«РУССКИЙ ВЗГЛЯД» – ФАНАТЫ

«РУССКИЙ ВЗГЛЯД»  – ФАНАТЫ
Предлагаем вашему вниманию текст программы «Русский взгляд», посвященной молодежным объединениям в России.

Гости программы:

Рустам Ашрафов, активист молодежного политического движения «Россия молодая»

Мария Трухачева, член Клуба Болельщиц «Амазонки ЦСКА»

Пашу, владелец ночного клуба

Марианна Кузамишева, президент фанклуба Димы Билана

Виталий Белобрагин, музыкальный журналист, член Международной академии имиджелогии

Игумен Петр (Мещеринов)

Егор Коврижкин, руководитель педагогической программы «Звезда Вифлеема» при Даниловом монастыре







ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: «Русский взгляд на молодежные объединения в России» – тема нашей программы сегодня. Я – Дмитрий Дюжев, здравствуйте!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Здравствуйте! Я – Лена Писарева.

Никогда раньше у нас не было такого количества молодежных объединений, как сегодня. Что это: ассортимент вариаций на тему комсомола или многообразие видов? О том, во имя чего объединяется нынешняя молодежь, мы и поговорим сегодня.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Они считают, что создали движение «Россия молодая» для того, чтобы объединить современную молодежь, которая любит свою страну и принимает на себя ответственность за её будущее.

В студии программы «Русский взгляд» – студент МГТУ имени Баумана, активист молодежного движения «Россия молодая» Рустам Ашрафов.

РУСТАМ АШРАФОВ: Добрый день!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Здравствуй, Рустам! Скажи, что за молодежь попадает в ваше объединение?

РУСТАМ АШРАФОВ: Мы, в основном, ориентируемся на молодежь из технических вузов, хотя сейчас к нам приходит всё больше ребят из гуманитарных вузов. В основном, это студенты московских высших гуманитарных заведений.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Какими качествами должен обладать молодой человек, который приходит к вам в организацию?

РУСТАМ АШРАФОВ: Безусловно, это должны быть люди, которым небезразлична судьба нашей страны. Это люди, которые могут не только говорить, но и делать: болтуны нам не нужны. Мы не принимаем в движение людей, которые много рассуждают о каких-то проблемах, а в ответственный момент не могут предпринять реальных действий.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А как ты понимаешь, на что способен этот конкретный человек, а на что не способен?

РУСТАМ АШРАФОВ: У нас часто проходят акции. На акциях видно, кто что собой представляет. Сразу выделяются люди, которые пришли просто поглазеть и никаких действий предпринять не могут. Это сразу бросается в глаза, потому что у нас часто бывают достаточно жесткие акции, которые заканчиваются отделением милиции или столкновением с ОМОНом. На таких акциях видно ребят, которые готовы чем-то пожертвовать. Нам нужны люди, которые в ответственный момент готовы что-то отдать: может быть, свободное время или немножко здоровья за свою страну.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Рустам, какое положение ты занимаешь в движении?

РУСТАМ АШРАФОВ: Я – один из активистов движения «Россия молодая». Я участвовал практически во всех жестких акциях, являясь сотрудником идеологического отдела движения. Я посвящаю движению практически всё своё время.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Можно ли сделать карьеру в вашей организации, как раньше ее делали в комсомоле?

РУСТАМ АШРАФОВ: Сейчас есть много движений, которые открыто заявляют о том, что они готовят будущих политиков. Мы своим ребятам никаких гарантий не даем, ничего не обещаем. Мы готовим не политиканов, а просто активных граждан. Мы хотим, чтобы в нашей стране было как можно больше активной молодежи, которая не сидит дома, когда в стране происходит что-то серьезное, а готова, если нужно, выйти на улицу и защищать свои права.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Рустам, а ты сам не видишь себя в будущем в большой политике?

РУСТАМ АШРАФОВ: Не знаю. Наверное, нет.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Чем бы ты хотел заниматься?

РУСТАМ АШРАФОВ: Я не планирую уходить из движения, мне нравится эта деятельность. Я очень активно этим занимаюсь и посвящаю движению всё своё время.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Ты действительно веришь, что деятельностью молодежных движений, акциями можно изменить ход событий в нашей стране?

РУСТАМ АШРАФОВ: Да, я считаю, что мы вносим вклад в будущее нашей страны. И если будет нужно, мы готовы к решительным действиям.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Возможно ли, как сейчас говорят, «проплатить» ваши акции?

РУСТАМ АШРАФОВ: Нет-нет! Даже не задавайте этого вопроса: это исключено! Мы не приемлем никаких заказов. У нашего движения есть достаточно четкая идеология, и мы никогда, ни при каких условиях, не будем идти вразрез со своими взглядами.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А кто лидер вашего движения?

РУСТАМ АШРАФОВ: Наш лидер – Максим Мищенко, аспирант МГТУ имени Баумана, президент студенческой общины.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Рустам, очень часто говорят, что молодежные организации можно использовать в тех или иных корыстных целях. Как ты думаешь, к членам «России молодой» это тоже относится?

РУСТАМ АШРАФОВ: Есть политические молодежные организации, которые открыто говорят о том, что они поддерживают ту или иную «взрослую» партию. Есть и прокремлевские движения, и оппозиционные… Мы никогда не заявляли и не собираемся заявлять о том, что мы поддерживаем какую-то «взрослую» партию. Мы – сами по себе.

Мы организовались на базе студенческих строительных отрядов МГТУ имени Баумана. Костяк движения – это студенты и аспиранты «Бауманки». Если наши взгляды совпадают в чем-то с некоторыми «взрослыми» организациями, то мы не против, если эти организации нас поддержат. Может быть, мы что-то сделаем вместе с ними.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А если они захотят использовать вас в своих политических интересах?

РУСТАМ АШРАФОВ: А как они нас используют?

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Например, в предвыборной политической компании.

РУСТАМ АШРАФОВ: Мы можем поддержать отдельный проект, но не какую-то организацию в целом. У нас независимое движение.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А у вас в планах нет создать партию и стать лидером политической партии? Ведь так можно будет повлиять на будущее нашей страны…

РУСТАМ АШРАФОВ: Пока нам еще, наверное, рано об этом думать. Сейчас политическая ситуация в стране не очень стабильная. Где-то в 2008 году мы ожидаем различные неприятные события и готовимся к решению этих проблем, поэтому пока мы не планируем создавать партию. Возможно, в будущем и возникнет такая идея, но это мы будем решать все вместе.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вряд ли вы не думали о будущем…

РУСТАМ АШРАФОВ: Пока не думали. Мы – студенты. Помимо своей политической деятельности, мы ещё и учимся.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как вы себе представляете своё будущее?

РУСТАМ АШРАФОВ: Я думаю, наша организация будет набирать силу, становиться со временем всё больше и больше. И мы надеемся, что принесем пользу своей стране.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Кто сегодня финансирует ваши акции?

