев было много. Я веду попеременно два блога. За это время, конечно, я познакомился со множеством замечательных людей, с которыми я бы без интернета никак бы не встретился. Было много различных ситуаций, когда люди задавали вопросы, пытаясь решить проблемы, которые их волновали, и мы в процессе диалога, общения, переписки по электронной почте находили пути решения.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Максим Юрьевич, вы – журналист, который много печатается, который выступал на телевидении. Зачем вам, как журналисту, интернет? Что он вам дает?



МАКСИМ СОКОЛОВ: Во-первых, он мне дает достаточно много информации.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Я имею в виду ваши публикации в интернете.



МАКСИМ СОКОЛОВ: А отчего же, собственно, не вывесить? Так я имею обратную связь.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А это правда, что ваш журнал взломали?



МАКСИМ СОКОЛОВ: Совершеннейшая правда!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как вы думаете, кому это было интересно и почему?



МАКСИМ СОКОЛОВ: Мне остается только строить более или менее правдоподобные догадки.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Какой мотив?



МАКСИМ СОКОЛОВ: Мотивы могли быть самые разнообразные. Например, простой вандализм: всегда приятно нагадить в чужом помещении. Если вы идете по улице и на вас напали гопники, стоит ли забивать этим голову?



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: После того, как они напали, наверное, нет желания выходить на улицу. Не было желания уйти из интернета?



МАКСИМ СОКОЛОВ: Нет.



КСЕНИЯ ЛУЧЕНКО: А что вы почувствовали, когда зашли с утра в ЖЖ и поняли, что вашего дневника, который вы вели несколько лет, больше нет? Ведь там было несколько тысяч человек, которые с вами каждый день как-то взаимодействовали. И вдруг вы заходите, а его нет! Какое чувство при этом испытывает человек?



МАКСИМ СОКОЛОВ: Совершенно не приятное чувство. Оно известно не только пользователям интернета. Скажем, вы залезаете в карман, а там нет кошелька. Или вы приезжаете с дачи и обнаруживаете, что дверь вашей квартиры взломана. Во-первых, неприятное чувство от чужого вторжения, а во-вторых – неприятное чувство, что теперь будет много забот о восстановлении. Всё.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Константин, вы – автор очень многих интернет-проектов. Как вы оцениваете качество русского интернета?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Качество всё время растет. Чем больше людей в интернете, тем больше появляется специалистов, потому что развивается сетевая культура. Сайты, которые сегодня делают в русскоязычном интернете, конечно же, отличаются от тех, которые делали десять лет назад, потому что технологии колоссально шагнули вперед. Скорость интернета повысилась в разы, если вспомнить, что было десять лет назад. Тогда для доступа в интернет надо было дозваниваться ночью по два-три часа, линии работали плохо. Люди ставили специальные фильтры, отключали картинки, тогда интернет быстрее грузился. Сегодня такие проблемы существуют только где-то в очень далеких регионах.



Сейчас работают государственные программы, которые нацелены на развитие интернета. Думаю, что через три-четыре года будет колоссальный интернет-бум. Те цифры, которые вы приводили в начале программы, про 40 миллионов, действительно реалистичны. К 2015 году мы ожидаем эти 40 миллионов.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Константин, часто говорят, что ситуация в Москве и Петербурге – одна, а по России – совсем другая. Вы что-то про это знаете?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Да, действительно ситуация разная. Всё зависит от развития телекоммуникационных систем. В Москве телекоммуникации уже продуманы, проложены, существует беспроводной доступ. В Петербурге такие проекты начались несколько лет назад и сейчас тоже активно развиваются. В регионах, конечно, ситуация изменяется медленнее, но это вопрос времени.



Сейчас бурно развиваются цифровые технологии. Интернет скоро срастётся с телевизором, и начнется эра цифрового телевидения, которая соединит две технологии: видео – «картинку» – и коммуникативные возможности интернета.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: У всех россиян будут одинаковые возможности?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Да. Дело в том, что сейчас интернет идет в телефоны. Появилось большое количество новых аппаратов, которые позволяют полноценно пользоваться интернетом с помощью мобильного. Интернет будет не только в каждом доме, но и в каждом кармане!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Максим Юрьевич, вы можете рассказать о своем опыте обратной связи, о которой вы говорили и которая вас больше всего порадовала как журналиста?



