ПОЛЕ ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПАМЯТИ

Председатель Миссионерского отдела Московского Патриархата, архиепископ Белгородский и Старооскольский ИОАНН:

Духовные истоки киноискусства заложены глубоко в человеческой сущности. Когда первый человек был изгнан из рая, он сохранил в себе воспоминания. И когда Адам рассказывал своим потомкам о рае, то эти воспоминания со временем изменялись. Так появились фантазии, в основе которых — потребность вернуться в рай. Этот мир воспоминаний и фантазий и стал содержанием различных искусств. И киноискусство, работающее с миром иллюзий (отсюда первоначальное название кино — «иллюзион») — здесь не исключение.

Но в этих «киноиллюзиях» в то же время отражается и реальная жизнь, передаваемая от поколения к поколению общечеловеческая память.

Киноискусство, если воспользоваться терминологией замечательного православного ученого Василия Васильевича Болотова, является неким «истором», который фиксирует историческую правду в ту или иную эпоху. Это можно сказать как о документальном, так и о художественном кино, отражающем не только исторические обстоятельства, но и дух своей эпохи. Но самое главное — кино дает понять, в каком направлении шли духовные искания, характерные для времени, когда снимался фильм.

На мой взгляд, фильмы «Остров», «Живой», «Странник», «Изгнание», «12» и другие — это как раз ответ киноискусства на те изменения, которые происходят в обществе сегодня. Очевидно, что поиск духовных начал жизни в эпоху социальных перемен обостряется.

Люди устают от непрерывных изменений и, не найдя опоры во внешнем мире, естественно, стремятся найти ее в духовной жизни. Возникает желание получить понятные ответы на насущные вопросы. И успех фильма во многом зависит от того, насколько сценаристу и режиссеру удалось найти язык, на котором можно вести диалог со зрителем. Когда это удается, как, например, в фильме «Остров», возникает особое пространство для встречи с ним — и люди испытывают потребность побывать в этом пространстве, посмотрев фильм. Успех фильма «Остров» во многом обусловлен тем, что в нем есть прямое и очень действенное обращение к человеческой душе. Когда в первые четыре дня Великого поста читается Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского, через образы Ветхого и Нового Заветов святой Андрей пытается помочь душе освободиться от мертвенности, ненависти, греховности. Так же и образный строй фильма «Остров» помогает человеку найти ответ на насущные духовные вопросы. Потому «Остров» среди художественных фильмов последних лет, посвященных теме духовного поиска, пожалуй, в наибольшей степени выражает дух и запрос нашей эпохи.

Есть документальные фильмы, которые построены на исторических аналогиях, как, например, фильм архимандрита Тихона (Шевкунова) «Гибель империи. Византийский урок». Это замечательная картина. Конечно, вокруг этого фильма много споров. Но для нас он важен не с точки зрения точности и убедительности исторических доказательств. Для нас важна метаистория. В книгах Священного Писания излагается, прежде всего, история взаимоотношений Бога и человека. Исторические факты — лишь фон, на котором разворачивается трагедия удаления человека от Бога и одновременно — проявляется взаимодействие Промысла Божия с волей человеческой. Вот и фильм архимандрита Тихона важен в первую очередь как попытка ответить на вопрос, насколько человек свободен в нашем мире и насколько действенен Промысел Божий.

Что касается создания образа Церкви в кино, то, на мой взгляд, здесь существуют две крайности. Одна — когда церковная тематика выражается «пышными» образами, «елейным» поведением героев, которое на экране порой выглядит неестественно. Потому что это кино не дает почувствовать той детской простоты, о которой говорит Христос: Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное (Мф 18:3). Недаром преподобный Амвросий Оптинский говорил: «Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено, там ни одного». Так вот, когда пытаются рассказать о Православной Церкви мудреным языком, хотя при этом используют очень красочные картинки, получается нечто пафосное, но не трогающее душу. И авторы очень часто идут по этому пути. Особенно это свойственно неофитам, которые пытаются как можно быстрее поделиться с другими тем, что «нашли» в Православии. А так как они еще не опытны в духовной жизни, то и рассказывают, используя лишь обрядовые, внешние краски. Сегодня очень важны фильмы, которые способны без лишней эпатажности рассказать о Сретении — Встрече человека с Богом. И чем прочувствованнее и осмысленнее будет показана эта Встреча, тем ценнее фильм. В этом смысле «Остров» строит между его героями и зрителем своеобразный «мост», по которому человек сам может пройти, опираясь на представленный в кино духовный опыт.

Но есть и другая крайность, когда пытаются рассказать о Церкви только как о «социальном институте», рассматривают ее как «политическую силу». Появляются фильмы, в которых образ священника преподносится как образ некоего «администратора», «распорядителя», который имеет «власть» над своими пасомыми и может «руководить» в любой сфере: бизнеса, социальных отношений и так далее. Этот взгляд на священника ясно выражен в фильмах на темы октябрьского переворота 1917 года, в фильмах о Распутине. Такие фильмы делают обиходным термин «политическое Православие». Их создатели забывают слова Христа: Царство Мое не от мира сего (Ин 18:36) — и то, что в истории Русской Православной Церкви попытки установить первенство перед государственной властью всегда пресекались.

Для современного человека поиск фундамента, духовной основы жизни, духовного пути является определяющим. И фильмы, которые стараются помочь в обретении этого пути, несомненно, востребованы. Отсюда их популярность и насущная необходимость для многих из нас.

Фото Дениса Маханько

В продолжение темы читайте:

ПОРТРЕТ ФОМЫ

СОЕДИНИТЬ ОБРЫВКИ ВРЕМЕН

КИНЕМАТОГРАФ ДУХОВНОГО БЕСПОКОЙСТВА

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.