«РУССКИЙ ВЗГЛЯД» — МИССИОНЕРСТВО

Предлагаем вашему вниманию текст программы «Русский взгляд», посвященной проблеме миссионерства

Над программой работали:



Ведущая – Елена Писарева



Шеф-редактор – Ольга Любимова



Режиссер-постановщик – Александр Замыслов



Редактор – Анна Куклина



В программе принимали участие:



Владимир Хажомия и Дмитрий Корольков, студенты Сретенской духовной семинарии



Юрий Белановский, заместитель руководителя Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи



Виктор Тростников, профессор Российского Православного университета



Наталья Пономарева, руководитель Центра духовного просвещения в местах лишения свободы



Иеромонах Никодим (Бекенёв), насельник Сретенского монастыря





ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Миссионерство… Его принципы были установлены в день зарождения самой Церкви. Кто такие современные миссионеры, чем они занимаются? Как их воспринимают наши современники? И какова реальная польза от миссионерской деятельности Русской Православной Церкви? «Русский взгляд» на миссионерство – тема нашей программы.



Вы смотрите «Русский взгляд», я – Лена Писарева. Здравствуйте!



В студии программы «Русский взгляд» главные герои программы — Владимир Хажомия и Дмитрий Корольков, студенты Сретенской духовной семинарии.



Дмитрий, Владимир, здравствуйте!



ДМИТРИЙ КОРОЛЬКОВ, ВЛАДИМИР ХАЖОМИЯ: Здравствуйте!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: С начала 90-х мы только и слышим упреки в сторону Русской Православной Церкви: сектантов много, а Русская Православная Церковь только восстанавливает храмы, в народ не идет. Вы пошли в народ. Какие впечатления?



ВЛАДИМИР ХАЖОМИЯ: Я могу сказать, что на данный момент я знаю очень много катехизических курсов в Русской Православной Церкви. Сретенский монастырь, где мы учимся, проводит такие курсы. Мы проводили их в Политехническом институте и там в первый раз столкнулись с людьми. Единственное отличие: если на курсы приходили люди, которые уже что-то знали о Боге и хотели узнать больше, то когда мы проповедовали в метро, там был поток людей, и ты не знал, что от них можно ждать. Можно сказать, мы могли прочувствовать, встать на место апостолов Христовых, которые тоже шли в народ и не знали, чего ожидать в ответ. Они знали, что с ними Бог, то же самое, такие же впечатления были и у нас.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Дмитрий, ваше впечатление?



ДМИТРИЙ КОРОЛЬКОВ: Мне кажется, после возрождения Русской Православной Церкви первым серьезным шагом на пути возрождения церковной миссии стала акция под названием «Подарок Святейшего Патриарха к Пасхе». Акция проводилась студентами Сретенской семинарии в первые три дня Страстной седмицы. Самое яркое из впечатлений: народ, в общем, жаждет слова Божьего, жаждет Евангелия, и принял этот подарок очень позитивно.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Мы еще обязательно поговорим о вашем опыте, это очень интересно! У меня много вопросов по поводу того, что происходило на улицах Москвы, когда вы раздавали Евангелие. Очень коротко, ответьте, пожалуйста, на вопрос: как вам кажется, достаточно ли сегодня Русская Православная Церковь занимается миссионерством?



ВЛАДИМИР ХАЖОМИЯ: Я думаю, на данный момент мы все-таки отстаем от протестантских сект, которые ходят по домам и раздают книги. Но Русская Православная Церковь только начинает своё возрождение, и никогда не поздно начинать. Если люди не идут к нам, то мы будем стараться идти к ним. Это была первая акция, и мы будем стараться проводить акции такого же плана и дальше. Надеюсь, что они будут проводиться чаще. Такие акции нужны, они нужны для людей и для России.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. Давайте, пригласим гостей в студию нашей программы.



В студии программы «Русский взгляд» — заместитель руководителя Патриаршего центра духовного развития Юрий Белановский.



Юрий, здравствуйте!



ЮРИЙ БЕЛАНОВСКИЙ: Добрый день!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ваша точка зрения, достаточно ли сегодня наша Церковь занимается миссионерством?



ЮРИЙ БЕЛАНОВСКИЙ: Я думаю, крайне недостаточно, и мы это видим по всем статистическим опросам. Если задается более-менее серьезный вопрос о церковной жизни, на него может ответить не больше двух процентов населения.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. Наш следующий гость.



