Повседневные вразумления

Записки из Конго. Часть 2

***

Есть у меня кошка. Зовут Кеша. Взяли ее кротным котенком, и так как очень хотели мальчика, то и назвали Кешей. Но котенок подрос и мы убедились что это все-таки девочка, а имя так и осталось. В память того толстяка кота, что живет у моей подруги в России. В надежде, что в африканском климате мы сумеем ее откормить хотя бы вполовину его величины. Хотя Кеша и оказалась девочкой, причем довольно стройной — поправиться ей не дают бесконечные котята — она не расстраивается, а радуется в меру своих кошачьих сил каждому дню. Соседи ее побаиваются, конголезцы суеверно считают кошек если не ведьмами, то их близкими друзьями, а эта еще уродилась почти черной — с малюсенькими проблесками рыжего. По-моему, ей даже нравится, что ее опасаются, иначе зачем бы она возлегала каждый день на веранде у входа, чтобы всем было видно — в доме есть кошка.

Родилась она на чердаке, от дикой мамы, и за годы домашней жизни так полностью и не приручилась. Любит гулять сама по себе, и только проголодавшись, вспоминает о нашем существовании — заходит в комнату с укоризненным видом : «что же вы про меня забыли?»

Но есть в ее жизни периоды, когда она меняется, становится на удивление нежной и ласковой, сама садится к нам на колени и даже — о чудо! — начинает мурлыкать. Сомнений нет — Кеша со дня на день должна окотиться, и пытается наладить с нами отношения в надежде на нашу поддержку и помощь.

Кеша мурлычет у меня на коленях, и думая, что нежно потрагивает меня своими лапками, с каждым массирующим движением впивает мне в живот свои острые длинные коготки. Больно! Но я терплю — так редки эти моменты пусть и болезненной, но нежности с ее стороны.

Перед первым окотом Кеша взяла в привычку сидеть под иконами, со стороны святого Модеста, покровителя домашних животных. Разрешилась довольно легко, хотя котят было семеро! В тот день она меня удивила, всем видом и поведением показывая мне как я ей нужна: ходила за мной буквально по пятам, жалобно мявкая. Я переносила ее вновь и вновь в специально приготовленную коробку, устланную ветошью, но как только я отходила от нее, она опять шла за мною. Пришлось опоздать на работу, чтобы успокаивать молодую мамашу. С тех пор каждый раз, когда настает время Кешиного материнства, она вспоминает о нас и бежит за поддержкой.

Нехорошо сравнивать людей с бессловесной скотинкой, но наше поведение недалеко ушло от Кешиной стратегии — живем как хотим, думая что нам и без Бога можно отлично справиться, а как наступают испытания, бежим скорее под Его мудрую милосердную руку.

***

Выросла у меня во дворе папайя. Дерево. Никто не сажал, семечко само с ветром прилетело. Однажды утром смотрю — под самой стеной росток пробился. Не на месте растет, потом ведь корнями стенку может повредить. Ничего, думаю, сейчас он еще маленький для пересадки, пусть немного подрастет. И как-то быстро прошло время, то некогда, то лопаты не найти, а росток набирал-набирал силу — и вот он уже с меня ростом, поздно пересаживать, уже слишком большой.  Ладно, пусть растет, раз уж вырос; однако надо же ему верхушку подрезать, чтоб он рос больше вширь, чем вверх. И снова «волшебное» слово «завтра», которое так и не наступает, и в одно прекрасное утро мы видим уже не росток, не саженец, а самое настоящее дерево метра три высотой. Отцвели и опали цветочки, завязались плоды. Да вот беда — слишком высоко эти плоды растут, не достать. Перезреют — сами падают, да только уж ни на что не годные. К чему это я? Рождается в семье ребенок, и вроде все сейчас начитанные, и родители, и дедушки с бабушками, все знают азы воспитания, и опыт имеется — в качестве ли воспитателя, или воспитуемого. Но часто откладываем важные слова, наставления, на потом — и вырастают ребятки сами по себе, вроде с нашего двора, а плода от них не видно. Кого винить?

