Рейс Дюссельдорф-Москва

_MG_7658 (1)Прозвучали четыре тревожных сигнала. «Нужно, сесть и пристегнуться», — подумала я. А сама никак не могла оторвать глаз от женщины, лежащей без движения на носилках. Она еле-еле открывала глаза, казалось, что ещё чуть-чуть и её дыхание остановится. Я наблюдала за ней, прислонившись к дверце туалета, сложа руки как бы в молитве.

— Нина, быстро сядь и пристегнись, мы уже разбегаемся, что жить надоело? Отдернула меня моя коллега Женя.

Я села, пристегнула ремни, и наш самолет оторвался от земли. Рейс 356 Дюссельдорф – Москва.

Ещё вчера на брифинге старший бортпроводник сказала, что в Германии загрузят носилки и с нами полетит больной человек. Но кто мог вообразить, что все будет так страшно?

Рядом с ней сидели два врача — женщина и мужчина. Они постоянно наблюдали за подачей кислорода и состоянием больной. У неё рак. Ей сделали химиотерапию в Дюссельдорфе, но это не помогло. Я узнала это у врачей до взлета, перебросившись с ними несколькими фразами.

У меня покатились слезы. Пару раз такое случалось со мной в рейсах, чтобы я плакала. Но обычно в таких ситуация я жалела себя – меня обидели, унизили и оскорбили. Несправедливо. Сейчас я смотрела на этого больного человека, и мое сердце разрывалось на части. Сколько дней она ещё будет дышать с помощью капельниц, каких-то таблеток или уколов? Лицо её было серое, даже нельзя сказать, что серое, оно было непонятного цвета. Сама она очень истощенная, худая. Рак бил её, не жалея, отнимал её последние силы.

«Боже, как это страшно, — молилась я внутри. – Умирать вот так совсем ещё молодой. Лежать без движения, немощной…Господи, я так хочу, чтобы этот человек смог примириться с Тобой, попросить прощение у Тебя и уйти к тебе в вечность.

Я ощутила себя неблагодарной перед Богом, не умеющий видеть и принимать Его благословения каждый день.

Совсем недавно у меня была депрессия. Мне не хотелось жить. Я думаю, такое бывает у каждого. У кого-то осенью, а у меня часто зимой. Мои планы, мечты крошились у меня на глазах, цели переставали быть целями, и мысли вились в голове примерно такого плана: «А зачем я вообще живу на земле?»

Мне казалось, что ничего хорошего в жизни нет, одна серость, жуткие морозы и «карьера» стюардессы. Друзей тоже нет, понимания от окружающих – никакого, в общем, плохо, плохо и ещё раз, плохо внутри. Именно там внутри всё так страшно ныло, болело…

Глаза были в тумане. И вот ко мне приезжает моя давняя подруга и помогает посмотреть на мир с другого ракурса. Побыв с ней всего несколько часов, моя душа исцелилась.

Материал по теме


Фото h.koppdelaney, www.flikr.com

Смерть, которой ждут

Как христиане относятся к смерти? Почему боятся ее и, одновременно, ждут ее — чая воскресения мертвых, как поется в Символе веры? Почему скорбят об умерших и в то же время — празднуют дни кончины святых? Почему просят о безболезненной кончине и, в то же время, страшатся уйти из жизни внезапно?

А после рейса в Дюссельдорф, глаза мои совсем открылись. Я поняла, что самое главное в жизни – это то, что у меня есть здоровье. Я каждый день могу вставать с кровати, бежать на работу. Могу добиваться целей, которые наметила, могу сделать то, для чего меня создал Бог. А эту хандру нужно гнать и каждый день быть благодарной Богу за Его милость ко мне. Как многое открылось мне в те 15-20 минут, пока мы набирали высоту. Слезы стекали по глазами, внутри звучала молитва покаяния, преклонения перед Тем, кто дает жизнь, Кто ей распоряжается, так, как Ему угодно, и в Чьей власти моя судьба. Это Бог! Он Творец и Управитель нашей жизни – всё идет по Его плану!
Мне так хочется верить, что Бог ответит на мою молитву и этот человек сможет примириться с Богом до смерти.

Я много молилась за себя, за эту женщину, за её мужа, который летел рядом. Я видела его преданность и большую любовь к ней.

Потом, когда мы стали разносить завтрак, он нежно позвал её и сказал: «Натусик, твои любимые блины. Помнишь, с каким удовольствием ты раньше уплетала их на рейсах «Аэрофлота»?» Она открыла глаза на мгновение, посмотрела на него, слабо улыбнулась и отвернулась к стенке.

Ей было очень плохо. И привычный вкус жизни ей уже был недоступен.

Такой опыт встречи с умирающим человеком был впервые в моей жизни. Сразу вспомнилась Мать Тереза, которая ухаживала за такими людьми. В этот же миг захотелось бросить работу и пойти в какую-то онкобольницу и там служить умирающим. Но я здравым умом понимаю, что сейчас нужна здесь, в этой компании, я знаю, что Бог привел меня сюда, и я должна здесь быть примером Его любви к людям. Я должна служить здесь.

Рейс завершился, пассажиры вышли, кроме троих человек: больной женщины и двух врачей. За ними приехала целая бригада на машине: они разобрали туалетную комнату и несколько мужчин вынесли её из самолета. А дальше в онкобольницу, где она, может быть, проживет ещё неделю. А, может быть, её уже и нет в живых.

Но хочется верить в лучшее.

 

На заставке: Заснеженные Альпы с высоты 10.000 метров. Фото автора

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (11 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.