РУСТАМ АШРАФОВ: Как я уже сказал, мы создавались на базе студенческих строительных отрядов. Максим Мищенко является начальником штаба студенческих отрядов, и финансирование наше – от студенческих отрядов. Также возможны пожертвования от выпускников нашего вуза, от активистов, которые могут себе это позволить.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Скажи, а много ли сегодня активной молодежи? Как вы привлекаете этих ребят в своё движение?

РУСТАМ АШРАФОВ: На самом деле, молодежь – не вся активная, но есть определенный процент ребят, которые действительно интересуются политикой. Эти ребята не просто смотрят телевизор и всасывают информацию, они ещё и анализирует ситуацию. Ребята о нас узнают из интернета, по телевизору – нас регулярно показывают благодаря нашим достаточно интересным акциям. Также мы работаем с ребятами в вузах, объясняем им свою позицию, рассказываем, кто мы, чем занимаемся, чего хотим добиться. Достаточно много ребят подтягиваются и говорят, что наши взгляды совпадают с их взглядами. Так что нам есть о чем поговорить.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Изложи ваши основные идеологические позиции.

РУСТАМ АШРАФОВ: Мы считаем, что наша страна должна быть сильной и независимой. Нынешний курс власти ориентирован на суверенитет. Мы поддерживаем этот курс, потому что считаем, что не пристало нашей стране, большой и сильной, зависеть от кого-то и принимать несамостоятельные решения.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Я думаю, что так считает каждый гражданин нашей страны и идеологический отдел любой партии.

РУСТАМ АШРАФОВ: Они могут об этом заявлять, но их реальные действия, к сожалению, не всегда говорят об этом.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А какими должны быть реальные действия, чтобы доказать, что человек думает о будущем страны и хочет, чтобы страна была сильной и мощной?

РУСТАМ АШРАФОВ: Если человек смотрит на Запад, постоянно оглядывается на наших так называемых американских «друзей», каких-то западных представителей и пытается скопировать их поведение, полностью принять их позицию, которая зачастую не очень дружественна по отношению к нам, мы считаем, что это неправильно. Мы уверены, что мы должны развиваться сами, по своему сценарию. Мы должна сами принимать решения.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Уже стало понятно, что вы антизападники. Но кто вы? Вам симпатична платформа славянофилов XIX века?

РУСТАМ АШРАФОВ: Нет. Мы не говорим, что мы будем отгораживаться от Запада каким-либо занавесом. Безусловно, мы будем работать с представителями других стран. Безусловно, у нас должен быть демократический строй, мы не приемлем никаких тоталитарных и жёстких режимов. Мы выступаем за гражданское общество, но при этом говорим о независимости, то есть о том, что государство должно работать на свою страну. Правители и государство должны работать и отчитываться перед своим народом.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Сейчас очень модно говорить о том, что Россия должна идти своим, уникальным путем. Каким он должен быть?

РУСТАМ АШРАФОВ: Недавно мы обсуждали этот вопрос на собрании. В итоге решили, что сейчас нам нужно воспользоваться ситуацией на нефтяном рынке – высокими ценами на нефть. Эти деньги надо вложить, а не раздать и не просто положить в стабфонд на бессрочное время. Мы должны вкладывать эти деньги в науку, развивать новые технологии, потому что в будущем, когда нефть и газ начнут заканчиваться, мы должны будем предложить миру какие-то новые источники энергии. Ведь энергетическая держава, страна, которая не просто продает нефть, но которая дает электроэнергию и другие виды энергии, – это определенная сила! Тогда мы сможем помогать нашим соседям, заявлять о своей позиции. Мы сможем действовать в интересах своей страны, нас уже не будут шантажировать. Мы будем более независимы.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Спасибо тебе большое! Присаживайся, пожалуйста.





ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Футбольные фанаты считаются самыми опасными молодежными группировками в России. Специалисты из ФСБ утверждают, что болельщики с каждым годом становятся всё более агрессивными, организованными и даже политизированными. Несмотря на это, процент девушек, становящихся в ряды футбольных фанатов постоянно растет.

В студии программы «Русский взгляд» – член Клуба Болельщиц «Амазонки ЦСКА» Мария Трухачева. Здравствуй, Мария!

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Здравствуйте!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Почему молодая девушка стала болельщицей ЦСКА?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Я начала увлекаться футболом, потому что по телевизору все время транслировали матчи. У меня просто не было выбора, приходилось смотреть.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Почему не было выбора?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Потому что я уважаю папу и его интересы. Он нечасто бывает дома. Ему это было интересно, он часто смотрит футбол. Но его интересует футбол в целом, а я стала наблюдать за игроками. Мне было интересно выбрать для себя какую-то определенную команду. Я стала присматриваться к стилю игры, к тактике. Таким образом, я и выбрала ЦСКА.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А почему нельзя было остаться просто зрителем дома у телевизора, с папой? Почему нужно было идти в фанклуб?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Я наткнулась в интернете на сайт «Амазонки ЦСКА» и сразу поняла, что это – моё! Тут же зарегистрировалась на нем, и уже через неделю мы пошли в музей ЦСКА, все вместе там встретились, что-то обсуждали… Потом была встреча клуба ЦСКА с болельщиками. Это было совершенно незабываемо: ты видишь команду, можешь задать игрокам вопросы! Теперь я не пропускаю матчи, кроме, конечно, выездных, потому что не всегда есть возможность поехать за командой.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Но иногда вы ездите вместе с ней?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Да, конечно.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А почему именно ЦСКА?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Потому что я сравнивала игру ЦСКА с другими командами, с их стилем, с их тренерами. И решила, что они – лучшие.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Что особенного в этой команде?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Это совершенно необъяснимо! У них такая энергетика, которой нет больше ни у какой другой команды! Сейчас бытует мнение, что некоторые болельщицы болеют за каких-то отдельных футболистов, а не за всю команду…

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А как на самом деле?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Я считаю, что это неприемлемо. Если ты болеешь за клуб, то болеешь за клуб, за каждого игрока. Тебе нужно знать всё о каждом из них, а не только о ком-то конкретном.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Чем еще занимаются болельщицы? Где встречаются? Чем они занимаются в жизни?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Если матч выездной и у нас нет возможности поехать – например, если игра проходит во Владивостоке, – то мы встречаемся в спортбарах и все вместе смотрим матч, поддерживаем команду. Также мы выбираем по итогам месяца лучшего игрока и награждаем его шоколадной фигуркой «амазонки», берем у него специальное интервью. На 23 февраля мы дарили нашим игрокам запонки с символикой «амазонок». У нас сейчас много планов: на дни рождения дарить открытки со стихами, потому что девчонки у нас пишут замечательные стихи, и т.д. Мы хотим показать команде, как мы их поддерживаем, любим и уважаем.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Мария, а на стадионе не страшно?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Нет! Первое время, конечно, было какое-то волнение. Но мы сразу сказали, что не будем вступать ни в какие перепалки.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: С кем?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: С болельщиками другой команды.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А бывало так, что приходилось вступать в какой-то конфликт?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Бывает, конечно, но мы стараемся решить всё цивилизованным путем. Каждый имеет своё мнение, каждый высказал его, но зачем же спорить?

