РАБОТА ДОЛЖНА ДОСТАВЛЯТЬ УДОВОЛЬСТВИЕ

Как трудиться в современном ритме и остаться человеком

Еще недавно для многих работа была некой восьмичасовой данью, отдав которую государству, человек продолжал жить своей жизнью. Сегодня для многих она подменила саму жизнь, почти не оставив места друзьям, семье и полноценному отдыху. Порой кажется, что сохранить в таких обстоятельствах душевное равновесие невозможно…


О православных часто можно услышать, что они плохие работники: слишком уж много думают о душе и слишком мало об эффективности своего труда. “Помолиться о хорошем результате для них важнее, чем постараться его достичь!” – возмутился как-то один из работодателей. С другой стороны, от верующих людей часто можно услышать упреки в адрес новой традиции отдаваться работе с головой, забывая при этом обо всем остальном.

Легко ли выдерживать бешеный трудовой ритм, необходимый сегодня почти всем, от дворника до бизнесмена, и оставаться при этом православным? И правда ли, что верующие – такие плохие работники? Об этом мы решили спросить человека, не понаслышке знакомого с этой темой – руководителя Кадрового Дома “СуперДжоб” Алексея Захарова.

Испытание карьерой

– Алексей Николаевич, скажите: действительно ли вера как-то отражается на профессиональных качествах человека?

– Я уверен, что православному трудиться значительно легче, чем неверующему. В первую очередь потому, что христианин нигде и никогда не ощущает себя одиноким. Любая неудача воспринимается им как испытание от Бога, он находит в ней дополнительный смысл и потому сохраняет свой позитивный настрой. Кроме того, вера дает человеку ощущение прочного тыла, несокрушимой поддержки со стороны Бога, а это помогает ему не бояться идти вперед.

Такой взгляд на жизнь приносит свои плоды. Я знаю, что глубоко воцерковленных людей наниматели часто ценят выше других кандидатов, считая их хорошими, прилежными работниками.

Впрочем, это лишь одна сторона медали. Увы, все, что я сказал, относится далеко не ко всем верующим людям. Для православного человека здесь имеются свои специфические ловушки. Как и во всем остальном, в работе вера еще не является автоматической гарантией от каких-то “провалов”.

Бывает, у человека возникает излишнее “головокружение от успеха”. Зачем стараться и напрягаться, если и так Господь все уладит? Ведь существует не то что соломинка, а настоящий канат, протянутый с неба, и за него можно ухватиться в любой момент! А пока…

Вот это самое “пока” и подводит многих. Все-таки, надеясь на Бога, нельзя плошать самому. В этом, кстати, и состоит главная задача христианина – не расслабляться, делать на земле то, что он должен, не дожидаясь, что Господь сделает за него совершенно все, включая выполнение квартального плана.

Это хорошо выражено в евангельской притче о талантах, когда управитель покарал работника, никак не распорядившегося выданной ему монетой. Бог ждет от нас действия, которое готов поддержать, а не аморфного ожидания того, что Он что-то там даст просто так.

Потому православный человек обязан не ждать подачек свыше, а действовать. И не пытаться все свои неудачи вместо собственной лени и некомпетентности объяснить “церковной” фразой: “Господь не сподобил”.

– Но для современного человека, особенно для жителя столицы, работа – это не просто восемь часов в день. Порой не хватает и двадцати четырех часов, многие буквально живут на работе. Легко ли при этом оставаться христианином?

– А легко ли было оставаться христианином в условиях сталинских лагерей? В голоде, среди уголовников, где выживали порой лишь те, кто становился такими же бандитами? Где, в конце концов, просто запрещали служить Литургию? Мы знаем многих, кто остался тогда христианами, и среди них не только великие подвижники.

Разве все это можно сравнить с проблемами какого-нибудь банковского клерка? Возможно, в современном обществе и сложнее спасаться, чем, скажем, в пустыне или в глубоком затворе, но все-таки это вполне по силам любому, просто человек должен прикладывать к тому определенные усилия.

Вырваться из бешеного ритма, посвятить время общению с Богом – это уже поступок. Тот самый поступок, которого ждет от нас Господь. Который нужно совершить, пожертвовав собственным уютом и комфортом.

При этом мне кажется, что зачастую мы сами создаем себе какие-то особо невыносимые условия, загоняем себя в излишние западни. У нас был случай, когда одному преуспевающему сотруднику дали повышение. Он получил больше полномочий, больше ответственности, в том числе и за других людей. А потом он пришел к руководству и сказал: “Знаете, я не могу быть начальником. Раньше я уходил с работы в семь вечера и забывал обо всем, а теперь у меня голова кругом идет, я отвечаю не только за себя, но и за других. Для меня это тяжело, я так не хочу”. Этот человек в конце концов стал отличным начальником, но многие в такой ситуации “надрываются”.

Многие предпочитают гнаться за эфемерной удачей, за той же должностью начальника, а на самом деле, получив небольшую прибавку и чуть более звучную запись в трудовой книжке, теряют значительно больше.

В конце концов, не стоит гнаться за внешним лоском. Лучше найти то, что наиболее подходит тебе, и ты с легкостью добьешься успеха в этой сфере.