***

Было это два года назад, аккурат в Лазареву субботу. После Литургии бригада строителей пересекла двор и приступила к обычным своим занятиям. Стены храма святого Димитрия Солунского уже были выстроены, шли штукатурные работы на высоте. Старшой распределил всем задания, каждый отправился к своему участку. Один парень полез на высоту не взяв ремень безопасности. Бригадир увидил, сделал замечание, на что тот ответил, дескать, ему ремни не нужны, он привык так работать. Однако получаса не прошло, парень сделал неловкое движение и полетел вниз, с пятиметровой высоты. Очевидцы говорили, падал как лист с дерева падает — как-то плавно, медленно.  Пытался зацепиться рукой за стену, только ладонь порвал, и вот лежит без движения. Заголосила тетка-повариха, сбежались люди. Батюшка подошел, помолился. Благо, больница как раз через дорогу, перетащили на куске брезента. Кроме порванной ладони, одни ушибы, да вот сам без сознания. Три дня пролежал между жизнью и смертью, молитвенная группа под водительством батюшки ездила каждый день молиться, и друг друга сменяя, постоянно рядом сидели два-три человека. Наконец парень открыл глаза — жизнь вернула свои права! На Успение парень принял святое крещение, еще одним православным в Конго стало больше! Что он видел за время своего странствия, что пережил — никто не знает. Но надо ли говорить, что теперь для него послушание превыше всего?

Христианка из Конго

 

***

Посадила я цветочки. Вернее, сначала один всего. Так хотелось цветник под окнами развести, да времени нет за цветами особо ухаживать. А тут такой сорт неприхотливый, сам растет. Но дали мне только один росточек — дескать, от него другие веточки пойдут, будешь отламывать и рассаживать. Так и сделала. Правда, подрос первый росточек, дал ответвления. Отломила веточку, посадила рядышком, прижилась! Отломила другую веточку, посадила в отдельный горшочек — засохла! В чем дело? Как посажу несколько ростков вместе — приживаются легко, посажу поодиночке — засыхают. Вот урок для нас, что хотят наособицу жить — вместе мы сила!

Вспоминается мне Пасха несколько лет назад. Обычно Пасхальная Литургия служится ночью, в полночь крестный ход выходит из церкви, и обошед ее три раза, останавливается перед архиерейским домиком. После чтения Евангелия священник с балкона провозглашает «Христос воскресе!», колокола звонят, прихожане хору подпевают — благостно! А по завершении Литургии — обед (ужин? завтрак? — в два часа ночи). Обычно прихожане  заранее собирают средства, но в том году что-то не заладилось, люди сдавали деньги неохотно. И так это приходских активистов задело — ведь на обед придут все, и те кто уже давно и про церковь забыл, и вовсе некрещеные, и еще с собой кучу детишек приведут. Как на малые средства всем угодить? Ведь знаем по опыту, что те кто меньше всех пожертвовал или вообше ничего не внес, обычно громче всех и критикуют недостатки.

Наступила Пасхальная ночь, Литургия отсияла огнями крестного хода, все вдоволь накричались «Христос воскресе», напелись-натанцевались под там-тамы, пора бы и разговеться. И тут староста сказал: «хотя у нас было мало средств, мы смогли приготовить праздничный обед. Теперь сделаем так : кто сдавал деньги — рассаживайтесь на веранде, вас обслужат в первую очередь; кто не сдавал — занимайте места во дворе, вас обслужат потом». Народ был обескуражен, впервые нас стали делить на «достойных» и «недостойных», «чистых» и «нечистых». Некоторые одобряли — так и надо, в следующий раз будут охотнее в сборах участвовать, другие опечалились — праздник все-таки, Пасха Христова! Но замешательство недолго длилось — прогремел гром, и полился дождик, который и собрал нас всех воедино на веранде — за ради любви Христовой!

Смотрю я на свои цветочки, уже добрый десяток под окном растет, глаз радует. Цветики о Божьем промысле напоминают — угодно Господу, чтоб мы друг за дружку держались, друг дружке помогали, как эти простенькие цветики, а не гибли по одиночке.

Читайте также:

Записки из Конго

 

Фотографии Конго предоставлены автором. 

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.