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: У других команд есть фанклубы, в которые, как в ваш, входят девушки?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Да, есть. Но это нечто другое. Есть организации футбольных болельщиц, которые болеют за одного-двух человек в команде. Но это другое, это не ЦСКА.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: У ЦСКА есть еще мужской фанклуб?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Да, только он для всех. Там меньше девушек, и, конечно, подавляющее большинство мужчин.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Мария, а ты сама пробовала играть в футбол?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Пробовала. Успехи у меня не блестящие, поэтому лучше я поддержу любимую команду!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как тебе кажется, у тебя еще долго останется это увлечение? Или со временем интерес пройдет?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Я думаю, со временем, может быть, у меня не будет возможности посещать матчи, но интерес не пропадет никогда. Я задумывалась об этом. Если речь обо мне, то любовь к футболу у меня навсегда, при любой возможности я всё равно буду ходить на матчи, пусть даже мне будет очень много лет!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ты наверняка наблюдала стычки болельщиков разных команд. Как тебе кажется, что побуждает этих людей избивать друг друга?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Мы болеем за свою команду, а эти люди болеют против другой команды. Они во что бы то ни стало хотят сократить число болельщиков другой команды.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Я тоже бывала на футбольных матчах и видела, как иногда начинают драться болельщики разных команд. Мне кажется, что для них это такая форма разрядки. Конечно, они болеют против другой команды. Но главное – это разрядка. Как тебе кажется, что объединяет этих людей?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Речёвки, кричалки – это всё одно и то же. Они искусственно разжигают в себе ненависть, и тогда получается драка.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А у вас есть какая-нибудь кричалка?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: «ЦСКА всегда будет первым!»

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Бытует мнение, что футбольные фанаты стоят на первом месте в перечне наиболее опасных молодежных группировок. Так ли это?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Возможно, это так. Но сейчас существуют и другие агрессивно настроенные организации.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Скинхеды?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Скинхеды, фашисты… Просто сейчас очень много народа стало болеть за различные футбольные команды. Естественно, возникают конфликты, и получается очень много стычек. В драке ведь не будут спрашивать, кто ты, за какую команду болеешь, что вообще тебя интересует. Там никому не интересно, какой ты человек. В драке есть только враг.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: У меня вопрос к Рустаму. Рустам, скажи, в вашем молодежном объединении есть футбольные болельщики?

РУСТАМ АШРАФОВ: Да, конечно. У нас большая организация. Конечно же, есть и ребята, которые интересуются футболом. При МГТУ имени Баумана есть футбольная команда. Но на матчах у нас, естественно, до каких-то радикальных действий дело не доходит. Ярых фанатов, которые готовы избивать друг друга до полусмерти, у нас нет.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Мария, чаще всего всё зависит от лидера. Кто лидер в вашей команде?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: У нас нет основного лидера. У нас есть люди, которые стараются организовывать девушек.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Рустам, тебе не кажется, что проявление фанатизма у футбольных болельщиков – это тоже своего рода патриотизм? Просто он так проявляется у людей, которые не понимают, куда направить свои чувства?

РУСТАМ АШРАФОВ: Не знаю… Я считаю, что фанатизм в любой сфере не очень адекватен. У человека могут быть какие-то убеждения, эти убеждения могут быть очень твердыми. Но когда человек доходит до фанатизма, до состояния, когда он уже себя не контролирует, то это, я считаю, плохо.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Если человек способен биться за свою команду, может быть, он потом будет способен биться и за свою Родину?

РУСТАМ АШРАФОВ: Человек может биться за свою Родину, руководствуясь убеждениями, но не фанатизмом. Любовь к Родине – это не фанатизм. Когда люди погибают за свою Родину, то погибают не потому, что они – фанаты. Они отдают свою жизнь, потому что знают, что Родине сейчас нужна эта жертва. Они понимают, что они свою жизнь отдают не просто так, что от этой жертвы обязательно будет какая-то польза.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Мария, как тебе кажется, о чем говорят проявления фанатизма?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Возможно, о том, что человек следует общепринятому мнению. Что касается нас, то у нас одна любимая команда – ЦСКА. Но когда мы идем болеть за Россию, мы отбрасываем всю агрессию и объединяемся с другими болельщиками.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А что еще, кроме любви к команде ЦСКА, может объединять ваш фанклуб с вашими ровесниками, с вашими друзьями?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Различные интересы.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Например?

МАРИЯ ТРУХАЧЕВА: Искусство, любовь к поэзии… Много вещей.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Спасибо, Мария! Присаживайся.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо!





ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Понятие «золотая молодежь» появилось еще в советские времена. Сегодня почти каждый подросток мечтает попасть в тусовку, где ценится богатство и красота. Но мало кто знает, что с этой «золотой молодежью» будет дальше. В студии программы «Русский взгляд» – представитель «золотой молодежи» Пашу. Привет, Пашу! Проходи.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Здравствуйте!

ПАШУ: Здравствуйте!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Скажите, а как еще вас можно называть?

ПАШУ: Лучше – Пашу, так привычнее.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А мне как-то очень непривычно. Можно как-то еще?

ПАШУ: Тогда – Паша.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Павел, скажи, пожалуйста, сколько лет ты живешь ночной жизнью, и есть ли у тебя какие-то дневные дела?

ПАШУ: Дневные дела теперь есть, конечно. А ночной жизнью я начал жить, наверное, лет с семнадцати. Сначала это была просто тусовка, просто развлечение, потом оно переросло в бизнес. Теперь я занимаюсь бизнесом днём и ночью. Поскольку все учреждения и мои партнеры работают днем, соответственно, мне приходится вставать в девять утра. Но поскольку люди приходят отдыхать ночью, то и тогда мне нужно контролировать наш бизнес. Поэтому я работаю и днем и ночью.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Что объединяет людей, которые к вам приходят?

ПАШУ: Развлечения, досуг, времяпровождение, отдых.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Насколько я понимаю, есть молодые ребята, которые, даже при всем желании, не смогут попасть в ваш клуб?

ПАШУ: Есть определенная аудитория, на которую мы работаем. Есть своя клиентура, которая может попасть к нам в клуб. Соответственно, это либо люди с достатком, либо просто стильные люди, которые умеют хорошо одеваться, у которых есть вкус, стиль.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Вы отбираете клиентов только по этим критериям?