Помню, как мы с однокурсниками подрабатывали гидами, сопровождавшими группы иностранных туристов. Честно скажу, я тогда утратил всякую любовь к музеям и театрам, и с тех пор ненавижу вокзалы и аэропорты.

И в то же время я вижу сегодня тех, кто, придя тогда на эту работу, остался на ней просто потому что именно она доставляла им удовольствие. И вот через двадцать лет эти люди все еще в восторге от своей работы, а к ним уже записываются в очередь туристы, которые мечтают попасть именно к ним и ходят за ними открыв рот.

Гид, конечно, зарабатывает меньше директора нефтяной компании. Но, знаете, в 90-е годы многие рванули в коммерцию и далеко не все достигли успеха. Даже если рассматривать тех, у кого были равные шансы в отношении конкурентов, власти и рэкета. Просто при прочих равных одни оказались прирожденными магнатами, а другие – нет…

Кризис “отсутствия цели”

– Вы говорите о том, что человек должен найти свое место, но выбор у людей не всегда такой уж большой. Представьте себе городок, где единственный завод дышит на ладан, а другой работы просто нет.

– Представляю, и знаю, что такие места – проблема нашей страны. Во многом, решать ее обязано государство, но лично я считаю, что и наши сограждане тоже не должны сидеть сложа руки.

Увы, нужно признать, что наши соотечественники слишком “тяжелы на подъем” и слишком консервативны. Скажем, для американца вполне нормально переезжать из города в город, получая новые назначения, продвигаясь по карьерной лестнице или просто подыскивая более выгодную работу. При этом такое его поведение воспринимается всеми вокруг как вполне нормальное. У нас же подобным образом живут лишь семьи офицеров, да еще и не каждая девушка по этой самой причине согласится выйти замуж за курсанта.

А попробуй парень из провинции поехать учиться в Москву! Кроме прочих сложностей он столкнется еще и с сопротивлением окружающих. Это я помню по себе, когда вместо того, чтобы поддержать мое дерзкое решение, знакомые начали пугать меня тем, как плохо будет в Москве, объяснять, что я ни за что в жизни не поступлю в институт и так далее…Но некоторые верили, что все получится: родители, коллеги на заводе, где я тогда работал. Спасибо им!

Мне кажется, что здесь тот самый случай, когда нам все-таки есть чему поучиться у наших соседей с Запада. Мы должны стать более подвижными, причем я говорю не только о перемене места, но и о перемене профессии.

Закрылся завод? Займись частным бизнесом.

– На это Вам сразу ответят, что рэкет и бюрократия вмиг задушат любое подобное начинание.

– А я отвечу: многие ли пытались? Может быть, “вырвались” лишь единицы как раз потому, что и пробовать отважилась лишь малая горсть авантюристов? В конце концов, не можете открыть свое дело – освойте компьютер и работайте на Москву по интернету!

Когда к нам везут гастарбайтеров из других стран, а прекрасные специалисты в нашей провинции маются без работы, тут, конечно, и государство виновато, что ведет порой весьма размытую политику, не помогает переквалификации своих граждан, не борется с незаконной эмиграцией. Но ведь и люди тоже виноваты, что не хотят делать “грязную” работу, не отваживаются ехать куда-то на заработки. Сидят в своем городе без работы, тогда как в трехстах километрах от него в другом таком же городе не знают, кого взять работать на завод, и таджики с узбеками приезжают туда вопреки всему на свете, готовые жить и работать в нечеловеческих условиях, лишь бы потом выслать денег своей семье.

Я знаю много людей, “челночивших” в начале 90-х для того, чтобы только прокормить собственную семью. Постоянные поездки в Китай и Турцию, мешки-баулы, тяжести переездов… Кто сегодня решится на такой рабский труд?

– Может, дело в том, что люди не ощущают от подобной работы отдачи?

– Знаете, наша организация проводила недавно опрос на тему – должна ли работа доставлять удовольствие. Из двадцати тысяч опрошенных 98% сказали, что да, но вот в чем это удовольствие должно заключаться, люди так и не определились.

Я знаю, что те, кто “челночил” в 90-е, знали, что этим обеспечивают будущее своим детям, и сегодня многие из них с гордостью говорят, что мучились не зря. Выходит, они получили-таки удовольствие от своей работы, хотя и весьма косвенным путем.

Часто говорят, что удовольствие от работы – это только удовольствие от процесса, захватившего тебя с головой, или что это только материальная выгода от твоего труда. По-моему, такой взгляд неверен. Существует лишь малая толика людей, способных трудиться с полной отдачей, достигая при том каких-то результатов, лишь ради зарплаты или напротив, только во имя идеи. Монахи и мультимиллионеры-накопители – это все же не большинство нашего общества. А большинство…

Понимаете, если, сцепив зубы, человек идет на совершенно ненавистную ему работу только чтобы раз в месяц получить деньги и спрятать их себе в карман – из него, как правило, выходит не слишком выдающийся, малоэффективный работник. Он вряд ли будет ценим начальником, да и сам не добьется особых успехов. А значит, и денег опять же получит немного.