МАКСИМ СОКОЛОВ: Я не могу сказать, чтобы меня что-то особенно сильно радовало. Я просто наблюдаю случаи понимания, случаи непонимания и частичного понимания. Это мощное средство познания окружающей действительности, которое совершенно не обязана радовать.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо.



Ксения, мы сейчас говорили с Константином о сайтах. А как развивался православный интернет, какие были первые попытки? Они тоже были беспомощными? Или первый православный интернет-проект оказался успешным?



КСЕНИЯ ЛУЧЕНКО: В некотором роде, один из первых проектов оказался очень успешным. Это был форум дьякона Андрея Кураева. Форум начал работу, если не ошибаюсь, в 97-м или 98-м году. Это фактически был один из первых православных сайтов, по крайней мере, таких, которые имели хоть какое-то публичное значение. Он благополучно дожил до нынешних времен, несколько раз реорганизовывался. Этот форум является одной из самых мощных площадок виртуального общения.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Я думаю, неважно было даже, как форум был оформлен. Важнее была его востребованность читателями.



КСЕНИЯ ЛУЧЕНКО: Форум был достаточно хорошо оформлен.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ксения, о чём говорят на православных форумах?



КСЕНИЯ ЛУЧЕНКО: Честно говоря, я тоже не большой поклонник форумов, как и отец Дмитрий. О чём говорят? Да обо всем говорят. Существует порядка пятидесяти православных сообществ на разные темы. Есть узкоспециальные форумы: например, для певчих или иконописцев. А есть сообщества широкой тематики.



В принципе, везде обсуждают жизнь. Её обсуждают и все другие пользователи интернета, неправославные. Другое дело, что люди находят друг друга. Допустим, человек живёт в каком-нибудь отдалённом населённом пункте, где у него нет общения с единомышленниками, потому что их там пять человек православных и им просто не с кем поговорить. А интернет – это вся страна. Люди в нём могут делиться своими переживаниями, находить друзей, причём эта дружба часто продолжается за рамками интернета.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Дмитрий, с вашей точки зрения, интернет представляет опасность?



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: Главная опасность – это когда человек за виртуальной реальностью перестаёт замечать настоящую жизнь. Когда виртуальное общение полностью заменяет собой реальное, когда ты перестаёшь узнавать окружающих тебя людей и начинаешь забывать, как произносятся буквы, слова. Когда ты, собственно говоря, перестаёшь ориентироваться в том мире, в котором ты живёшь. Я думаю, что интернет-зависимость – это главная проблема, поэтому нужно научиться выходить из этого пространства, нужно пользоваться им умело. С помощью интернета можно решать некоторые вопросы, но не нужно забывать, что вокруг тебя живые люди: твои родные, близкие, настоящие друзья, которым тоже нужно помогать, которые жаждут твоего живого, реального слова. И не нужно забывать о том, что нам дана настоящая жизнь!



КСЕНЯ ЛУЧЕНКО: Отец Дмитрий, у меня к вам вопрос. Очень часто происходит наоборот: люди, общаясь в интернете, забывают, что они имеют дело с живыми людьми, что за ником прячется реальный человек. Обидеть человека в интернете гораздо проще, чем глядя ему в глаза.



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: Поэтому и происходят такие взломы журналов, о которых рассказывал Максим Юрьевич! Я помню, в прошлом или в позапрошлом году, в Живом Журнале взломали несколько дневников православных пользователей. Причём эти люди живут за границей, и у них были платные аккаунты. Дневники были взломаны какими-то, видимо, хулиганами, которые себя позиционировали как сатанисты. Конечно, очень легко нагадить человеку, плюнуть ему в душу. Для этого не нужен интернет, но в интернете, собственно говоря, нет никакой ответственности, потому что ты скрылся за каким-то ником и непонятно, кто ты и откуда.



