Протоиерей Максим Козлов задал вопрос Владимиру Путину

15 декабря, Москва. В ходе состоявшейся программы «Разговор с Владимиром Путиным.Продолжение»  один из вопросов председателю правительства РФ Владимиру Путину был задан настоятелем домового храма святой мученицы Татианы при МГУ протоиереем Максимом Козловым.  

 Вопрос отца Максима, в первую очередь, касался отношения государственной власти к будущему российского студенчества и его духовном воспитании. Также отец Максим выразил пожелание, чтобы количество времени, выделяемое центральными теле- и радиоканалами на программы духовно-нравственного содержания стало бы увеличиваться.

В своем ответе Владимир Путин подчеркнул, что Россия – это светское многоконфессиональное государство. В тоже время, все нравственные нормы и законы в нашем государстве, по мнению премьера, это «выдержки из Библии». Владимир Путин заметил, что государство должно поддерживать в учебных заведениях именно светский статус. Но религиозная миссия там может быть, несомненно, полезна, так же, как и в армии и в местах лишения свободы.   

 

Полный текст:  

Протоиерей Максим Козлов:

   — Ну я отвелкусь от политики и экономики чуть-чуть, а то про другое пока не говорили. Владимир Владимирович, известно, на нашей родине все было хорошо, когда главными были три человека – врач, учитель и священник Это понятно от противного: потому что, если лекарь-колекарь, учитель-мучитель, а поп — толоконный лоб, то мало не покажется: А можно сказать положительно, что мы делаем общее дело. Мы утешаем, лечим, воспитываем и образовываем. Сейчас, в области церковно-государственных отношений и того, чтобы утешать и лечить – уже более-менее нормально все – сам был позавчера в реанимации. В колониях у нас и в сходных учреждениях уже более тысячи храмов и молитвенных комнат, а при ВУЗах — меньше 50. Вот если тут подумать, при всем уважении к нашим заключенным, но будущее нашей родины, наверное, больше связано со студенчеством. И хотелось бы надеяться, что вот в этой области, где мы будем вместе воспитывать и образовывать, какие-то будут прорывы. Что Вы об этом скажете? И еще один очень короткий вопрос, скорее даже пожелание. За наших смежников – за врачей, учителей, библиотекарей и музейных работников. Знаете, вот нас – священников, пусть ругают – это нам полезно, пусть нам только дают возможность вести диалог. Тут больше надежд на федеральные органы, потому что вот Алексей Алексеевич Венедиктов, знаете сколько дает времени? — 4 минуты в неделю религиозной программе, на самой демократической радиостаниции. На государственном телевидении, глядишь, немного побольше получится. Но вот пусть говорят немного побольше хорошего о врачах, учителях, библиотекарях и музейных работниках. Пусть все же не бизнесмен, бармен и шоумен будут главными лицами на телевидении, а люди, на которых Россия стоит. Вот это как пожелание.

 

Владимир Путин:

 Люди демократических убеждений считают, что не нужно давать много эфирного времени представителям наших традиционных конфессий. И я сейчас не хочу вступать в полемику, хотя у меня здесь есть, что сказать. Потому что, конечно, у нас светское государство. И мы все-таки не должны об этом забывать. И я лично сторонник того, чтобы характер светского государства у нас оставался и укреплялся.

Вместе с тем, мы утратили определенные ценности советского периода, связанные с кодексом строителя коммунизма, с "Моральным кодексом строителя коммунизма". Но если мы заглянем в этот "Моральный кодекс строителя коммунизма" — это выдержки из Библии, на самом деле, и ничего нового человечество не придумало.

Наши традиционные конфессии — и буддисты, и христиане, и иудеи, и мусульмане, они в целом придерживаются, что касается базовых ценностей, нравственных, моральных ценностей, по сути, одних и тех же позиций. И, безусловно, это то, что нам вместе подлежит укреплять. И других ценностных ориентиров у нас нет и вряд ли в ближайшее время появятся.

Что касается студенчества и вообще образовательной сферы, то Вы не можете не знать, — Вы в МГУ работаете, да? — что здесь целая программа у нас существует. Можно по-разному к ней относиться, критически посмотреть на нее. И там, действительно, наверное, много элементов, которые нужно критиковать, и искать, как можно ее улучшить. Но все-таки развитие системы высшего специального образования, среднего образования, профессионального, на уровне профессиональных технических училищ и лицеев, оно находится в сфере нашего внимания и будет находиться дальше.

Что касается высшего образования, науки, я говорю не только о многократно увеличивающемся в последние годы объеме финансирования этой сферы, но говорю о новых подходах. В частности, МГУ и Петербургский университет, Вы знаете, выделены в отдельную категорию вузов, по которым созданы отдельные программы развития на правительственном уровне, с отдельным финансированием — ускоренным и в больших объемах. Мы создали систему федеральных высших учебных заведений и целую сеть по всей стране исследовательских университетов. И по всем, по каждому из них приняты решения по дополнительному финансированию.

Мы приняли программу грантовой поддержки талантливых людей, приняли программу грантовой поддержки ученых, напрямую именно ученых, которые предлагают интересные, перспективные в стратегическом плане идеи. Не вузы конкретно финансировать, не учебные заведения или научные центры, а конкретных ученых с предложениями. И знаете — это очень интересная программа получается. Так что эту сферу мы, конечно, будем самым активным образом поддерживать и развивать. Ну, а что касается деятельности религиозных конфессий, представителей религиозных конфессий в учебных заведениях, повторяю еще раз: мое личное мнение в том, что мы должны поддерживать и сохранять светский характер нашего государства. Но, конечно, деятельность религиозных конфессий в учебных заведениях, так же, как и в армии и в местах лишения свободы, не запрещена и будет только приветствоваться. (Источник: "Российская газета")

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.