Думаю, удовольствие от работы нельзя описать какой-то простой формулой. Это сложный комплекс причин, побуждающих человека трудиться.

Скажем, можно действительно получать удовольствие от самого процесса резьбы по дереву или заточки деталей. Я прекрасно помню это по своей работе токарем на заводе. С другой стороны, бывает и так, что сам процесс вызывает отвращение, а вот достигнутый результат, успех после долгих мучений – это действительно счастье. И, буквально надрываясь, человек продолжает вопреки всему идти к цели, потому что ему нужна еще и эта цель, а не просто гонорар ради гонорара. Бывает по-разному…

Чувство, что ты занимаешься маловажной, тяжелой рутиной, но все-таки она кому-то нужна – тоже способно доставить настоящее удовольствие. Скажу честно, это и мне помогает. Порой в минуты какого-то отчаяния, когда не понимаешь, для чего нужен твой труд, задумываешься о том, что в мире ничего не происходит без воли Бога. Он и сейчас смотрит на тебя: как ты справляешься со своей жизненной задачей? И это ощущение заставляет работать с удвоенной силой.

Рабы – не мы

– Сегодня работодатели сами стремятся формировать условия для работников таким образом, чтобы они получали удовольствие от работы. Вот только делают это порой весьма странными средствами. Исполнение гимна компании или выкрикивание хором проклятий в адрес конкурента считается сегодня грамотным ходом корпоративной политики. Как вы на это смотрите?

– Если кому-то кажется, что такие приемы принесут пользу, пусть пробуют идти подобным путем. Думаю, что в небольших фирмах подобные формы даже могут прижиться. Знаете, как футбольная или хоккейная команда настраивает себя перед матчем, также и менеджеры стараются ощутить себя не разрозненными игроками, а настоящей командой. Прекрасно. Вот только главный вопрос: после исполнения своих речевок в раздевалке команда выходит на поле и побеждает – или уныло пропускает мяч за мячом? Тут все очень индивидуально.

Что же касается больших компаний, то, думаю, что такие приемчики там вообще не работают.

Вообще же прошу вас не забывать, в какой ситуации находится наша страна. Предприятий без корпоративной культуры вообще не существует. Она складывается в любом коллективе, занятом совместным трудом. Просто на предприятиях, существующих еще с советских времен, она сложилась давно, а в новых фирмах все приходится начинать с нуля.

И вот тут отсутствие опыта, попытка делать примитивную кальку с Запада рождает порой самые невероятные формы, вроде каких-нибудь ритуальных избиений чучела конкурента. То, что когда-то и где-то работало при совершенно других условиях и у других людей, превращается просто в фарс… Увы.

Бывает, впрочем, что люди сознательно используют такие примитивные приемы, во многом схожие с приемами сектантов, для того, чтобы создать “коммерческий культ”. Это не слишком распространенная сегодня проблема, но она есть, и ее тоже надо учитывать. Причем не стоит забывать и об отечественном “ноу-хау” в этой области – так называемых “православных компаниях”, где Православие является лишь прикрытием для эксплуатации людей в нечеловеческих условиях.

Что можно здесь сказать? Пожалуй, то же, что я уже говорил раньше: не бойтесь лишиться работы, если эта работа доставляет вам одни неприятности. А еще будьте начеку: не попасться в лапы мошенников-работодателей – это задача каждого человека, требующая от него внимательного отношения к тому, что за атмосфера царит в коллективе.

– А в принципе, нужно ли устраивать жизнь собственных сотрудников, создавать им какой-то комфорт?

– Знаете, я однажды был на конференции директоров по персоналу, где специалисты буквально разделились на два лагеря. Одни поддерживали идею, что сотрудников надо стимулировать: устраивать корпоративные праздники, дарить людям подарки, платить премии, наконец, и всячески поддерживать их иными способами. Другие стояли на противоположной позиции. Их мнение выразил человек, сказавший с трибуны буквально следующее: “Люмпена надо плющить, иначе он не будет работать”, и дальше целую лекцию о том, как именно в их компании “плющат люмпенов”.

Если сравнить показатели компаний, представителей которых я видел на той конференции – они приблизительно равны, но я уверен, что это ненадолго. Рынок рабочей силы находится сегодня в таком состоянии, что очень скоро на нем возникнет серьезный голод на опытных специалистов, да и просто адекватных людей. И вот тогда-то “люмпены” могут резко начать менять место своей работы. Сами понимаете, на успехах фирм, предпочитающих “ежовые рукавицы”, это скажется не лучшим образом.

Сам я категорически против самих понятий: “люмпен”, “офисный планктон”, “офисный раб”. В моем лексиконе их нет, и я надеюсь, что это помогает моим сотрудникам работать в комфортных условиях.

В конце концов, мы не должны забывать, что все мы люди и всех нас Бог создал равными. Уборщицей, менеджером или директором ты должен быть уже во вторую очередь, а в первую – именно человеком…

DSC_3537 СОКОЛОВ Алексей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Руководитель интернет-проектов
cover_49 № 5 (49) май 2007
рубрика: Архив » 2007 »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.