В студии программы «Русский взгляд» — профессор Российского православного университета Виктор Тростников.



Виктор Николаевич, здравствуйте!



ВИКТОР ТРОСТНИКОВ: Здравствуйте!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как вам кажется, достаточно ли наша Церковь занимается миссионерством?



ВИКТОР ТРОСТНИКОВ: Знаете, слово «недостаточно» — очень слабое слово. Работа практически не начата, и доказательство тому очень простое. Вы посмотрите на христианскую грамотность нашего народа! Если из ста человек пятеро знают, что такое Троица, это я думаю, хороший результат. Ну, о Христе слышали. Но в чем была его спасительная миссия, я думаю, очень мало кто ответит. А апостол Павел? Гораздо больше знают футболиста Аршавина, чем апостола Павла.



Работы – просто непочатый край! Причем это относится не только к церковному миссионерству, но и к миссионерству в более широком смысле, о котором тут говорили в преамбуле — к миссии нашей православной интеллигенции. Конечно, делается недостаточно. Не просто недостаточно — очень недостаточно!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: О том, какие здесь есть проблемы мы еще поговорим сегодня.



Наш следующий гость. В студии программы «Русский взгляд» — руководитель Центра духовного просвещения в местах лишений свободы Наталья Пономарева.



Здравствуйте, Наталья Владимировна!



НАТАЛЬЯ ПОНОМАРЕВА: Здравствуйте!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ваше мнение?



НАТАЛЬЯ ПОНОМАРЕВА: Конечно, в плане миссионерства делается недостаточно. Я занимаюсь тюрьмой, тюремным служением. А совсем недавно мы миссионерствовали в туберкулезной больнице. И даже по Москве в таких местах, как больницы и тюрьмы, люди жаждут слова о Христе, жаждут православной миссии. Но там ее нет!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. Наш следующий гость.



В студии программы «Русский взгляд» — насельник Сретенского монастыря иеромонах Никодим Бекенев.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Никодим, добрый день!



ОТЕЦ НИКОДИМ: Добрый день!



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ваша точка зрения?



ОТЕЦ НИКОДИМ: Ну, сказать: «Достаточно», — это значит смириться и удовлетвориться тем, что происходит. Конечно, происходит недостаточно, этой деятельности не хватает. И мало того, это деятельность, как уже было сказано, не только Церкви, а каждого христианина. Ведь каждый христианин является частью Церкви. И миссионерской деятельностью мы можем заниматься, не только выходя на улицы, а даже у себя дома -, воспитывая своих детей, обучая их основам православной веры.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо! Удивительно то,как мы начали разговор! Все-таки мы получили такое тяжелое наследие: несколько десятилетий не было вообще никакой миссионерской деятельности. Поэтому очень радует, что появилась и миссия в тюрьмах, и миссия среди молодежи, что проводятся такие акции, про которые рассказывали ребята.



Я помню начало 90-х, когда появились первые православные программы. Говорить, что ничего не сделано, наверное, неправильно. Тем не менее, мы говорим, что миссионерской деятельности недостаточно. Что нужно сделать, чтоб ее было достаточно? Может быть, это вообще невозможно в современных условиях? Как вы думаете?



ЮРИЙ БЕЛАНОВСКИЙ: Я думаю, что, к сожалению, нужно, чтобы прошло время. Чтобы люди с наследием советского прошлого, к которым отношусь и я, с вот этим советским мышлением, чтобы мы ушли в прошлое, как тот израильский народ в пустыне, потому что мы действительно не были взращены в этих категориях, чтобы нести слово Божие окружающим людям. И мы это видим. Тем, кто воспитан в это время, не только тяжело его нести, но еще и тяжело слушать. Мне кажется должна измениться ситуация.



НАТАЛЬЯ ПОНОМАРЕВА: Я вижу широкий путь для того, чтобы миссионерствовать в любых средах. Мне кажется, что здесь нужна только инициатива, личное горение сердца. И для меня очень важно видеть потребность в людях и попробовать ответить на эту потребность, зажечь сердца других людей. Вот, собственно, в чем заключается миссия в тюрьме.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Почему у вас появилась такая необходимость?



