Путешествие из Парижа в Россию

VolodihinDКто не знает старика Радищева?

А вот кто знает единственный широко известный текст из его творческого наследия?

Признаемся честно, пусть «Путешествие из Петербурга в Москву» и поселилось, в виде упоминания, на станицах десятков учебников, сотен статей, но кто из нас, людей, живущих в начале XXI века, читал эту книгу и дочитал ее до конца? Редкая птица долетит до середины этого мрачного текста, написанного тяжеловесным языком, который казался архаичным уже современникам Радищева! В лучшем случае, помнят фэнтезийный эпиграф к «Путешествию» — про «чудовище стозевно», да отдельные диковинные фразы – про «пиявцев ненасытных», например.

«Путешествие из Петербурга в Москву» как живое чтение скончалось чуть ли не на стапеле. Но возвышенный и благородный миф, созданный радикальной частью русского образованного класса вокруг Радищева, искусственно поддерживает плавание этого корабля по учебникам и монографиям. Отец русских революционеров, ссылкой поплатившийся за свои убеждения! Можно сказать, гражданский святой! Кто из мыслителей бунташного направления откажется от такого духовного родословия?

«Больше всех Радищев “любил” Россию. Драгоценному Отечеству и привелось испить самый большой глоток яда – который не выветривался с годами, а только становился всё крепче и крепче, как старое вино. Не пора ли задуматься над чашей?» — так завершают свою книгу о Радищеве блистательный современный историк Ольга Игоревна Елисеева.

И, действительно, тут есть над чем подумать.

В сущности, Радищев был дельным таможенным чиновником, и это главная его заслуга перед отечеством. Но он-то мечтал о большем! Мечтал основать собственное литературное направление… не имея художественного таланта. Мечтал перевернуть Россию, изменив ее государственный строй путем переворота… хоть и являлся в играх большой политики не более чем живым инструментом в арсенале по-настоящему крупных фигур.  Мечтал о венце большого философа, но был всю жизнь — умственно несамостоятельное дитя французского Просвещения.

Любил Отечество – да, но всё той же «странною любовью», которой так много крови стоила России в XIX и XX столетиях. Вот, например, эпизод из его «Путешествия…», где крестьян продают с аукциона. Жутко, омерзительно? Да! Вот только взято из литературы об американской работорговле. Ну не было в России таких аукционов! Но ради «странной» любви к Отечеству, чего не припишешь ему? Ведь так хочется переселить в Санкт-Петербург революционную очистительную бурю, которая посадит в правительственные кресла истинных философов! Так хочется перенести огненно-кровавый Париж на брега Невы! Особенно, когда к тому выпал блистательный шанс: шведский флот бьется насмерть с российским неподалеку от Кронштадта, еще немного, и «просвещенная» Европа одолеет закоснелую деспотизме Россию, в столице поднимутся на восстание люди со свободолюбивым истинно-римским духом времен братьев Гракхов, и наступит свобода, свобода!

Не когда-нибудь, а именно в этот момент выходит «Путешествие из Петербурга в Москву», прямо зовущее сковырнуть ненавистную власть…

Екатерина II была безмерно милосердным человеком. Только поэтому Радищеву досталась не веревка, а комфортный тур в город Илимск.

Ольга Елисеева написала чуть ли не первую, чисто научную, т.е. лишенную хвалебной идеологической подпитки биографию Радищева, притом написала ее превосходным литературным языком. Порой от чтения складывается парадоксальное впечатление: автор более сильный и яркий пишет об авторе менее сильном, отличный писатель – о напыщенном графомане. Труд Ольги Елисеевой относится к чрезвычайно редкому жанру интеллектуального жизнеописания – биографии-комментарию. Три четвертых книги, т.е. большая часть жизни Радищева поданы как комментарий к его книге «Путешествие из Петербурга в Москву». Именно так: не жизнь комментируется книгой, а книга – жизнью.

И это жизнь человека, твердого стоявшего в безбожии с молодых лет. Радищев принадлежал, используя современную лексику, к хардкору безбожия. Церковь он терпеть не мог. Жизнь закончил как самоубийца.

Главные события в жизни Радищева – вовсе не труды его литературные или общественные. Нет. Эти события всегда приходили извне: Екатерина II оказала ему честь, посадив в крепость за тот яростный пасквиль, который он написал; Герцен гальванизировал труп Радищева и объявил его роднёй всем революционерам российским: духовным братом и отцом-зачинателем; Ленин приказал изувековечить Радищева в камне. По сути, всё самое важное в судьбе Радищева, – поступки и слова действительно крупных мыслителей и политиков, так или иначе реагировавших на пошлое его хулиганство…

Жаль. Как таможенный чиновник он был очень хорош.

VolodihinD ВОЛОДИХИН Дмитрий
рубрика: Авторы » В »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (8 votes, average: 4,63 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.