Призвание Авраама

Три мировых религии, основанные на вере в Единого Бога-Творца – иудаизм, христианство и ислам – называют иногда «авраамическими». Действительно, все три так или иначе ведут отсчет именно от Авраама (мусульмане называют его Ибрагимом). Судя по Библии, и до Авраама были люди, которые верили в Единого Бога-Творца и даже заключали с ним завет, как, например, Ной. Но с Авраамом связано нечто особенное: возникновение народа Божьего. Отношения с Богом теперь передаются другим поколениям, сыновья дополняют меру отцов, а внуки – меру сыновей. Но до этого было еще далеко, всё началось с призвания.

Иванов А. А. Авраам просит у Бога знамения. Кон. 1840-х — 1850-е годы 

Около четырех тысяч лет назад в городе Уре, одном из центров великой месопотамской цивилизации, жил человек по имени Аврам со своей женой Сарой. Мы не знаем, чем отличались они от всех остальных, но случилось так, что из всех людей той эпохи только Аврам услышал Божий призыв. Впрочем, могло быть и так, что слышали его и другие, но лишь один ответил на него и тем самым навсегда вошел в историю человечества.

Ему было сказано: «Выйди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего и иди в землю, которую Я укажу тебе; и Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое. Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные».

Авраму суждено было стать предком даже двух великих народов: от его сына Измаила ведут свое происхождение арабы, а от другого сына, Исаака – евреи. Но этого мало: Бог обещал, что он станет источником благословения для всего человечества, даже для тех народов, которые от него не происходят. Поэтому и христиане сегодня считают себя духовными потомками этого человека, из какого бы народа они не происходили. Ведь история его потомков, народа Божьего – это лишь стержень, на который нанизаны судьбы всего человечества.

Но чтобы войти в историю, ему предстояло отказаться от привычного образа жизни, родных и близких, и даже от значительной части того, что люди называют «наследием предков». А останься Аврам с Сарой в славном городе Уре, кто бы теперь помнил их имена?

Обещания Бога исполнились не сразу – впереди были долгие годы скитаний. И по сей день в пустынях Ближнего Востока, вдали от больших городов, кочуют семьи бедуинов со стадами коз, овец и верблюдов. История, политика, цивилизация как будто обходят их стороной, оставляя лишь ничтожные следы на внешнем облике их жилищ. Эти кочевья никогда не были похожи на легкие туристические прогулки. Дважды, в Египте и в Гераре, Аврааму пришлось прибегать к не слишком-то благовидной хитрости. Свою красавицу-жену Сару он назвал сестрой, чтобы избежать неприятностей – а вдруг ее сочтут подходящей кандидаткой для гарема местного царя, а самого Аврама убьют? А так всё заканчивалось благополучно.

С нашей точки зрения, более чем сомнительный поступок. Но мы сегодня вспоминаем Аврама не потому, что он был безупречен, а потому, что он единственный последовал за Божественным призывом и полностью подчинил ему свою жизнь. Во всех остальных отношениях он вполне оставался человеком своего времени, где хитрость и жестокость считались нормой, а женщину порой воспринимали как выгодный товар. Чтобы картина когда-нибудь изменилась, чтобы сегодня всё это казалось нам диким – для этого Авраму и пришлось бросить родной дом. Но то была только первая ступенька к этике Нового Завета!

Как знак заключенного между ними договора, Господь повелел Авраму совершить обрезание. В дальнейшем так должны были поступать и его потомки. Кроме того, Бог дал супругам новые имена. Имя на древнем Востоке воспринималось не просто как случайная комбинация звуков, которая помогает отличить одного человека от другого, а как характеристика подлинной сущности человека, а иногда – как пророчество о его судьбе. Итак, Аврам («высокий отец») стал Авраамом («отцом множества»), а Сара («моя госпожа») стала Саррой («госпожой»).

Но не звучали ли новые имена как насмешка? Как может быть «отцом множества» старик, у которого есть только один сын от наложницы? Казалось бы, давно пора было потребовать от Бога какого-то исполнения всех этих бесконечных обещаний. Авраам ведь уже стольким пожертвовал – так где же награда? У него уже был Измаил, сын от наложницы (в те времена это считалось вполне обычным), но от любимой жены детей у него не было.

И вот однажды, во время дневного зноя Авраам недвижно сидел у входа в свой шатер, как и положено старому бедуину. Внезапно на дороге появилось трое путников – Авраам и не знал, кто они такие. Безусловно, по законам бедуинского гостеприимства ему следовало пригласить их к себе, но Авраам пошел гораздо дальше, чем требовала вежливость: велел слугам омыть гостям ноги, распорядился испечь свежего хлеба и даже заколол упитанного теленка. Именно эта трапеза и запечатлена на знаменитой рублевской иконе «Троица» (конечно, иконописец воспользовался этим ветхозаветным сюжетом, чтобы изобразить свое видение новозаветной Троицы – Отца, Сына и Святого Духа).

Необычно повели себя и гости. Один из них сказал Аврааму: «Я опять буду у тебя через год в это же время, и у Сары, жены твоей, будет сын». Сара, как и положено порядочной бедуинке, находилась на женской половине шатра и внимательно слушала этот разговор. В этот момент она молча усмехнулась: наверное, гость хочет польстить хозяину! Какой же новорожденный может быть у пары стариков, которые давно уже утратили способность к деторождению?            Но таинственный гость настаивал: «отчего это рассмеялась Сарра? Есть ли что трудное для Господа? В назначенный срок буду Я у тебя в следующем году, и у Сарры будет сын». Теперь супруги поняли, Кто стоял перед ними. Сара, правда, так и не призналась, что восприняла Его слова с усмешкой. Легко ли спорить с Господом?

Тем временем, двое спутников удалились в Содом – город, который Господь пожелал наказать за грехи. Но прежде, чем сделать это, Он решил дать им последний шанс: два ангела должны были войти в город, чтобы проверить, как отнесутся к ним местные жители. Авраам, впрочем, уже предвидел, чем кончится этот визит, и очень беспокоился за своего племянника Лота, жившего в Содоме. И тогда он позволил себе поторговаться с Богом, как и теперь делают бедуины на базаре: «Неужели Ты погубишь праведного с нечестивым? Может быть, есть в этом городе пятьдесят праведников? Не может быть, чтобы Ты погубил праведного с нечестивым! Судия всей земли поступит ли неправосудно?»

Господь ответил: «Если Я найду в Содоме пятьдесят праведников, то Я ради них пощажу город». Но Авраам не унимался: «Вот, я решился говорить Владыке – я, прах и пепел: может быть, до пятидесяти праведников не достанет пяти, неужели за недостатком пяти Ты истребишь весь город?» Так Аврааму удалось «сбить цену» до десяти. Праведник пытался защитить от Божьего гнева грешников, но в Содоме ангелы не нашли и десятка. Город был уничтожен после того, как семья Лота оставила его.

А Авраам с Саррой стали ждать рождения долгожданного сына. Его назовут Исааком, потому что это имя на еврейском созвучно слову «смеяться». Сара иронически усмехалась, когда услышала пророчество о его рождении, и однажды она счастливо рассмеется, глядя на драгоценного малыша…

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 4,67 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Екатерина
    Октябрь 24, 2014 18:27

    Это версия обрезана там далее продолжение есть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.