НАТАЛЬЯ ПОНОМАРЕВА: Появилась внутренняя потребность. Мне кажется, что это внутренняя потребность каждого христианина, который однажды прочитал эти строчки в Евангелии: «В темнице был, и пришли ко Мне». Там Господь рассуждает о том, кто станет одесную Его, а кто ошую. Оказывается, одесную будет не тот, кто хорошо знает Священное Писание и может ему научить, или богословски грамотен. А тот, кто посетил в страждущего темнице, в больнице, кто накормил голодного. И если эта евангельская фраза работает в твоем сердце, ты так или иначе выйдешь на миссионерское служение.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Никодим, как появилась идея раздавать людям Евангелие? Почему Евангелие, почему Евангелие от Марка? Почему на Страстной седмице?



ОТЕЦ НИКОДИМ: Евангелие от Марка — пожалуй, самое краткое и самое доступное. Это Евангелие, которое было написано для язычников, поэтому, оно и было выбрано. Издали книга выглядит очень красочно, ярко, чтобы людям было приятно держать ее в руках, интересно было читать. Там виды Палестины, тех мест, где проповедовал Спаситель, где Он рассказывал, нёс слово Своё. Самое большее, что мы можем дать людям – это слово Божие, ярко и красочно оформленное. Пускай они прочитают слова Спасителя сами и проснутся, потому что большинство людей в нашей стране считает себя христианами, православными, но надо разбудить этого христианина в каждом человеке.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Не было ли у вас страха, что Евангелие, где есть изображения святых, может оказаться в урне, на полу в метро и так далее?



ОТЕЦ НИКОДИМ: Конечно, всегда есть такая опасность, что ты, если будешь нести слово Божие людям, услышишь в ответ хулу и недовольство. Но это не повод для того, чтобы останавливаться.



ВЛАДИМИР ХАЖОМИЯ: Я думаю, всё равно польза от этого огромная! Если кто-то выбросил Евангелие в урну, то мы потом собрали. Мы ведь не просто раздали и разошлись. Нет, мы после всего этого прошедшего дня раздачи собирали Евангелие. Если даже один процент выкинул книгу, то остальные 99% людей прочитали ее. И я вам даже больше скажу: именно в эту Пасху я заметил в храме очень много незнакомых лиц. Я сам пять лет живу в Сретенском монастыре, я пятикурсник. Я учусь и живу в монастыре и знаю практически всех прихожан в лицо. На эту Пасху пришло очень много новых людей. И я думаю, одна из причин, почему они пришли, что повлияло на них, это вот эта наша раздача.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вы представлялись, что вы из Сретенского монастыря?



ВЛАДИМИР ХАЖОМИЯ: Да, мы не просто человеку давали книгу и говорили: «Вот тебе Евангелие». Мы прежде всего говорили, что это Благовестие о Христе. Мы призывали людей прийти в храмы на Пасху вместе с нами, потому что мы все едины. И люди откликнулись и пришли в храм.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Вы преодолевали какой-то свой внутренний человеческий страх? Может быть, боялись разочарований? Было элементарное стеснение?



ВЛАДИМИР ХАЖОМИЯ: Как я уже говорил, это, конечно, непривычно, потому что ты выходишь в народ, ты можешь всякое в свой адрес услышать. Но Господь укрепляет, Он так же укреплял апостолов. И поэтому, когда мы шли, мы знали, за кого мы шли, и знали, что мы делаем. Польза уже в том, чтобы подкинуть человеку мысль о Боге. Понятное дело, что человек не сразу пойдет потом в храм. Но, может быть, через пару лет он вспомнит и скажет: «Да, я помню, ребята когда-то стояли».



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо!



Виктор Николаевич, а с вашей точки зрения, каким должно быть миссионерство? Оно должно быть социальным или просветительским?



ВИКТОР ТРОСТНИКОВ: Вернемся к вопросу «что делать». Во-первых, нужно осознать необходимость миссионерства, крайнюю необходимость. Причем, это должны осознать и священство, и миряне, которые хотят участвовать в таком христианском просвещении, в миссионерстве в широком смысле. Если говорить о священниках, то, мне кажется, нужно, чтобы абсолютно до каждого священника во всей нашей необъятной России дошло, что в нынешнее время всякий священник является миссионером.