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Нет, всё-таки ответственность есть.



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: При желании, конечно, можно вычислить, кто напакостил.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: О какой ответственности вы говорите?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Интернет является технологической средой, где всё прозрачно. Каждый шаг происходит от сервера к серверу, существуют IP-адреса. Было бы желание разобраться…



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: Да, но не у всех есть возможность выяснить, кто это.



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Просто не всегда есть понимание, как это сделать, у тех людей, которые должны разбираться.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А как это сделать?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: На мой взгляд, просто должна существовать дисциплина на уровне провайдеров.



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: А может быть служба?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Есть службы, которые этим занимаются.



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Интернет-полиция…



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вы говорите о создании такой службы?



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Например, человек жалуется: «Меня обокрали!» Крадут же деньги со счетов.



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Есть специальное управление, которое расследует компьютерные преступления. Но этого недостаточно, потому что интернет – это модель нашего реального мира. Только она видоизменяется, потому что внутри интернета существуют не только люди, но их образы. Люди начинают жить этими образами, они для них становятся главными, основными. Я могу сказать, что у меня есть огромное количество знакомых, которые не помнят своих реальных имён!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Насколько я помню, у вас тоже есть какой-то персонаж в сети?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: У меня их множество. Я прошел все стадии интернет-зависимости: игровые зависимости, зависимости от интернета, от коммуникаций внутри интернета…



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А как быстро вы их прошли?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Всегда по-разному. Иногда просто каким-то усилием воли выключается компьютер, покупается путёвка в Сочи или куда-то, где нет доступа в интернет, нет компьютера и ты даже не знаешь, где их можно найти. Иногда просто переключаешься на какие-то более жизненные дела. Всё-таки человек существует, ходит по улице, общается, как-то поддерживает связи с другими людьми.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Я думаю, что реальные проблемы возникают у людей, у которых были сложности до того, как в их жизни появился интернет.



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Говорят, что интернет-зависимость лечит другую зависимость. Например, теле-зависимость.



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Предрасположенность людей к зависимости не имеет значения. У человека может быть и телевизионная зависимость, и интернет-зависимость. Интернет – это просто одно из средств массовой информации. Это один из способов коммуникации. Человек может быть интернетчиком, у него может быть интернет-зависимость, телевизионная зависимость, а еще он может быть жадным. Не надо всё упрощать.



В чём проблема сейчас? На мой взгляд, поведение человека в интернете достаточно мало изучается, в первую очередь, учёными. Как это ни смешно, но в Китае ведутся исследования по психологии поведения человека в интернете. Существует огромное количество мифов по поводу некоего злого китайского интернета. Но я могу сказать, что китайский интернет изначально строился достаточно грамотно. Он не сильно входит в сознание людей, он достаточно дистанцирован. И такое плавное погружение общества в новые технологии в Китае, на мой взгляд, проходит лучше, чем, например, в Южной Корее. Там – интернет-зависимости, игровая зависимость… Вы не представляете, что там происходит! Представьте себе стадион «Лужники», а в центре стадиона сидит несколько геймеров, которые играют в какую-нибудь модную стрелялку. И весь стадион, все 70 или 100 тысяч человек, пришли посмотреть на то, как другие люди играют!



На мой взгляд, задача нынешнего поколения заключается в том, чтобы сформировать правила поведения в интернете, найти какие-то подходы, найти общий язык, выработать систему отношений внутри виртуального пространства. Как правило, в интернете свобода слова очень быстро переходит в безнаказанность, безответственность, глупость. Это происходит практически сразу, потому что человек в интернете перестаёт чувствовать социальные рамки. Я думаю, что в ближайшие десять лет всё станет понятно насчет этих правил. Их сформулируют, про них напишут книжки, создадут учебники, и это станет понятным.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Руслан, а что, с вашей точки зрения, сейчас модно в интернете? Какие сайты самые посещаемые?



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Интернет представляет собой клуб по интересам. Каждый находит своё. Нельзя сказать, что модно то или это.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Из тех сайтов, которые вы разрабатывали, какие пользуются наибольшей популярностью?



