Посольский Мамай

Архивный материал

«Хан Мамай», холст, масло, 160х140 см, 2004 г.

Историческая картина – один из самых серьезных жанров живописи. Перед художником стоят сразу три задачи – пробудить чувства, не исказить событие и донести до зрителя собственное понимание происходившего. Это и  самый мощный по своим эмоциональным возможностям жанр, ибо картина являет собой визуальный текст, а не только иллюстрацию.

Виктор Маторин – молодой художник-реалист, выпускник Российской академии живописи, ваяния и зодчества, нашел себя в жанре исторической живописи. Убедиться в этом мог любой, пришедший на ноябрьскую выставку Маторина и его коллег по цеху в школу акварели Сергея Андрияки. Виктор убежден: мы живем в эпоху, когда отсутствует национальный герой. И именно здесь художнику есть, что сказать зрителю. 

«В своих картинах я хочу показать дух, русский дух, спеть гимн русскому народу. Я не изображаю, но прославляю», – говорит Маторин.

Художника нельзя не упрекнуть в тематической несвоевременности. Сюжеты картин далеко не злободневны. Маторин в первую очередь обращается к истории русского Средневековья, в которой видит «невероятный духовный подъем». Впрочем, сегодняшняя реалистическая живопись – не столько продукт времени и общественного настроения, не так обличительна и социально востребована, как было во времена «передвижников». Скорее историческая картина – дань прошлому и возможность пробудить интерес соотечественников к истории собственной страны.

Здесь важно все, каждая деталь. Даже поиск моделей для Маторина превращается в нелегкую задачу. Необходимо не только историческое соответствие, но и внутреннее содержание образа, близкое общей идее художника.

Самый яркий персонаж и вместе с тем неожиданный образ в цикле «Куликовская битва» – хан Мамай. Маторин искал своего Мамая напряженно и долго. Нашел в монгольском посольстве среди охранников. «У него голова с ведро, фактура потрясающая и мощный он, невероятно», – говорит художник о своей модели. Именно такими могучими, достойными противниками видит Маторин татар, обрушившихся на русское воинство. Не плюгавые гномы, какими их нередко изображали наши художники-иллюстраторы… Противопоставлен Мамаю Дмитрий Донской, о котором художник знает не меньше любого историка-медиевиста. Однако в изображении святого гораздо больше от иконописного образа, чем от модели. «Я смотрел Святого Дмитрия Донского в Архангельском соборе в Кремле. Специально ходил и смотрел», – говорит Маторин. Но подчеркивает, что в своем полотне расставил иные акценты и ударения. Не претендуя на икону, создал в первую очередь историческую картину.

Этюд «Урал», холст, масло, 20х27 см, 1996 г.
«Семь хлебов», холст, масло, 103х200 см, 2004 г.
«Святой Благоверный Великий Московский князь Дмитрий Донской», холст, масло, 145х130 см, 2002 г.
«Боброк Волынский», холст, масло, 108х130 см, 2004 г.
«Задонщина», холст, масло, 106х120 см, 2004 г.
Этюд к картине «Казнь Пугачева», холст, масло, 30х20 см, 2000 г.
 
 
 
 

«Казнь Пугачева (Прости народ православный)», холст, масло, 221х300 см, 2000 г.

2005-26-3 № 3 (26) 2005
рубрика: Архив » 2005 »
/home/www/wklim/pravoslavnye/foma.pravoslavnye.ru/fotos/journal/30
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.