ПЯТЬ ВОПРОСОВ РЕДАКТОРУ — декабрь

Отвечает первый заместитель главного редактора журнала «Фома» Владимир Гурболиков.

 1. Что стало (кто стал) для Вас на этот раз «открытием номера»?



Открытием считаю интервью со старцем Илием (Ноздревым), которое мы опубликовали на сайте задолго до выхода бумажного журнала из печати. Кстати, мне кажется, следует всем, кто пользуется интернетом, распространять этот материал, чтобы его могли прочесть многие-многие. Почему я так думаю?

Дело в том, что нынче принято рассуждать: у нас «Церковь интеллигентов», большинство членов современной Русской Православной Церкви — это интеллигенция. Но мне кажется: в этих разговорах мы «проспали» время, когда в храм вошли новые, очень разные люди, совсем необязательно интеллигенты. И люди эти легко попадают под влияние проповедников, несущих весьма странное православие, «православие» в кавычках. Смесь языческих, политических, нацистских идей, нездоровой мистики. В этом «православии» можно найти массу всего, однако трудно найти Христа и его заповеди. Все эти настроения, как правило, опираются на идею об абсолютном авторитете некоего старца, духовника, которого нужно беспрекословно слушаться и слово которого есть безусловная, безупречная истина.

Фактически, люди доходят до нарушения второй заповеди Моисеевой, данной Господом: «Не сотвори себе кумира». Они начинают поклоняться своему учителю без разумения. Хотя Церковь устами многих святых отцов предупреждает от этого. И для тех, кто стоит сейчас на церковном пороге, кто еще не до конца понимает, как избежать ошибок и подмен при воцерковлении и поиске духовника, слово от старца Илия (который безусловно является одним из самых авторитетных духовников нашей Церкви на сегодняшний день) — крайне важно.

2. Какой материал в номере на ваш взгляд — самый актуальный?

Это простой, совсем небольшой текст: «Пять правил: как выбирать духовника и приход?»

Почему материал актуален? — название говорит само за себя. Любые комментарии излишни. Единственная моя претензия к тексту — некоторые предложения и фразы, которые опять-таки будут поняты только интеллинцией. Нам надо учиться говорить проще…

3. Какую проблему на страницах этого номера решить НЕ удалось?

На днях мне звонил мой папа. Он читатель и большой почитатель журнала, к тому же (поскольку он возглавляет организацию «Димитрий и Евдокия») один из наших распостранителей в церковной торговле. Так вот. Он очень хвалил номер, особенно отмечая его сбалансированность. И только одна претензия: не хватает художественного слова, не хватает прозы, рассказов.

Я с ним совершенно согласен. Сейчас у нас есть стихотворная страничка «Строфы», но не хватает полноценного литературного раздела — художественного чтения, христианского по духу и по настроению. Для части наших читателей это не менее важно, чем самая прекрасная публицистика и самые замечательные фотографии.

4. Какой материал «зацепил» лично Вас как читателя?

Меня очень порадовало и по-читательски тронуло то, что нам удалось интервью с Игорем Угольниковым по поводу фильма «Брестская крепость». Точнее, прежде чем говорить об интервью, радостно уже то, как был встречен фильм современными зрителями.

В последнее время я вижу столько конфликтных и спорных ситуаций вокруг любых явлений нашей жизни (в том числе и явлений искусства)… И порой складывается впечатление, что людям, обсуждающим что-либо, нужно одно: перещеголять друг друга в том, кто лучше произнесет слово «отстой» или половчее ввернет в текст еще какую-нибудь более неприличную фразу.

А вот «Бресткую крепость» встретили иначе. Реакция на фильм была почти восторженная, хотя и со своими спорами, замечаниями, оговорками… И уже одно это меня обрадовало.

Но и наше интервью само по себе — тоже повод к радости. Вообще, у него интересная история.

Во-первых, герой интервью, Игорь Угольников.

Те, кто активно смотрел телевидение в 90-е годы — помнят совсем другого Угольникова. Они застали Угольникова-шоумена. Угольникова — автора и участника юмористических, пародийных передач. Угольникова — ведущего не очень удачных, на мой взгляд, вечерних развлекательных программ. Потом он пропал на несколько лет… — и вдруг мы видим другого Угольникова, который стал продюсером такого фильма. И стало ясно: случилось что-то особенное. В человеке произошел некий глубинный, непростой процесс. Нас это заинтересовало, появилась идея взять интервью.

Во-вторых, фильм. На него сходила целая команда наших ребят. А потом было обсуждение. Оставалось неясным: ограничен ли этот фильм исключительно реалиями советско-военной истории или он всё-таки связан с пространством духовным?

Ведь в нем практически нет молитвы, нет того, что сейчас активно пытаются показать в военном кино: что на войне были и верующие люди, либо что на войне верующими были все. Некоторые сомневались, что разговор с продюсером имеет смысл. Но я рад, что Алла Митрофанова настояла на своем и дозвонилась Угольникову. Игорь Станиславович, несмотря на то, что в тот момент был серьезно болен — согласился ответить на наши непростые вопросы. И в ходе беседы, как мне кажется, удивительно открылся.

И если меня спросят: «А что нового рассказал Угольников о ситуации с Брестской крепостью?» — я отвечу: «Пожалуй, ничего». Но мое изумление связано с тем, что в очередной раз, в ходе подготовки материала для «Фомы» — я увидел другого человека… Мне Угольников много нового сказал о самом себе. Такого, что меня заинтересовало, заинтриговало, порадовало. В его интервью практически нет благочестивых фраз.

Более того, вполне возможно, у кого-то слова Угольникова вызовут даже протест. То что, к примеру, сказано о чуде на праздник Покрова Богородицы. Или когда он говорит, что молиться шел не в храм, а на могилу защитников Брестской крепости… Но какое-то неподдельное движение души, живая боль, живое стремление человека жить в вере, с Богом — оно тут настолько хорошо выражено, что для меня в этом основа данного интервью.

5. Чем этот номер принципиально отличается от всех предыдущих?

Тем, что декабрьский номер получился на удивление сбалансированным. В нем удалось построить цепочку крайне пестрых, разнородных тем, гармонично перекликающихся между собой.

Если отследить материалы в декабрьском номере: сначала материал с Натальей Солженицыной; затем интервью старца Илия; потом — текст госчиновника Виктора Христенко; далее необычайная проповедь-эссе уже ушедшего из жизни батюшки — протоиерея Георгия Сучкова… И «Поцелуй матери» православного финна болгарского происхождения (!)… И «Брестская крепость»… И записки «Из дневника художника»… Если всё это просмотреть, шаг за шагом, то становится заметно это маленькое, но важное обретение — обретение единства, цельности.

И еще, мне кажется, в этом номере нам удалось тактично показать известных людей. В декабрьском выпуске таких публичных фигур сразу несколько, но при этом каждый рассказывает о дорогом ему деле. И подобная подача, думается, не должна вызвать раздражения. Пожалуй, мы учимся какой-то деликатности и правильной постановке разговора с такими людьми… А интересоваться ими будут всегда и всё равно. И в журнале «Фома» они, конечно, тоже будут появляться.

Фото Владимира Ештокина.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.