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Мы сейчас говорим про Рунет, а почти половина посетителей Рунета являются гражданами Украины и других бывших республик Советского Союза. Вот что меня постоянно удивляет! Рунет живет не только русскими людьми, но и людьми, приходящими из-за рубежа. Они ещё интересуются нами!



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Рунет – это достаточно условное название, это некое обозначение зоны.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Да, что такое «ру»?



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Это просто все сайты, которые находятся в зоне «ру», и все люди, которые выходят в сеть из России или вообще пользуются русскоязычным интернетом. Дело в том, что в середине 90-х, когда интернет только появился, интернетом в основном пользовались молодые люди. Их называли тогда «компьютерщики», и это были эмигранты, наши бывшие соотечественники, которые уехали в Израиль, в Канаду, в Соединенные Штаты. И так как телефонная связь достаточно дорогая, то для них интернет был способом коммуникации, причем практически бесплатным. Естественно, процент пользователей Рунета оттуда был очень большим – примерно 70%. Сегодня – около 80 % пользователей наши, а 20% – из-за границы.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Руслан, можно представить себе современного человека, который живет в магаполисе, но обходится без интернета, без поисковых систем, которые существуют в интернете?



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Если спросить молодых людей: «Вы пользуетесь интернетом?» – то половина из них скажут: «Я там живу!» Половина молодежи живет в интернете.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ксения, как обстоят дела с православными сайтами? Очень часто от пользователей интернета можно услышать, что они скучные, неинтересные, не удовлетворяют запросов аудитории.



КСЕНИЯ ЛУЧЕНКО: Мне кажется, это мнение пятилетней давности. Что касается нынешнего состояния православного интернета, то там жизнь современной Церкви представлена в полном объеме. И в чём состоит их основная ценность, так это в том, что сейчас через интернет можно практически совершить виртуальное паломничество в любой монастырь. Монастырские сайты, кстати, в большинстве своём, очень качественные.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Можно подготовиться к паломничеству с помощью этих сайтов?



КСЕНИЯ ЛУЧЕНКО: Да. На православных сайтах можно получить полное представление о том, например, как подготовиться к крещению, как правильно обращаться к священнику и пр. Человеку, который в своей жизни редко сталкивается с Церковью, наличие православных сайтов, конечно, помогает соприкоснуться с ней, понять, что это, в общем-то, современная реальность. Эти сайты учат некоторой, я бы сказала, православной грамотности.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Дмитрий, не является ли такое православное общение в интернете подменой реальной церковной жизни? Человек может задать вопрос священнику по Интернету и таким образом, мне кажется, подменяет реальную жизнь, реальное общение.



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: Подмена происходит только тогда, когда она действительно происходит. Если человек полностью меняет живое общение на возможность задать вопрос в интернете, то да, это подмена. Но если у тебя нет возможности реально пообщаться со священником или если ты боишься, не знаешь, как подойти и спросить, то тебе такую возможность предоставляет интернет. Конечно же, всякий человек, который начинает становиться церковным, понимает, что он не может ограничивать свою церковную жизнь виртуальными беседами с батюшкой.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Условно говоря, исповедь по интернету невозможна?



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: Я бы не стал говорить категорично. Я не знаю, возможна она или невозможна. Известен случай из времён гражданской войны, когда Красная Армия ворвалась в один город. Я сейчас забыл, как звали того генерала, но он по телефону исповедовался архиерею.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: У него другой возможности не было.



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: Да, не было другой возможности. Сразу после этого ворвались большевики, и они его казнили. Была эта исповедь истинной или нет? Я думаю, здесь вопросов возникнуть не может. Так что использование электронной почты для исповеди – это, конечно, вопрос, но я на него никак не отвечаю.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. Руслан, а каково ваше мнение о православных сайтах? Какие они сейчас? Вы следите за ними?



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Если говорить о православных сайтах, то есть официальные ресурсы, которым и положено быть немножко скучными, а есть некое народное движение, где люди сами всё делают и где можно найти потрясающие вещи.