Сейчас практически весь контингент нашего народа — это алеуты, которых надо просвещать, как в своё время Герман Аляскинский. Иоанн Кронштадский, когда окончил семинарию, мечтал быть миссионером и хотел поехать вроде бы даже на Алеуты или куда-нибудь в Америку, на Аляску. Но, когда он ознакомился с положением дел в Петербурге, он понял, что вот они – алеуты! Куда ехать-то? Вот они, здесь. И каким он был миссионером среди русского народа, который к тому времени значительно растерял веру под влиянием революционных настроений, материализма, науки и так далее!



Сейчас положение такое же, мне кажется, как в начале ХХ века, когда с этим столкнулся батюшка Иоанн Кронштадский. Каждый священник должен быть миссионером. А если говорить о мирянах, то они тоже должны осознать, что имеют дело с алеутами, и проповедовать. И делами своими, и поведением показывать пример христианской жизни – это самое лучшее миссионерство.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Очень тонкий момент – разговаривать с человеком нужно на его языке, как проповедовали апостолы, как это делали наши святые и тот же Николай Японский. Но как при этом не предать свою веру? Вот этот тонкий момент.



ВИКТОР ТРОСТНИКОВ: Если можно, я сошлюсь на очень высокий авторитет — на апостола Павла. Вот послушайте из его Первого послания коринфянам, глава девятая с 20-го по 22-й стих: «С иудеями я был как иудей, чтобы приобресть иудеев. С подзаконными я был как подзаконный, чтобы приобресть подзаконных, — а дальше, слушайте, замечательная фраза: – С чуждыми закона я был как чуждый закону. Хотя на самом деле пред Богом был верен закону Христа, чтобы приобрести чуждых закона. С немощными я был как немощный, чтобы приобрести немощных, — а дальше он завершает: – Со всеми я был всем, для того, чтобы спасти хотя бы некоторых».



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Скажите, пожалуйста, как же вы общаетесь? Наталья Владимировна, мне кажется, из всех присутствующих здесь вы общаетесь с самым тяжелым контингентом людей, к которым приходите с миссией.



НАТАЛЬЯ ПОНОМАРЕВА: Это правда. Я хотела бы продолжить мысль и проиллюстрировать вот эту фразу апостола Павла: «Со всеми я был всем». Мне кажется, что миссия среди молодежи — это сейчас актуальнейшая проблема, потому что Церковь будущего – это Церковь тех, кто придет, Церковь сегодняшней молодежи. Мы все постепенно уходим, и если молодежь не придет и не будет нести Евангелие дальше — что будет с нашей Церковью? Когда я разговариваю с молодежью, моя миссионерская одежда – это джинсовый костюм. Большое количество женщин я привела в храм, потому что общалась с ними, будучи так вот «миссионерски» одетой.



Есть такой замечательный журнал «Нескучный сад», и в нем есть замечательная страничка для женщин, где пишется о том, можно ли православной женщине быть модной и что такое мода для современного православного человека. Я думаю, надо просто быть собой, такой, как естественно для тебя в этом мире. И со мной в храм ходит большое количество молодых женщин, которых привел туда мой миссионерский костюм.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А как вы идете в тюрьму?



НАТАЛЬЯ ПОНОМАРЕВА: Тюрьма – это, конечно, сложное явление. И когда мы начинали туда ходить, мы, конечно, немножечко боялись и задавались вопросами, стоит ли женщине ходить в мужскую тюрьму, стоит ли мужчине ходить в женскую тюрьму, как одеваться, как убирать волосы… В конце концов, мы поняли, что миссионерствое — не мы, миссионерство – это Господь внутри нас. И если ты идешь с Богом, с Духом Святым, то, по сути дела, люди тоже начинают смотреть в твоё сердце. Это чудо происходит, это чудо творит Господь. Мы больше года ходим в Бутырскую тюрьму, мы стали там по-настоящему своими. Мы чувствуем себя как дома, и с ребятами общаемся соответственно возрасту – как сестра с братом, как мать с сыном, как бабушка с внуком. Здесь очень важно установить вот эти отношения. Мы идем семейственно, ведь Господь — наш Отец, и мы все — Его семья, братья и сестры во Христе Иисусе. Мы идем к людям, чтобы принять их в свою семью, и они с удовольствием отзываются.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Но есть же наверняка те, кто негативно относится к тому, что вы к ним пришли? Те, кто ожесточен… Нет?