ПАШУ: В основном, да. Есть еще некоторые критерии, это касается людей, которых мы, по определенным причинам, не хотим пускать. Они мешают людям отдыхать в клубе. Это или люди, которые много выпили, или футбольные фанаты, которые агрессивно настроены.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Как вы привлекаете молодёжь? Есть ли какой-то агитационный момент в клубном бизнесе?

ПАШУ: Лучший агитационный момент – это «сарафанное радио». Когда у тебя в клубе здорово, эта новость распространяется среди тех, кто любит ходить в ночные клубы. Поэтому около входа всегда стоит толпа.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Желающих «клубиться»?

ПАШУ: Да.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А можно говорить, что у каждого клуба своя публика?

ПАШУ: Вы знаете, своя публика есть у каждого клуба, но еще есть тусовка, которая ездит по всем клубам. Хотя в основном клубы держатся на «своей» клиентуре, которая приходит каждую пятницу и субботу.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Как ты сам можешь сформулировать идеологию такого молодежного объединения?

ПАШУ: Нас объединяет музыка: хип-хоп и другая. Это то, что нам нравится, то, чем мы живем, то, что мы строим и над чем работаем. Это музыка, с помощью которой ты выражаешь свои эмоции, помогаешь людям сопереживать, радоваться каким-то моментам или грустить.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Это касается и русской музыки? Или нет?

ПАШУ: Это касается американской и русской музыки. Те, кто понимает английский язык, могут слушать тексты иностранных исполнителей. Поскольку эти исполнители более профессиональны, у них это лучше получается.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Паша, я хотела бы еще спросить про молодых людей, с которыми вы общаетесь. Вы проводите с ними очень много времени. Что их интересует? Им не надоедает такая жизнь?

ПАШУ: Есть две категории людей. Одни – тусуются все время, другие – в определенный момент либо сами заканчивают тусоваться и идут работать, либо родители дают им по голове, и говорят: «Всё, хватит, бездельник! Начинай работать!» А есть и такие – их не так много, – кто тусуется до тридцати пяти лет и сидит на шее у родителей. У них нет, как правило, ни морали, ни каких-то принципов.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вам их не жалко? Вы им не сочувствуете, что они до тридцати пяти лет живут вот так?

ПАШУ: Мне не жалко, мне смешно. С другой стороны, это люди, которые приносят в мой клуб деньги, и я не могу им сказать, что они живут неправильно.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Я вас к этому и не призываю. Просто мы сейчас пообщались с Рустамом, и он рассказывал про то, что молодёжь беспокоит, в какой стране мы будем жить. А ту молодежь, которая приходит к вам, это волнует? Или они считают, что папа с мамой будут всегда?

ПАШУ: Я искренне рад, что в нашей стране есть такие люди, как Рустам. К сожалению, я не такой активный в политическом плане. Но я очень рад, что такие люди есть. А люди, которые ходят по клубам, запросто могут участвовать в акциях «России молодой», просто они хотят как-то развлечься ночью. Не все они такие безнадежные лодыри и бездельники, на которых вообще нельзя рассчитывать!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Рустам, в вашей молодежной организации есть так называемая «золотая молодежь», которая ходит по ночным клубам?

РУСТАВ АШРАФОВ: Может быть, она не до такой степени «золотая», но, конечно же, у нас есть ребята, которые развлекаются в клубах.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Но здесь есть разница. Одно дело – говорить о студентах, которые развлекаются на выходных или в каникулы. Другое дело – профессиональные тусовщики. Я, кстати, сам знаю таких людей.

ПАШУ: Я думаю, что такие ребята не особо задумываются о будущем своей страны. Они живут сегодняшним, максимум – завтрашним днем. Они знают, что у них есть крепкий тыл в лице родителей.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Мне кажется, что только очень недалекий человек не понимает, что родители сегодня есть, а завтра их нет. Или что сегодня возможность есть, а завтра этой возможности не будет.

ПАШУ: В этом – вся проблема. Многие этого не понимают. Человек, который сам себя реализует, сам стремится к своему будущему – это, в принципе, человек с понятием. А человек, который не думает о завтрашнем дне и уверен, что у него за спиной всегда будут родители – пустышка. Он не думает, что через год-два его родители могут уже не быть на той позиции, на которой они сейчас. Он просто об этом не задумывается. Такие люди не чувствуют денег, которые им дают. Они не знают, каким образом эти деньги зарабатываются.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А какое у вас отношение к деньгам? Оно менялось со временем или всегда было таким?

ПАШУ: Оно всегда было таким. Я прошел через период, когда у меня вообще не было денег. И сейчас, когда они есть, я умею правильно ими распоряжаться. Если я хочу отдохнуть, я готов потратить больше денег, чем тратит кто-то другой. Но я знаю цену этим деньгам. Я помню, через что я прошел, чтобы их получить. Сейчас я работаю каждый день и знаю, за что я их получаю.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Для того, чтобы ценить деньги, нужно пережить момент, когда у тебя их нет?

ПАШУ: Я думаю, что да. Даже убежден в этом.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Скажи, а певец Тимати – действительно твой друг?

ПАШУ: Это мой самый лучший друг, мы вместе лет с тринадцати-четырнадцати.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Каков его образ жизни? Какие ценности он проповедует в жизни?

ПАШУ: Это как раз то, о чем я говорил. Он старается через песни выражать свои эмоции, переживания, делится ими со своими слушателями. Он передает радость, печаль, грусть. Он является тем авторитетом, на который ориентируется молодёжь, и понимает, что должен передавать этой молодежи какие-то ценности, воспитывать в ней лучшие качества.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Скажи, о каких проблемах нашей молодежи говорят сегодня в ночных клубах?

ПАШУ: Проблема в том, что, когда молодые люди только-только подрастают и входят в тусовочный период жизни, то в клубе они забывают обо всём на свете. Они живут только тусовкой. Это для них такая эйфория, вечный праздник, и они забывают о том, что есть какие-то проблемы. Они уже не могут завтра пойти, а послезавтра не пойти тусоваться. Они ходят в клубы каждый день и каждый день звонят, спрашивают, есть ли еще какие-то мероприятия. Вот в этом проблема, но об этом все говорят с лёгким укором, с усмешкой: мол, все это испытывали в переходном возрасте.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Паша, скажите, пожалуйста, а есть что-то, что может вас объединить с человеком бедным или с таким, у которого нет возможности зайти в ночной клуб.

ПАШУ: У меня очень много таких друзей, поскольку я не сразу стал тем, кем являюсь сейчас. У меня есть друзья, с которыми я учился в школе, в колледже, в институте. Я с ними до сих пор общаюсь, хожу к ним в гости, а не на гламурные тусовки. Мы пьем чай и болтаем о каких-то проблемах.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А почему они с вами общаются? Они же не могут себе позволить того, что можете позволить себе вы.