Кто-то, например, интересуется Православием в Японии. Там такие фотографии выкладывают, что можно диву даться! Кто-то интересуется Православием у арабов. Здесь тоже можно сделать массу открытий для себя. Я в своё время нашел англоязычный сайт, на котором ирландские христиане изучали историю своей ирландской Церкви и пришли к парадоксальному выводу, что на самом деле они никакие не католики, они православные! Они сделали для себя такое открытие, связались, если не ошибаюсь, с кем-то из греческих или русских иерархов, и сейчас у них православная община.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ксения, есть ли опасность для человека, который хочет что-то узнать о жизни православной Церкви? Скажем, он заходит в интернет и наталкивается на некачественный сайт, который декларирует себя как православный, а на самом деле там неправильная информация о церковных Таинствах, неправильные ответы на вопросы, неверная интерпретации каких-то событий…



КСЕНИЯ ЛУЧЕНКО: Конечно, это есть. Есть сайты сектантов, которые называют себя православными. Но вероятность попасть на них примерно такая же, как если бы человек пошел по городу, увидел на здании надпись «Православная церковь», зашел туда и обнаружил, например, Богородичный центр. Обладая минимальными представлениями о Православии, можно отличить эти сайты друг от друга. На всех православных сайтах, как правило, стоит благословение правящего архиерея. Другое дело, что в некоторых случаях это благословение надо еще поискать на сайте.



Это вообще проблема интернета: бывает сложно отличить официальную информацию от мистификаций. Для этого надо обладать некоторым опытом. Человека, который давно живет в интернете, как Константин, трудно поймать на провокацию.



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Не соглашусь. Легко поймать! Всё развивается, провокации усложняются.



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Создают же двойники сайтов, чтобы выкачивать деньги из пользователей!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ксения, чего, с вашей точки зрения, не хватает современному интернету?



КСЕНИЯ ЛУЧЕНКО: Хорошо бы, чтобы широкополосная связь была бы во всех уголках страны! Но я думаю, что эта проблема со временем решится. Чего не хватает интернету? Сейчас есть опасность захлебнуться во мнениях, потому что настолько популярны блоги и комментарии, что сама информация уже «забалтывается». Даже серьёзные информационные агентства уже завели такую должность – человека, который сидит в блогах и выискивает там информацию, делает мониторинг. Частные мнения, непроверенная информация может затопить интернет. Но, я думаю, что есть опытные менеджеры, которые этому противостоят.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Константин хотел что-то добавить.



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Я не знаю, как этому противостоять. Потому что чем больше людей в интернете, тем больше мнений. Всё, как я уже говорил, усложняется. Сейчас интернет, в основном, текстовый. Через несколько лет мы начнем пользоваться видео-интернетом. Сейчас уже есть такие проекты, просто они пока недостаточно популярны. Пропадет, например, проблема анонимности, потому что, если у тебя есть видео и ты видишь человека вживую, ты уже понимаешь, с кем разговариваешь. Мне кажется, что для интернета очень важно понимать, с кем ты говоришь. Есть такая игра, она называется «Second Life» («Вторая жизнь» – прим. ред.)…



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Какое опасное название!



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Известный русский музыкант Сергей Пименов купил остров в этой игре. Он построил там Красную площадь, Кремль, огромное количество узнаваемых зданий. Я сидел и наблюдал, как туда прилетают люди. Там можно летать, ходить – всё что угодно, любые возможности! Люди общаются в этой игре, заходят в Мавзолей, смотрят на Ленина, ходят по Красной площади. Там есть возможность покататься на автомобиле. Дело в том, что интернет развивается в огромном количестве плоскостей.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Константин, хочется сразу спросить: люди, которые участвуют в этой игре – нормальные, у них есть реальная жизнь? Или это подмена реальной жизни? Зачем играть в такую игру, что она даёт?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Вы мне задавали вопрос, что сейчас популярно. Естественно, первыми по популярности являются почтовые и поисковые сервисы. На втором месте – социальные сети, это проекты, где люди объединяются по интересам. Например, есть проект «Одноклассники.ру», это аналог американского проекта, где люди могут найти своих одноклассников, однокурсников …



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: …и просто друзей.