НАТАЛЬЯ ПОНОМАРЕВА: Негативно – нет. Есть те, кто относится нейтрально: «Нам это пока не надо». Да, такие есть. Но в большинстве случаев это такая радость общения, радость встреч! Они говорят: «Скучаем, ждем»…



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Никодим, огромное количество современных людей считают, что Церковь достаточно далека от народа, не близка народу. Они встречают в метро замечательных ребят, они им доверяют, они видят их светлые глаза и с радостью получили это Евангелие. Они идут в храм и попадают к священнику, который им абсолютно не рад. У него сформировавшийся приход: «Мы — малое стадо, мы спасаемся». Такое тоже есть у священников Русской Православной Церкви. И пришедшие не получают то, чего ждали. Что бы вы могли сказать такому человеку?



ОТЕЦ НИКОДИМ: Вы знаете, возможно, бывают такие случаи. Конечно, не хватает людей, не хватает миссионеров, не хватает пастырей. Очень мало в данный момент в Церкви еще людей, которые могут этим заниматься. И мы надеемся, что не пропадет даром наш скромный труд, труд Сретенской духовной семинарии. Вот ребята, которых вы видите, и еще другие, которые учатся там, займут эти места, будут нести пастырское служение и проповедовать Евангелие людям. Но, мне кажется, это единичный, редкий случай.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Очень много зависит от священника, но кое-что зависит от мирянина. Юрий, каким должен быть миссионер?



ЮРИЙ БЕЛАНОВСКИЙ: Если можно, я прокомментирую. По долгу своей службы я, наверное, уже лет десять консультирую людей по телефону. Я знаю, что такое москвичи, которые звонят с вопросами. Могу сказать, что когда-то наступил такой момент, когда они в храмах перестали быть нужны. Это несмотря на то, что на крупные праздники большая часть храмов переполнена. И уже, наверное, формируется, к сожалению, такое мнение, что эти люди уже действительно не нужны. Это связано с тем, что сейчас у нас в Русской Церкви нет тылов. По большому счету, я могу за собственные деньги купить пачку Евангелий, они недорогие, и раздать. Но, например, мы работаем в социальных центрах с пожилыми людьми, и меня всегда беспокоит такой момент: вот мы сейчас их призовем, этих бабушек, и действительно — куда они придут? А они приходят и нам рассказывают, как какие-нибудь алтарники вымогали у них деньги или еще что-то такое. Они с нами довольно откровенны. И теперь главный вопрос нашей Церкви: нужны нам эти люди, которые не готовы учить славянский язык, не хотят носить юбки, отказаться от помады и так далее? Если нужны, мы вынуждены будем измениться. Если не нужны, значит, мы вот так и будем вылавливать хаотично тех, кто готов трудиться.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Еще один момент — проблема человека, который готов прийти в Церковь, услышать голос Церкви, который хочет узнать свои корни, свои традиции. Его главная проблема какова, как вам кажется?



ЮРИЙ БЕЛАНОВСКИЙ: Я считаю, что главная проблема современного человека — потребительство. И на это надо смотреть правдиво и, может быть, даже использовать этот момент в миссионерских целях – отталкивать от потребительства.



Какой самый популярный вопрос в Церкви? Это разводы венчаных браков. Все Епархиальные управления завалены прошениями о разводах венчаных браков. И, может быть, действительно оттолкнуться от потребительства, либо все-таки решить, что мы его как-то отстраняем и работаем только с теми, у кого какой-то серьезный вопрос. Конечно, если у человека действительно сердце откликнулось, то ему мало что помешает, это сто процентов.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. Виктор Николаевич, нет ли в миссионерстве такого, когда человек на самом деле не хочет, чтобы его просвещали?



ВИКТОР ТРОСНИКОВ: Затаскивания?



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Да, такого, чтобы его принуждали, когда он не хочет. Мы говорим о том, как важна добровольность. Почему?



ВИКТОР ТРОСНИКОВ: Понимаете, православным несвойственно заманивание, затаскивание. Это почерк сектантов. Но если человек приходит по совету ближних или как-то уже сам чувствует себя готовым к этому и приходит в церковь, надо его принять как родного. Обязательно! Любят ругать каких-то сердитых старушек. Ну, благодаря старушкам Церковь и выжила, так что их особенно ругать не стоит, но они сами не просвещенные. Неплохо бы приходскому батюшке объяснить этим старушкам, как надо встречать неофитов. Ведь царит совершенно неправильное мнение, что нельзя ходить в церковь в брюках. Дескать, в Апостольском Правиле сказано, что негоже женщине надевать мужскую одежду. Но женщина приходит в женских брюках, а не в мужских. Это женская одежда, понимаете?