ПАШУ: А нас объединяют не расходы или заработанные деньги. Нас объединяют совсем другие вещи. Они делятся со мной каким-то переживанием, мы советуемся друг с другом, они мне рассказывают то, что они собираются сделать. Я высказываю какую-то свою оценку. Они, в принципе, ко мне прислушиваются. Я очень рад, что у меня есть эти друзья, потому что они – настоящие друзья. И когда у меня происходит что-то плохое, они никогда меня не бросают, всегда поддерживают.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Может быть, вам приходилось задумываться о смысле жизни?

ПАШУ: К сожалению, когда люди тусуются, отдыхают, они не вспоминают о Боге. Я хочу привести пример, как однажды меня очень жёстко опрокинул священник. Я стоял в пробке, ко мне подошел священник и очень долго мне жаловался, что его обокрали, побили… Ему нужны были деньги. А у меня вообще с собой ни копейки не было. И я ему отдал очень дорогой телефон, который стоил по тем временам полторы тысячи долларов. Это было два года назад. Я ни на секунду не сожалею о том, что я это отдал, потому я думал, что этим ему помогу. Месяца через три я узнал, что это обычный проходимец. Но после этого, я могу заметить, отношение к Церкви у меня не изменилось. Я до сих пор ношу с собой крестик.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Паша, скажите, а какие девушки у вас в клубах?

ПАШУ: Девушки самые разные. Кстати, есть девушки, которые ходят в церковь. Я сейчас вспомнил, там есть несколько девчонок, которые регулярно ходят на службу. А есть девушки «без комплексов», которые тусуются, знакомятся с ребятами и со взрослыми мужчинами, готовыми потратить деньги на их отдых, и ездят с ними отдыхать.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Существует стереотип, что девушки, которые приходят на такие тусовки, как правило, корыстны.

ПАШУ: Далеко не все. Но, в принципе, в этом есть очень большая доля правды. Таких девушек очень много. Некоторые из не очень хороших семей, многие приезжают из других городов. Появятся в тусовке два раза – и уже нашли себе кавалера.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Они пытаются таким образом устроить свою жизнь?

ПАШУ: Да.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Паша, последний вопрос. Скажите, пожалуйста, каким вы видите себя через десять лет?

ПАШУ: Таким же молодым, веселым, радостным, целеустремленным, амбициозным, задумывающимся о будущем, о моих будущих детях, о моих родителях, о моих друзьях, о своей стране! Я очень переживаю, когда у нас в стране что-то происходит не так.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо!





ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: У любого известного человека есть поклонники разных возрастов. Но только подростки способны создавать фанклубы и объединения с такой активностью и порой даже агрессивностью, что даже артистам приходится держать их на расстоянии.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: В студии программы «Русский взгляд» – Марианна Кузамишева, президент фанклуба Димы Билана.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Здравствуй, Марианна! Проходи, пожалуйста!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Здравствуй, Марианна!

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Здравствуйте!

ДМИТИЙ ДЮЖЕВ: Скажи, пожалуйста, что объединяет людей, которые создают фанклуб какого-то артиста?

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Их, в первую очередь, объединяет интерес к творчеству этого артиста.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А есть ли в этом объединении какой-то еще смысл?

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Мы находим друзей с помощью этого клуба, знакомимся с новыми людьми. У нас с каждым днем всё больше и больше народа!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Марианна, молодому человеку свойственно увлекаться актёрами, певцами… Почему вы выбрали только Диму Билана? Вряд ли он единственный певец, который вам нравится.

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: В России он – единственный.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вам больше вообще никто не нравится?

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Нет. Из российских исполнителей мне нравится только Дима. Но мне также нравится куча зарубежных исполнителей и групп, так что мы не зацикливаемся на одном Билане.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Вы дружите с фанклубами Димы Билана в других городах?

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Можно сказать, что мы немножко соперничаем.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Марианна, а ваши родители не считают, что вы впустую тратите время, что вы могли бы направить в свою энергию более полезное русло?

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Именно так они и считают. Они мне всё время говорят: «Бросай это дело! Что тебе это дает? Зачем тебе это надо?» Но мне это нравится, и всё!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вам не жалко их огорчать?

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Они, на самом деле, рады за меня, потому что, благодаря этому фанклубу, мы много видим, участвуем в различных акциях, конкурсах, попадаем на концерты, съемки и т.д.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как вы планируете свою дальнейшую жизнь? Вряд ли вы собираетесь всю жизнь возглавлять клуб поклонников Димы Билана.

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Конечно, посвящать этому всю жизнь я не буду.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А какие планы на будущее?

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Закончить учебу и, наверное, уехать обратно на родину. Я не хочу оставаться в Москве.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Не мешает клуб вашей учёбе?

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Чуть-чуть мешает, потому что почти всё свободное время уходит именно на фанклуб, на ведение дневника в Интернете. Всё это занимает много времени.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как вам кажется, может ли так случиться, что пройдет время – и вы пожалеете о тех годах, которые на потратили на фанклуб?

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Нет. Я не пожалею, это точно! Ещё раз повторюсь: я много чего увидела благодаря своему увлечению. Это, я считаю, большой плюс.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А скажи, пожалуйста, вы часто встречаетесь с Димой?

МАРИАННА: Периодически.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Насколько это нужно самому исполнителю? Не тяготят ли его такие клубы?

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Конечно, его утомляет, когда он каждый день видит новые лица. Но, у нас все обстоит по-другому. В основном, мы встречаемся с Димой у него в офисе. Он всегда рад нам, мы общаемся, и все здорово!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Как члены фанклуба реагируют на события в личной жизни артиста?

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: О, болезненно! Особенно – на девушек Димы Билана, это вообще отдельная история.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Ну, а как же артисту жить? Вы же говорили, что интересуетесь его творчеством, стихами, но не личной жизнью….

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Есть отдельные люди, которых и это тоже интересует.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Тогда, наверное, это может оказаться обузой для артиста…

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Когда мы встречаем его, то не задаем подобных вопросов. Мы стараемся не лезть в личную жизнь Димы, потому что ему эти темы не нравятся, как, я думаю, любому человеку.





ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: У нас в студии – эксперт, доктор психологических наук, музыкальный журналист Виталий Белобрагин Он написал книгу «Имидж музыкальных кумиров у подростков». Я хотела бы задать ему несколько вопросов по поводу фанатов. Добрый день, Виталий!

ВИТАЛИЙ БЕЛОБРАГИН: Добрый день!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Скажите, пожалуйста, что это за явление, когда молодые люди становятся поклонниками какого-то одного человека и начинают собираться в клубы?

ВИТАЛИЙ БЕЛОБРАГИН: Это очень интересный феномен. Я выделяю две категории: поклонник и фанат. Для поклонника музыкальный кумир – это друг, учитель жизни. Многие почитатели того или иного музыканта сами считают, что фанатизм – это очень опасное явление. Это уже совершенно другая история!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Почему?