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Я видел, как мой отец, который несколько лет назад научился пользоваться интернетом, зашел на такой проект и сразу же нашел там нескольких человек, которых он не видел 25 лет.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А тот проект, про который вы рассказываете, когда люди виртуально путешествуют?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Это всегда субъективно. Если у человека есть внутреннее стремление общаться, встречаться, он будет для этого выходить в он-лайн. Например, виртуальные знакомства – сейчас сверхпопулярные проекты. Ежедневно два с половиной миллиона человек в интернете знакомятся с утра до вечера.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Мне хочется задать вопрос отцу Дмитрию. Отец Дмитрий, а у вас было хоть одно удачное интернет-знакомство?



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: Да, у меня было множество таких знакомых.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А не очень удачные? Всегда предупреждают, что знакомиться в интернете невероятно опасно.



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: В этом году, когда я был в Санкт-Петербурге, там произошла небольшая встреча пользователей, с которыми мы общались в интернете. Приезд в Петербург подстегнул к тому, чтобы встретиться реально, и все были настолько рады, что есть возможность реального общения! Я думаю, что интернет-общение тогда приносит пользу, когда оно перерастает в нечто большее, становится поводом к тому, чтобы установить реальное знакомство с реальным человеком.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Константин, а у вас был личный опыт общения? С вами кто-то хотел познакомиться? Как вы себя ведете в такой ситуации? Стараетесь, чтобы знакомство осталось виртуальным?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Когда я сдал свой первый интернет-проект, то оставил там номер своей «аськи». И вдруг у меня добавляется 350 человек! Я никого из них не знаю, а каждый из них требует внимания, каждый из них хочет поздороваться, поговорить. Я помню, что первые шесть часов я сидел и с ними здоровался, знакомился. Сначала это интересно, появляется чувство, что ты востребован, на тебя обращают внимание. Это же нужно каждому человеку.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Конечно.



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Но постепенно этих коммуникаций становится слишком много. Последние десять лет я общаюсь по виртуальной переписке примерно с тремя тысячами человек. В какой-то момент этого общения оказывается так много, что хочется всё закрыть, ни с кем не общаться, никуда не звонить!



интернет – это тоже настроение. Здесь я сторонник того, чтобы как можно быстрей избавляться от штампов. Надо перестать жить мифами, которые связаны с интернетом.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Руслан, а у вас был опыт знакомства в интернете?



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Те, кто работает в интернете, обычно ищет работу или сотрудников через интернет. Мы всех своих сотрудников находим через интернет.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А у вас было такое, чтобы вы себя сознательно ограничивали в общении по интернету? Как я понимаю, весь ваш рабочий день проходит в сети?



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Из дома интернет пришлось убрать, это было требование жены. В своё время я работал и по выходным, и по вечерам.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Это была именно работа или уже зависимость?



РУСЛАН ТРОФИМЕНКО: Для меня интернет – это и среда общения, и рабочая среда одновременно. Поэтому у жены была чёткая ассоциация: если дома есть компьютер и выход в интернет, то человека дома нет. Пришлось избавиться от компьютера и интернета. Но сейчас у жены появилось новое требование: она хочет поставить дома интернет и компьютер. Теперь ей это стало нужно. Она сама к этому пришла.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Если всё-таки вернуться к зависимости от интернета… Ксения, с тобой было такое, чтобы ты почувствовала зависимость: утром встаешь, сразу хочется залезть в ЖЖ, проверить почту?



КСЕНИЯ ЛУЧЕНКО: Это не зависимость. На зависимость я себя проверяю так: если я уезжаю в отпуск или на дачу и я совершенно спокойна, у меня не происходит ломок, я спокойно живу без интернета, то все в порядке. Ужасного хождения по дому или по гостинице с мыслью, а что же мне там написали, у меня никогда не было. Я совершенно спокойно отключаюсь от интернета.



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Можно я просто расскажу трогательную историю? Однажды я путешествовал по Франции, проехал 300 километров …



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: …и думаю: «Чего-то не хватает!»