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Интересно!



ВИКТОР ТРОСНИКОВ: Вот это надо объяснять. Или то, зачем косыночку надевать. Да, вот волосы надо покрывать, а почему? Потому что волосы – это украшение женщины, и они невольно притягивают взоры мужчин, которые стоят в церкви, и отвлекают их таким образом от службы.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Да, им нужно просто объяснять, что это не то, чтобы требования, а просто желательно.



ВИКТОР ТРОСНИКОВ: Мне кажется, что священнику на приходе нужно работать с теми, старушками или женщинами, которые свечи ставят. Действительно, надо, чтобы человек пришел в храм как в родной дом, почувствовал себя как в родном доме. Вот это один из важных моментов миссионерства, в широком смысле.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. Отец Никодим, если продолжить говорить о священниках, от которых много зависит. Очень часто Церковь и священников упрекают в том, что на службах непонятный язык, непонятные проповеди с амвона. Люди говорят: «Мы пришли в церковь, но будьте нам немножко понятней, вы нам совершенно непонятны». Как вы относитесь к таким упрекам?



ОТЕЦ НИКОДИМ: Ну, что касается самой службы, то у нас есть свои традиции, и церковно-славянский язык является частью Священного Предания, частью нашей церковной традиции. Отказываться от него, конечно, Церковь не хочет, и этого не произойдет, я надеюсь. В конце концов, ведь можно пойти на поводу у любого человека. Сейчас многие не хотят трудиться, в том числе и умственно. Людям становится тяжелей читать книги просто на русском языке, не говоря уже о церковно-славянском. Но, я думаю, будет неправильно, если Церковь пойдет на поводу у таких людей. Другое дело, что людям надо помогать осваивать церковно-славянский язык, разбираться в богослужении.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Дмитрий, Владимир, скажите, какие выводы из вашего опыта общения с людьми вы сделали?



ВЛАДИМИР ХАЖОМИЯ: Во-первых, нужна искренность. Надо говорить с человеком от всего сердца. Второй момент: Господь в Евангелии называл каждого человека «друг», и мы должны быть людям друзьями. Когда ты говоришь с человеком искренне, по-простому, между вами происходит некое единение. И в этом, можно сказать, огромная польза и человеку, и нам, и Русской Православной Церкви, и всей России. Поэтому, в первую очередь, надо человеку стать другом. Это и есть сближение.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Дмитрий, а вы к каким выводам пришли?



ДМИТРИЙ КОРОТКОВ: По поводу церковно-славянского языка я могу сказать, что если человек хочет полететь в Америку или за границу, то он учит английский язык. А если он хочет попасть в Царствие Божие, то неужели он не может выучить церковно-славянский язык, который очень похож на наш? Нужно приложить минимум усилий, и тогда никаких вопросов не будет. Еще я хотел бы вернуться к рассуждениям Виктора Николаевича по поводу того, что нельзя насильно привлекать людей в Церковь. Как наш маленький опыт показал, ни в коем случае нельзя даже Евангелия насильно вручать людям, как мы делали в первый день.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А уУговаривать?



ДМИТРИЙ КОРОТКОВ: И уговаривать нельзя, потому что в любом случае, если человек берет не от души, то Евангелие окажется в мусорнице.



ВИКТОР ТРОСТНИКОВ: Ну, вот это замечательно! Я хотел бы проиллюстрировать это замечательное наблюдение. Я как-то был в Лондоне, в Соборе Святого Павла. Ну, интересно: это же потрясающий собор — гигантский, красоты неописуемой! Но католический. Где-то кончилась месса, и шли с этими облатками на подносе. Раздают сюда, сюда, сюда — и ко мне движутся, сейчас мне эту облатку дадут. Я в ужасе стою и думаю: вроде неудобно отказаться, а брать – тоже нельзя, куда мне потом ее девать, эту облатку? И вы знаете, этот человек взглянул на меня, как на мебель, и прошел мимо. Он по глазам моим понял, что мне давать не надо.



Вот это действительно хороший критерий, когда человек совершает движение навстречу тебе. Один его шаг – нам надо сделать сто шагов навстречу. А если он непроницаемый — зачем, не надо. Мы же не сектанты.