ВИТАЛИЙ БЕЛОБРАГИН: Потому что это настолько ярая приверженность собственным взглядам и неприязнь к взглядам других людей и к другим течениям, в том числе и музыкальным, что делается не по себе.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Это особенность людей определенного типа? Или это может случится с любым молодым человеком или подростком?

ВИТАЛИЙ БЕЛОБРАГИН: Это может, в принципе, случиться с любым молодым человеком. Но, тем не менее, есть определенные задатки, определенные условия, которые могут его привести либо к лагерю фанатов, либо – к лагерю поклонников. Тут всё зависит и от воспитания, и от условий жизни, и от полноты семьи, потому что решающее значение имеет общение с родителями.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Это какое-то временное явление? Этого не нужно опасаться, потому что потом человек повзрослеет и перестанет фанатеть?

ВИТАЛИЙ БЕЛОБРАГИН: Если говорить о подростках, то это, в принципе, нормальное явление, поскольку в подростковом возрасте человек ищет какой-то идеал, ищет друга.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А лидер, за которым хочется идти, имеет значение? И как родителям реагировать на это? Как в такой ситуации наладить отношения между детьми и родителями?

ВИТАЛИЙ БЕЛОБРАГИН: Тут всё зависит от того, какой группой увлекается подросток и на какой стадии находится это увлечение. Надо ненавязчиво присматриваться к своему ребенку.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А может, пойти в эти фанклубы и тоже там «поклубиться»?

ВИТАЛИЙ БЕЛОБРАГИН: Почему бы и нет?

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как вам кажется, можно ли использовать в корыстных целях молодых людей, которые объединяются в клубы?

ВИТАЛИЙ БЕЛОБРАГИН: Такие случаи бывают, в том числе так делают и сами музыкальные кумиры, которые привлекают к себе фанатов, приближают их к собственной жизни и таким образом используют для создания собственной популярности. Таких случаев в нашей стране немало.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вы хотите сказать, что детьми, которые чем-то увлечены, легче манипулировать?

ВИТАЛИЙ БЕЛОБРАГИН: В принципе, да.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо, Виталий! У меня вопрос к Марианне. Как вы думаете, можно ли использовать поклонников Димы Билана в каких-то корыстных целях?

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Думаю, нет. По крайней мере, за всё время существования нашего клуба такого не было.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Может быть, вашей организации стоит проводить какие-то акции? Например, благотворительные…

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Да, у нас уже имеется такой опыт. Например, на 9 мая мы купили цветы, взяли открытки с изображением Димы и написали поздравления для ветеранов. Мы ходили по Красной площади и от имени Димы и фанклуба дарили каждому ветерану такой подарок.

РУСТАМ АШРАФОВ: Разрешите добавить? В День Победы я был в оргкомитете, который проводил праздник на Красной площади. Наше движение участвовало в организации концерта на Красной площади. Когда на сцену вышел Дима Билан, толпа просто ломанулась к нему! А мы, если вы помните, выстроились в три полосы, изображая цвета российского флага, и, когда это случилось, все шеренги перемешались. Было очень неприятно! Ведь мы пришли туда для того, чтобы показать ветеранам, что мы помним их подвиги, поздравить их. И такая ситуация, когда фанаты просто прорываются через милицию и через наши оцепления – это очень неприятно! Таким образом можно организовать провокацию на массовом мероприятии. Оказывается, это сделать просто: надо привести фанатов, которые в момент появления их кумира произведут некие действия, которые позже обернутся чем-то плохим.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Что же все-таки движет людьми, Марианна? Почему у них возникает такое необыкновенное влечение к человеку, который просто хорошо делает свое дело?

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Наверное, некая влюбленность в артиста.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Интересно, а ради своих родителей эти молодые люди тоже способны на такие поступки? Может быть, Виталий нам как-то объяснит эту ситуацию? Что происходит с толпой? Почему фанаты могут стать неуправляемыми? Что ими движет?

ВИТАЛИЙ БЕЛОБРАГИН: В этом, конечно же, виновны наши музыкальные кумиры, которые неправильно себя ведут. Со своими фанатами надо встречаться, надо знать своих поклонников.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Что вы хотели сказать, Марианна?

МАРИАННА КУЗАМИШЕВА: Мне тоже кажется, что артист влияет на своих поклонников.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Я с вами полностью согласен. У меня было несколько неофициальных сайтов, на которых поддерживался интерес ко мне, к моей жизни и работе. Фанаты стояли у подъезда и т.д. и т.п.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Это мешает жизни?

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Это необыкновенно мешает! Когда я ухожу из студии или со сцены, я уже не артист, я – просто человек. А это поклонение продолжается. Я попросил закрыть эти сайты. Но после этого, я вам скажу, популярность начала уходить, ведь люди интересуются только теми, кто привлекает внимание, без конца появляется на экране телевизора, всячески старается поддерживать интерес к своей персоне.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: По-видимому, это неотъемлемая часть жизни артиста или просто популярного человека. Нужно, безусловно, считаться с этим, а также – участвовать в жизни фанатов, чтобы иметь некое влияние. Мне кажется, очень часто артисту или певцу достаточно просто сказать: «Дорогие мои, я вас очень уважаю, но вы мешаете мне нормально жить!»

ВИТАЛИЙ БЕЛОБРАГИН: Это мы с вами говорим о психически здоровых людях, а среди фанатов очень много маньяков. Сколько было случаев, когда за артистом гонялись, артиста преследовали, дежурили у подъезда …

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Виталий и Марианна, большое спасибо!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо, Марианна! Присаживайтесь, пожалуйста.





ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Активная православная молодежь – залог будущего Церкви, считает игумен Пётр Мещеринов, руководитель Школы молодежного служения при Московском Даниловом монастыре.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Здравствуйте, батюшка! Проходите, пожалуйста.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Здравствуйте, отец Пётр!

ОТЕЦ ПЁТР: Добрый день!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Пётр, мы очень хотим услышать ваш комментарий!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Сегодня у нас в студии были представители совершенно разных молодежных организаций…

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Может быть, что-то вас воодушевило, а что-то – наоборот, насторожило?

ОТЕЦ ПЁТР: С моей точки зрения, сегодняшняя жизнь – и особенно это касается молодежи – предполагает некую стадность. В ответ на вопрос о том, что собирает воедино фанатов футбола и певцов, я назвал бы именно эту стадность, которая предполагает очень легкомысленное, поверхностное отношение к жизни. Хотя от молодежи-то, собственно говоря, и трудно требовать очень глубокого отношения к жизни.

Но что отличает православную молодежь от просто молодежи? Стремление к какому-то более глубокому осмыслению жизни, к таким вещам как порядочность, когда человек хочет жить, думая своей головой. Это, вообще говоря, в наше время очень непопулярно, не модно, и поэтому, к сожалению, православной молодежи немного.