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Вы знаете, мне так хотелось в интернет! Я проехал 300 километров через горы, через скоростное шоссе. Я совершенно не ориентировался, где я нахожусь. Я ехал в Ниццу и искал там интернет-кафе, потому что тогда, лет семь назад, интернет во Франции развивался еще хуже, чем у нас. Я потратил практически целый день для того, чтобы час посидеть в интернете!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: И куда вы первым делом вошли, когда добрались до него?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Я сразу залез на все свои сайты, я просмотрел почту, я включил ICQ b посмотрел, что происходит… Слава Богу, сегодня интернет есть в телефоне и ехать никуда не нужно! Жить с зависимостью стало проще.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Дмитрий, а как реагируют на появление священников в блогах?



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: Сейчас уже никто не удивляется. Количество священников в блогосфере достаточное, я думаю. Пять лет назад это вызывало дикое любопытство! Кто это такие, откуда они взялись? А они настоящие? А что, вам можно? И так далее. Был очень большой интерес. Собственно говоря, этот интерес пользователей интернета и заставил меня остаться там, потому что люди обращались с насущными вопросами, проблемами. Их было обидно оставлять одних. Они постоянно о чём-то спрашивали, завязывалась переписка, и это заставило меня остаться.



А сейчас присутствие священника в интернете – дело уже достаточно привычное. Теперь священника выбирают по интересам, каждый находит себе батюшку по душе.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Дмитрий, а вы чувствуете свою ответственность? В интернете тоже, наверное, нельзя расслабиться так же, как если вы в храме?



ОТЕЦ ДМИТРИЙ: В этом основная проблема интернет-общения: нет ответственности за то, что ты пишешь. Воцерковленный, церковный человек должен понимать, что он ответствен за каждое слово, не только произнесенное вслух, но и написанное где-либо. За всё мы в своё время должны будем дать ответ, поэтому должны понимать, что мы пишем, кому мы пишем. Мы должны отвечать за свои слова.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. Константин, а были у вас проекты, за которые вам стыдно?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Мои проекты – как дети. Разве мы стыдимся своих детей? Нет, конечно, мне никогда не было стыдно.



Я, кстати, хотел сказать по поводу ответственности. Удивительная вещь! Представьте, если бы интернет был сто лет назад, как интересно было бы посмотреть, что происходило в 17-м году во время революции! Что люди писали, что говорили? Вы задумайтесь, ведь интернет никуда не денется! Всё, что находится в интернете, будет там находиться и дальше. Даже если сайт убрали, есть специальные архивы. Представьте, как интересно будет через сто лет посмотреть видео нашей программы! Наши внуки будут смотреть на нас, и эту возможность даст им как раз интернет.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А нет вероятности, что это всё исчезнет?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Интернет – это очень сложная система, огромное количество серверов, всё дублируется, всё записывается, что-то складывается в архивы… Может быть, что-то потеряется, но основной массив останется.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Я имела в виду, возможно ли технически, что интернет исчезнет?



КОНСТАНТИН РЫКОВ: Сегодня интернет пишет информационную историю мира. Куда теперь заходит человек, когда хочет получить ответ на волнующий его вопрос? Он заходит в поисковую систему. Возможно, там не всегда выдается то, что вы хотите увидеть, но при этом всё равно ваша картина мира формируется из этих ответов, найденных в поисковиках. И, на мой взгляд, сейчас всем – и тем, кто профессионально занимается интернетом, и всем, кто туда пришел случайно, – надо понимать, что их дети, внуки и правнуки будут всё это читать и смотреть. Вот это очень важно!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: По некоторым прогнозам к 2015 году интернет будет доступен 75% населения России, а Сеть охватит всю территорию страны. Интернет – это поиск информации, новости, политика, развлечения, музыка, кино и общение. Но то, каким он будет, в первую очередь зависит от его пользователей, то есть от нас с вами.



Это был «Русский взгляд на всемирную сеть в России» и я, Лена Писарева. Подробности читайте на сайте у наших друзей в журнале «Фома», и на сайте нашего канала.



Увидимся в следующее воскресенье на Третьем канале!

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.