ПОРТРЕТ ФОМЫ

Многих, быть может, удивит — зачем мы, православный журнал, обращаемся к теме возрождения отечественного кинематографа? Какое отношение кинопроцесс имеет к проблемам обретения веры и воцерковления? Или наша цель — призывать к созданию какого-то особого православного кино?

Сразу ответим — нет. Нашему журналу чужд сам этот подход: навешивать прилагательное «православное» к любому человеческому делу и думать, что тем самым мы воцерковляем культуру. Недаром практически все верующие, православные люди, которые занимаются литературным, художественным или музыкальным творчеством, буквально вопиют: «Да не называйте вы меня православным художником! Художник бывает или хороший, или не художник. При этом я хотел бы быть православным человеком — а еще хотел бы хорошо писать».

Нам совершенно не важно, будет ли кино называться православным. Важно другое: кино, как, впрочем, и любые другие виды искусства, отражает то, что происходит в душе творца. В том числе отражает его переживания по поводу веры или неверия, его отношение к жизни, его мировоззрение. И по тому, в каком состоянии находится кинематограф, что волнует создателей фильма, можно судить о духовном состоянии общества, потому что художник «дышит» теми же идеями и проблемами, что и его сограждане. Кино — это зеркало тех заблуждений, исканий и попыток прийти к вере, которые мы сейчас видим повсюду.

Нельзя не заметить, что за последние несколько лет российский кинематограф в этом отношении качественно изменился. Интенсивность духовного поиска выросла на порядок. Разумеется, нам, журналу для сомневающихся и ищущих, это важно, это интересно. Наша главная тема — поиск веры. Так вот, российский кинематограф показывает нам целую галерею образов неверующего Фомы — людей, тянущихся к вере, сомневающихся, не доверяющих, отвергающих, обретающих. Тут нам открывается широчайший спектр — от тех, кто, по Ивану Карамазову, «возвращает Богу билет», до тех, кто стоит на пороге храма или даже этот порог переступил.

И осмысливая такое состояние отечественного кино, мы не собираемся рассуждать о проблемах российской киноиндустрии, не пытаемся доказывать, будто наше кино — «впереди планеты всей». Мы говорим о другом — о состоянии сердца наших современников, то есть наших любимых людей, наших друзей. Мы говорим — о Фоме.

Редакция

В продолжение темы читайте:

СОЕДИНИТЬ ОБРЫВКИ ВРЕМЕН

КИНЕМАТОГРАФ ДУХОВНОГО БЕСПОКОЙСТВА

ПОЛЕ ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПАМЯТИ

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.