ПОТОМУ, ЧТО ЭТО — ИСТИНА

Преграды на пути в Церковь

"Итак, первое, что нам следует установить: присоединяться или не присоединяться к Церкви — наше решение. Мы — активные действующие лица, а не пассивные жертвы других людей и обстоятельств. Даже когда мы считаем себя жертвами — нас смутили, нас оттолкнули, нас ввели в соблазн — мы сами решаем так считать. Это наш выбор и наша ответственность", — Сергей Худиев продолжает разговор о преградах на пути в церковь. 

Итак, первое, что нам следует установить: присоединяться или не присоединяться к Церкви — наше решение. Мы — активные действующие лица, а не пассивные жертвы других людей и обстоятельств. Даже когда мы считаем себя жертвами — нас смутили, нас оттолкнули, нас ввели в соблазн — мы сами решаем так считать. Это наш выбор и наша ответственность.

Но на каком основании  мы совершаем этот выбор? Есть масса причин, которыми люди объясняют свое присоединение к Церкви. Может быть, человек находит в Церкви дружеское общение, которого ему не хватало, или его привлекает красота богослужения, или интеллектуальные глубины богословия, или то, что Русская Православная Церковь была и остается стержнем нашей национальной идентичности, единственным институтом, который сохраняет непрерывное преемство со времен Древней Руси. Все это может быть очень хорошо, полезно и правильно, но это — не те причины, по которым нам стоит присоединяться к Церкви.

Единственный вопрос, который имеет определяющее значение — это вопрос об истине. Правда ли это? Мы живем в обществе, где такой вопрос избегают ставить — и избегают на него отвечать. Большинство культур в истории человечества полагали, что цель человека — стремиться к истине; мы живем в культуре, в которой принято стремиться к комфорту. Если раньше человек ставил вопрос о том, "правда ли это?", то теперь мы привыкли спрашивать "что это мне даст? зачем мне это нужно?", причем очень часто имеется в виду "как это повысит мой уровень комфорта?".  Религия оценивается с точки зрения того, "что она дает" в психологическом, культурном или социальном плане. Вашу жизнь наполняет смыслом, радостью и значением православная вера? Очень хорошо, а мне вот больше по душе какая-нибудь трансцендентальная медитация.

Но подлинный поиск веры предполагает отказ от вопросов "устраивает ли это меня" и "нравится ли это мне" в пользу вопроса "истина ли это?" В наше время веру часто воспринимают как уход от реальности — хотя на самом деле это ровно наоборот, прорыв к реальности. В этом отношении поиск верующего напоминает поиск ученого. Ученый придерживается той или иной теории не потому, что ему это удобно, не потому, что она приносит ему утешение, не потому, что ее разделяют симпатичные ему люди — а потому, что, насколько он может понять, она правильно описывает реальность. Ученый — если он хочет оставаться ученым — должен проявлять смирение перед природным миром, который он исследует, не пытаться навязать ему свои взгляды, а стараться понять, как этот это мир устроен. Так и верующий, который обращается к гораздо более высокой реальности, чем реальность материального мира, должен быть готов отодвинуть свои пожелания на второй план — а искать истины, которая не зависит от его пожеланий, и которая была бы точно такой же, если бы его и на свете не было. 

Однако научная истина не налагает на нас никаких обязательств. Был Большой Взрыв, не было Большого Взрыва, общие предки у дельфинов и собак, не общие — это никак не влияет на то, как мы должны поступать, во что верить и на что надеяться. А вот истина веры налагает обязательства — она указывает мне, что я должен делать.

Если, скажем, выяснится, что Ледового Побоища не было на самом деле, а все его летописные свидетельства сфальсифицированы, это никак не отразится на жизни большинства из нас. Но есть истины, после которых мы уже не сможем жить, как раньше — и главная из них состоит в том, что Иисус из Назарета действительно воскрес из мертвых.

Если это правда (а это правда), то Иисус — не один из великих учителей человечества, одинаково почтенных, одинаково мертвых, одинаково занесенных пылью веков. Он Господь, Бог и Спаситель, который здесь и сейчас обращает ко мне Свое слово — "ты веруешь ли в Сына Божия? (Иоан.9:35)". Истинный Царь приходит, чтобы потребовать моего повиновения — и я должен ответить "да" или "нет".

Если мы говорим "да" — это меняет абсолютно все в нашей жизни, то, как мы видим Бога, мир, себя, друг друга, и, несомненно, Церковь. Христос прямо говорит о Церкви "Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; (Матф.16:18)", заповедует нам принимать участие в Евхаристии — " Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. (Иоан.6:53)". И необходимое, и достаточное условие для того, чтобы идти в Церковь, принимать Крещение, приступать к Причастию — это вера во Христа. Мы приходим в Церковь, потому что нас туда отправляет Христос — а мы верим Ему и слушаемся Его.  

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

часть 1 ЧЬЕ ЭТО РЕШЕНИЕ?

hudi-new ХУДИЕВ Сергей
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.