Конечно, я бы не хотел делать какие-то обобщающие выводы, это мой взгляд на проблему. Люди, с которыми я общаюсь уже много лет, отличаются, как мне кажется, именно этим качеством: они всеми силами стремятся глубже проникнуть в жизнь.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Может быть, у нас просто не вся молодежь знает о каких-то своих возможностях? Наверняка огромное количество молодых людей не задумываются о том, о чем задумывается ребята, которые занимаются у вас в центре при Даниловом монастыре. Может быть, они просто не могут себя найти, поэтому попадают в какие-то объединения, движения, фанклубы? Может быть, это результат поиска?

ОТЕЦ ПЁТР: Я думаю, что это, конечно, результат поиска. Мы не должны забывать, что церковную молодёжь объединяет вера во Христа, христианство. Я просто не хочу на этом акцентировать внимание, так как мы рассматриваем проблемы всей молодёжи.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как вам кажется, политические организации, политические партии могут использовать эти молодежные группировки и объединения в корыстных целях?

ОТЕЦ ПЁТР: Я думаю, что могут и использовать.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как?

ОТЕЦ ПЁТР: По-разному. Смотря кто использует и с какой целью.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Кто приходит в вашу школу: те, кто с детства приучен к храму, к службе, или люди из невоцерковленных семей, люди с улицы?

ОТЕЦ ПЁТР: В основном, приходят студенты, потому что сейчас уже выросло поколение, воспитанное в вере. Я должен сказать, что как раз дети из церковных семей менее податливы, часто они не могут разговаривать о вещах, интересующих всех. К сожалению, у нас порой православное воспитание сводится к какой-то маргинализации, изоляции от мира. У нас как раз очень мало детей из церковных семей, в основном, к нам приходит обычная студенческая молодежь.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А бывало, что к вам приходили люди, состоящие в каких-то политических молодежных организациях или фанклубах?

ОТЕЦ ПЁТР: Может быть. Мы не выясняем чистоту биографии, просто люди приходят. Мы всем рады.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Чем занимается молодежь в вашем центре?

ОТЕЦ ПЁТР: Главное наша задача – создать среду, в которой люди могли бы нормально общаться. Мне кажется, очень большая проблема современной молодёжной политики, да и молодёжной жизни вообще, заключаются в том, что молодым людям некуда деваться. Они не знают, чем им заняться в свободное время. Мы пытаемся восполнить этот недостаток. Главная наша задача, повторюсь – создать среду, в которой молодые люди могли бы общаться друг с другом и это общение осуществлялось бы на нормальных основаниях, а не на тусовочных.

Мы каждого человека видим и принимаем как личность. Для молодого человека это особенно важно, потому что как раз в молодом возрасте люди переживают осознание себя как самоценной личности, как уникального Божьего творения. И это нам дорого. Как раз на этом моменте мы и пытаемся заострить внимание, создавая среду, в которой не было бы каких-то запретов, шагистики, казарменности. К сожалению, часто люди именно это ассоциируют с Православием.

По мнению многих, Православие – это сплошное «нельзя»: это нельзя, то нельзя, туда не суйся, это не слушай, это не смотри, с тем не дружи… Наше общение строится на тех же принципах, что и вера во Христа. Может быть, я скажу какие-то старомодные вещи, но мы учим нашу молодежь целомудрию. Мы стараемся выстроить наше общение так, чтобы оно не провоцировало, уж во всяком случае, людей на проявление нецеломудрия, которое сейчас сплошь и рядом. Я вам должен сказать, что это не какие-то реликты. Есть очень много молодых людей, которые хотят жить целомудренно и видят в этом и глубину, и смысл, и осознание своего человеческого достоинства.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А почему они не хотят жить как все? Другим-то всё можно!

ОТЕЦ ПЁТР: Мы с вами возвращаемся к началу беседы. Стадным мышлением болеет сейчас не только молодежь, но, я считаю, и всё наше российское общество. Общество провоцирует людей на то, чтобы быть «как все». А человеку голова дана не только для того, чтобы носить на ней разные прически. Христианство, Православное христианство, обращается к человеку, призывая его не к тому, чтобы он встал в строй и ходил в ногу, а к тому, чтобы он начал думать своей головой, оценивать жизнь с точки зрения Евангелия. И эта личностная оценка глубока, она всегда приводит человека к тому, что он задает себе вопрос: «А почему, я собственно, должен жить как все?» Тем более, если это «как все» не соответствует простому человеческому достоинству, я уже не говорю о каких-то религиозных вещах. Таких людей, к сожалению, немного, но они есть. Для них мы, собственно, и стараемся.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Батюшка, как получилось, что вы стали работать с молодёжью?

ОТЕЦ ПЁТР: Мне дали такое церковное послушание, вот я и работаю.





ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Сегодня в студии нашей программы – руководитель педагогической программы «Звезда Вифлеема» при Даниловом монастыре Егор Коврижкин. В рамках этого проекта молодые люди проходят курсы вожатых для детского лагеря, который устраивается при обители. Здравствуйте, Егор!

ЕГОР КОВРИЖКИН: Здравствуйте!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Скажите, что ждет детей в вашем лагере этим летом?

ЕГОР КОВРИЖКИН: В нашем лагере их ждут, как обычно, ролевые программы, ролевые смены. Смен будет четыре, и каждая проходит по своей программе. Например, одна из программ разработана по произведению Киплинга «Маугли».

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А какие программы приготовлены для других смен?

ЕГОР КОВРИЖКИН: Для двух смен – одинаковая программа, это «Приключения в джунглях». Для третьей смены – программа по «Хроникам Нарнии» Льюиса. Четвёртая смена будет проходить в Словакии. Соответственно, там будет ролевая игра по истории средневековой Европы.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Какие дети попадают к вам в лагерь?

ЕГОР КОВРИЖКИН: Очень разные.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Это не обязательно дети из православных семей?

ЕГОР КОВРИЖКИН: Нет, не обязательно, поэтому мы называем наш лагерь «православно ориентированным». Часто бывает так, что туда попадают дети, которые практически ничего не знают о Церкви. Родители отдают их к нам, потому что мало доверяют светскому лагерю и не хотят, чтобы ребенка испортили. Такие мамы и папы обычно хотят, чтобы ребенок хоть что-то узнал о Церкви. Мы, естественно, предоставляем такую возможность.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Скажите, молодые ребята, которые становятся вожатыми в таком лагере – из совершенно разных вузов?

ЕГОР КОВРИЖКИН: У нас совершенно разные вожатые. Есть девушки, которые поют в церковном хоре. Есть люди, которые, отработав у нас в лагере одну, две, три смены, становятся дьяконами. Есть просто светские люди.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А футбольных фанатов у вас не было?