НАТАЛЬЯ ПОНОМАРЕВА: Мне хотелось сказать, что хотя мы уже 20 лет можем свободно миссионерствовать, но 20 лет для Церкви –это очень маленький срок. И сейчас видно, что там, там, там пробиваются живые ростки настоящего миссионерства.



Вот вы спросили, что делать человеку, которого отвергли в каком-то храме. Я, например, знаю, что есть удивительный опыт питерских священников, который сейчас перенимает наш храм при Отделе катехизации. Они просто ставят на входе христианского консультанта, то есть человека, который готов принять, расцеловать, ответить на все вопросы. Он специально этому научен, он на это благословлен. И человек, который попадает в этот храм, он попадает не в руки бабушки, которая сама ничего не знает, ав руки к специалисту, и тот начинает с ним беседовать.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Скажите, пожалуйста, вам, как миссионеру, какая нужна помощь? Может быть, вы дадите какой-то контакт? Может быть, сейчас кто-то захочет помочь вам и тоже стать миссионером. Какие вам нужны люди, кого вы ждете?



НАТАЛЬЯ ПОНОМАРЕВА: Я с удовольствием расскажу об одной из форм миссии. Мы занимаемся духовной катехиризаторской перепиской с заключенными. У нас скапливается большое количество писем из мест лишения свободы. Не просто произвольных, а когда люди приходят к Богу, и им очень хочется вести духовную переписку, то есть разговаривать о Евангелии, о прочитанной духовной литературе. И если есть такие люди, которые готовы откликнуться на этот призыв, то мы приглашаем в наш центр.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Контактная информация?



НАТАЛЬЯ ПОНОМАРЕВА: Телефон: 8-916-932-83-64, а сайт www.4prison.ru. У нас есть методические рекомендации, как начать переписку. Мы раз в неделю встречаемся, обсуждаем тему тюремного служения, читаем вместе Евангелие. То есть это еще и такой христианский клуб по интересам. Это узкая специализация – тюремное служение, но в нашей тюрьме сидит 850 тысяч человек. И очень многие из них хотели бы услышать слово о Христе. Мы им помогаем в этом, помогите и нам, присоединяйтесь к нашему служению! Я была бы очень рада.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо вам! Надеюсь, что люди присоединятся.



Юра, у вас, может быть, тоже есть потребность в миссионерах, и найдутся люди, готовые вам помочь?



ЮРИЙ БЕЛАНОВСКИЙ: Действительно потребность огромная. В Москве, мы окормляем около двадцати социальных, медицинских и учебных заведений. Мы действуем от запроса. Кто-то хочет, например,в центр временной изоляции, там строится храм. Кто-то приходит и говорит, даже так, может быть, для нас несколько вульгарно: «Никаких попов с кадилом, нам нужны молодые, красивые, бойкие!» Пожалуйста, мы найдем и таких. Но запрос огромен, а желающих очень мало. Поэтому мы организовали так называемую школу молодежного служения, двухгодичную подготовка людей. И если кто-то интересуется, кто-то хотел бы что-то узнать о христианстве в среде сверстников, мы были бы очень рады. Наш телефон: 955-67-91, наш сайт www.cdrm.ru, аббревиатура «Центр духовного развития молодежи».



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо! В заключение нашей программы, отец Никодим, вам слово. Что мы, простые люди, должны сделать, чтобы хоть как-то приобщиться к миссионерству?



ОТЕЦ НИКОДИМ: Хочется сказать, что, если человек считает себя христианином и является таковым, это большая ответственность. Поэтому дело миссионерского служения — это не только дело священников, но и дело каждого христианина. Миссионером мы можем быть и дома, и на работе. И надо помнить, что в деле воспитания является решающим фактором. Как говорил Ушинский, это личность воспитателя. Значит, надо так же ответственно относиться к самому себе и своим личным примером показывать и проповедовать Евангелие.



ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо вам! Спасибо за то, что вы делаете, и за то, что пришли в студию нашей программы.



Это был «Русский взгляд на миссионерство» и я, Лена Писарева. Продолжим разговор на эту тему у наших друзей на сайте журнала «Фома», и у нас на сайте Третьего канала, а также на радиостанции «Говорит Москва». Что будет дальше – увидим.



«Русский взгляд» – это о России!

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.