Протоиерей Михаил Васильев: в Воздушно-десантных войсках верующих военнослужащих около 96 процентов

2 августа – день Воздушно-десантных войск, и  в этот же день Русская Православная Церковь празднует день Илии Пророка, небесного покровителя ВДВ.  Настоятель храма Благовещения Пресвятой Богородицы, Патриаршего Подворья при штабе ВДВ в Сокольниках протоиерей Михаил Васильев рассказал нам в канун праздника о том, сколько верующих в десантных войсках и какова на сегодня ситуация с военным духовенством в армии, какие проблемы еще остались и требуют своего решения. 

Михаил_ВасильевПочему Илия Пророк покровитель десантников? Дело в том, что как раз 2 августа на учениях Московского военного округа под Воронежем в 1930 году был высажен первый парашютный десант в количестве 12 человек. Первое десантирование в это безбожное время на 2 августа, – согласитесь, не без промысла Божия. А до революции Илия Пророк считался покровителем всех, кто путешествует по воздуху. Он был покровителем, например,  Русского императорского воздушного флота.

Что касается ситуации в армии с военным духовенством, то по сравнению с тем, что было раньше, все поменялось довольно сильно. Можно сказать, произошли просто революционные изменения. Напомню, что в 2009 году было принято решение о возрождении института военного духовенства. Однако, как ни странно, официально (я подчеркиваю, только официально) в армии по-прежнему нет священнослужителей традиционных религий народов России, в том числе и православных.

На сегодня существуют только ведомственные документы Министерства обороны Российской Федерации, регламентирующие это направление работы с личным составом, но они не имеют силу даже подзаконного акта, а тем более, федерального закона. И в соответствии с этими ведомственными положениями официально в армии есть лишь помощники командиров по работе с верующими. По статусу они приравниваются к гражданскому персоналу Министерства обороны РФ, таким, скажем, как электрики, бухгалтеры, шоферы или уборщицы. И это на самом деле очень плохо, потому что священник должен быть, прежде всего, священником. А когда происходит некое непрофильное обременение в виде «помощника командира», то этим даже могут злоупотреблять не очень дальновидные командиры. Например, они говорят батюшке: «Извините, но вы не батюшка, а помощник командира по работе с верующими. Давайте-ка поэтому, сделайте то-то и то-то», требуя в том числе то, что выходит за рамки обязанностей священнослужителя. Бывали и такие случаи, хотя они все же скорее исключение.

Материал по теме


Священник Михаил ВАСИЛЬЕВ: «МЫ НЕ ЗА ДЕНЬГИ, МЫ ЗА РОДИНУ!»

Последний прыжок с парашютом для иерея Михаила Васильева был неудачным — порвались парашютные стропы… Он смог приземлиться на болтавшемся куполе, но сломал позвоночник. Cейчас батюшка дома — ходит на костылях, но чаще лежит в постели. Шутит: «Все не без Промысла Божия — вот я сейчас, наконец, могу и с семьей, и с друзьями пообщаться».

Или, например, начальник штаба в соединении может сказать: «Раз вы помощник командира, то соблюдайте регламент рабочего времени. Почему вас не было на построении? Или почему вы вдруг отлучаетесь на какой-то престольный праздник собора вашей епархии, у вас же есть регламент! По нему вы должны быть в части от сих до сих». А недавно бывшие замполиты в Минобороне выдумали даже странную формулу выведения коэффициента эффективности работы батюшки в части.

Так что опять-таки официально в нашей армии не существует полковых священников, как это было в дореволюционной Российской армии. Или, как скажем, это имеет место, например, в армиях большинства стран Европы и США, Южной Корее или Австралии с Канадой. То есть, официально мы не военные священники, а  помощники командиров по работе с верующими в непонятном для нас статусе технического персонала вроде электриков или бухгалтеров.

Но ведь логично, чтобы священнослужитель мог иметь тот социальный статус, который соответствует важности его служения. Вроде это руководящий состав, а статус и жалование у него как у технического персонала. Вот представьте себе, что Вы являетесь заместителем главного редактора журнала, а при этом жалование у Вас меньше, чем у охранника. А у большинства священников многодетные семьи.

вдв11

Чтобы эффективно заниматься просвещением невоцерковленных людей, которые крещены, но не воцерковлены, этому надо посвящать 7 дней в неделю. Как и любому другому, впрочем, если хочешь, чтобы был результат. А если просто приходить в свободное между приходских послушаний и служб время от времени в ближайшую воинскую часть – эффект нулевой. А как, с другой стороны, быть священнику? Армейское жалование смешное, поэтому он или в ближайшем храме где-то подрабатывает и тем самым отвлекается от работы с личным составом, либо пытаться что-то клянчить у спонсоров, это не дело для военного священника. А если не дай Бог, священник погибнет на поле боя, его семья не получит социальный пакет, такой же, как и  в подобном случае с обычными военнослужащими.

И всё таки, повторюсь, очень многое поменялось в лучшую сторону. Священники появились в тех частях и подразделениях, куда бы их раньше просто не пустили бы конкретные командиры с атеистическим мировоззрением. А теперь, поскольку священник все же предусмотрен в штатном расписании, нравится это командиру или нет, он его принимает и священник может трудиться. Ведь каждый человек имеет конституционное право на свободу совести и свободу вероисповедания. То есть, практиковать ту религию, которая не вступает в противоречия с законом.

У нас в Воздушно-десантных войсках, которые я окормляю последние 17 лет, процент верующих военнослужащих составляет около 96 процентов. Ведь каждый призыв проводится анкетирование офицерами по работе с личным составом. И около 96 процентов солдат именно так себя и позиционируют. Из них 99 %, или 98 с хвостиком, если быть точными – это православные. Вы должны четко понимать, десантники верующие, потому что иначе трудно, например, прыгать с парашютом из летящего самолета. ВДВ – это войска для войны. Эти военные – наша паства, а мы, священники, находимся рядом с ними уже давно, и, надеюсь, теперь так будет всегда.

вдв22

Сейчас в Воздушно-десантных войсках трудится 21 священник, помимо прочего они совершают добровольно и парашютные прыжки. Денег за них батюшке не платят. Есть в ВДВ и свой мулла. Например, у протоиерея Саввы Щербина – 900 прыжков с парашютом. Священник иерей Сергий в Усурийской бригаде ВДВ за год совершил 68 прыжков с парашютом. Есть у нас священник, награжденный двумя Орденами мужества, который рисковал жизнью, есть среди батюшек раненные и контуженные.

За прошедший год только в полях на учениях причастилось более 15 тысяч воинов- десантников. Созданы и испытаны три мобильных храма ВДВ. Построено 16 храмов, пять часовен в ВДВ.

И подавляющее большинство офицеров и командиров оказывают нам поддержку в том числе потому, что просто видят практическую пользу от нахождения наших священников в ВДВ. Это прежде всего наш православный командующий ВДВ Герой России генерал-полковник Шаманов Владимир Анатольевич. Знаем мы как доброго христианина Министра Обороны России генерала армии, Героя России Шойгу Сергея Кужугетовича.

Мы, священнослужители помогаем сохранить нашим ребятам в армии человеческое лицо, чтобы они действительно оставались людьми, в самом высоком смысле этого слова. Чтобы воин не озлобился, ни в коем случае не потерял то высокое достоинство, которое мы именуем христианским образом жизни. А те, кто его еще не имеет, приобрели его воцерковляясь через трудности и опасности нелегкой военной службы.

 

Фото с сайта храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Сокольниках при штабе Воздушно-десантных войск

 

pushaev ПУЩАЕВ Юрий
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 4,67 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.