ЕГОР КОВРИЖКИН: О футбольных не знаю, а музыкальные фанаты есть. Правда, надо заметить, мы людей отбираем. Но в музыкальном плане у нас никаких противопоказаний нет!

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: И вы не запрещаете молодым людям развешивать на стенах плакаты с изображением их кумиров?

ЕГОР КОВРИЖКИН: Нет, конечно, такого, чтобы развешивали плакаты, у нас не бывает. У нас принята определенная этика. Человека, который не способен жить без своего любимого певца, мы работать в лагерь, видимо, не пригласим, потому что нам всё-таки важно, чтобы вожатый нёс детям веру, нёс Христа. Именно поэтому у нас проходит достаточно жёсткий отбор ребят, которые будут работать вожатыми. Скажем, из пятидесяти человек, пришедших на курсы подготовки, реально поедут в лагерь человек пятнадцать-двадцать.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Они проходят собеседование?

ЕГОР КОВРИЖКИН: Обязательно.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Егор, знакомясь с совсем новым поколением нашей страны, вы вспоминаете себя в этом же возрасте? Какие отличия вы видите?

ЕГОР КОВРИЖКИН: Да, конечно, я вспоминаю себя в этом возрасте. Основное отличие состоит в том, что у современных детей очень сильно рассеяно внимание. Для того, чтобы его собрать, нужно применять такие приёмы как ролевые игры, т.е. это достаточно сложно. Я считаю, что раньше было проще, а сейчас с каждым годом всё сложнее и сложнее, потому что мы вынуждены конкурировать с компьютерными играми.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Я думаю, что ребёнку, который живет в современном городе, очень тяжело на природе, в лагере, в коллективе. Он привык приходить домой, садиться напротив компьютера, играть или смотреть телевизор…

ЕГОР КОВРИЖКИН: Очень многие дети приезжают в лагерь со своими компьютерными игрушками. У нас приняты некоторые правила по этому поводу: мы ни в коем случае не разрешаем брать в лагерь эти электронные развлечения.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: У вас нет ни телевизора, ни компьютера?

ЕГОР КОВРИЖКИН: Нет, но мы увлекаем детей и без этого.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: А много ли у нас вообще существует православных лагерей на сегодняшний день?

ЕГОР КОВРИЖКИН: Православные лагеря есть. В Москве мы можем говорить о том, что практически при каждом храме есть маленький православный лагерь для своих прихожан. Но «Звезда Вифлеема» приглашает всех детей, и не только из воцерковленных семей. Этим мы и отличаемся.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Сегодня батюшка говорил, что детям из православных семей сложнее общаться с другими людьми.

ЕГОР КОВРИЖКИН: Да, это правда. Ситуация, как я её вижу, складывается следующим образом. Православные родители, которые с очень большим трудом прокладывали свой путь к вере, считают, что раз их ребёнок родился в православной семье, то он должен моментально воспринять всю ту мудрость, которую они нарабатывали многими годами жизни. И они зачастую отвечают ребёнку на те вопросы, которые у него еще и созреть не могли. Отвечают правильно, четко и очень хорошо, но когда ребенок вырастает, в возрасте пятнадцати-шестнадцати лет он начинает искать ответы на эти жизненные вопросы. Только ищет их не в Церкви. Подросток понимает, что это взгляд его взрослых мамы и папы, поэтому очень часто ищет разрешения своих вопросов в каких-то эзотерических течениях. Мы сейчас, к сожалению, очень часто сейчас сталкиваемся с тем, что дети из православной семей перекормлены Православием. Это очень грустно! Мы стараемся как-то освежить их взгляд на веру, сделать так, чтобы вера стала для них жизненной.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Егор, спасибо вам за то, что вы делаете!

Отец Пётр, в завершение нашей программы я хотела бы, чтобы вы высказали своё мнение вот по какому поводу. Наверное, вы знаете, что сегодня представляют собой молодые россияне. Может быть, наши опасения по поводу испорченности нашей молодёжи все-таки беспочвенны?

ОТЕЦ ПЁТР: Наша молодёжь так же, как и все люди среднего, пожилого и прочих возрастов состоит из разных людей, из личностей, индивидуальностей. Молодёжь не однородна, и разные молодые люди придерживается разных взглядов. Другое дело, я вспоминаю, скажем, советскую действительность, когда идеологическая направленность и отсутствие полноты информации о мире подвигало моё поколение на поиски более углублённого смысла жизни, чем это можно видеть сейчас.

Единственная опасность для молодёжи, которая мне видится сегодня – это идеологизированность. Вспоминаются слова «великого русского филолога» Виктора Степановича Черномырдина: «Какую бы организацию вы ни взяли, получится КПСС!» К сожалению, так может и получиться с нами, потому что последние годы дали, с одной стороны, много возможностей, но, с другой стороны, показали, что у нас нет навыка этими возможностями пользоваться.

Если детям говорить, что джунглей нет, а они всё-таки узнают об их существовании, то эти дети скажут, что джунгли плохие, потому что не наши. Это, мне кажется, опасно: у человека формируется искажённый взгляд на мир. А если говорить о христианстве, то оно требует от человека правдивого взгляда на мир, умения видеть его таким, каков этот мир есть, со всеми его плюсами и минусами. И чтобы опасения о том, что молодежь не скажет весомого «да» в истории нашего Отечества, не оправдались, мне кажется, нужно нашу молодежь всесторонне развивать. И не идеологизировать её, потому что молодые люди сейчас – опять же, если сравнивать с нашим поколением, – отравлены компьютером, и у них уже изменился способ восприятия мира. Но, с другой стороны, конечно, это более свободное поколение.

Я думаю, что люди сами разберутся, что к чему. Не нужно им в этом мешать.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Спасибо, что пришли к нам!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо!

Психология подтверждает склонность молодых объединяться. Так веселее, так надёжней, так проще открывать миру себя и мир в себе. Совершенно понятно, что лучше, если этот коллективизм будет организованным, а не стихийным. Так и для общества надёжнее, полезней и безопасней.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Но, с другой стороны, очевидно, что молодёжные объединения обладают огромным деструктивным потенциалом. Достаточно вспомнить знаменитую Парижскую революцию 68-го года, недавние волнения в Афинах и вообще недавние волнения в странах, граничащих с Россией.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Нужно прекратить эксплуатировать молодёжные объединения в ожесточённой политической борьбе и в коммерческих интересах. И тогда пионерлагерь, штаб молодых патриотов и группы поддержки популярного певца будут внушать уверенность в том, что и дети при деле, и общество в безопасности.

Это был «Русский взгляд на молодежные объединения России». С вами были Елена Писарева…

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: …и Дмитрий Дюжев. Подробнее о «Русском взгляде» на эту тему читайте у наших друзей в журнале «Фома» и на сайте www.foma.ru

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: … и на сайте Третьего канала.

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: Увидимся в следующее воскресенье на Третьем канале!

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.