ПОЕЗДКА В КОЛЧЕСТЕР

…Автобуса прямого до станции нет, придется брать такси. А в такси малыша не повезут без детского сиденья, придется тащить с собой лишнюю тяжесть. Поручу Феде. Так, надо переложить все из дамской сумочки в большую. Взять бутылку питания в сумке-термосе, чтобы не остыло. Воду — малышу, сок — старшим. Запасной памперс. Влажные салфетки. Кошелек. Мобильник. Вроде бы все?
Кричу мальчишкам: «На сборы десять минут, такси вызвала. Что? Без разговоров. Будете копаться — опоздаем на поезд, следующий только через сорок минут». Перспектива ожидания на вокзале мобилизует их лучше, чем любые мои уговоры. Малыш собран, пустышка на прищепке прицеплена, старшие готовы, но нацепили почему-то старые свитера. Велю снять этот позор и надеть новые. Беру огромную сумку-органайзер для малыша. Крещу детей и чуть не захлопываю дверь, как вдруг осеняет: ключи остались в сумочке. Хороши бы мы были по приезде домой! Пришлось бы несколько часов ждать папу.Мальчишки усажены. Детское сиденье в такси не нужно, ура! Мы с таксистом складываем коляску и грузим ее в багажник. Ну все, едем!Берем билеты на поезд. Он отправляется через двадцать минут. Когда мы дружною толпой вваливаемся в вагон, дядечка напротив смотрит на нас, оценивает ситуацию и уходит. Ну и на здоровье. Ведем мы себя хорошо. Дети жалеют, что путешествие такое короткое, две остановки всего. Малыш в восторге от поезда и вида за окном. Приехали. Пожилой таксист приветливо распахивает дверцы машины. Тут я вспоминаю, что не взяла с собой адрес. Но город маленький, может, он знает, куда нам?

По преданию, древнейший город Великобритании, Колчестер — родина святой равноапостольной Елены. Не могут же жители не знать, где находится ее храм. Говорю: православная церковь, часовня Св. Елены. Найдем, отвечает. Весело так. И мы едем. Напротив замка, уточняю. Недалеко от входа в парк. Вот вход в парк. Нет, нам нужен другой вход. А вот замок. Нет, с другой стороны надо подъехать. «Какая церковь, — переспрашивает. — Методистов?» Вы что, говорю. Православная. Ортодокс. А-а, тянет в ответ. Кисло так, неуверенно.

Начинается дождик. Одна улица перекрыта, другая. Тут мальчишки кричат: высаживайте нас! Мы приехали. У них ориентирование на местности куда лучше, чем у их мамы. Если они думают, что — рядом, значит, так оно и есть. Таксист выключает счетчик. Не может он высаживать леди с тремя детьми под дождем неизвестно где. Он забегает к методистам спросить дорогу. Действительно, это рядом.

Вот мы и на месте. Можно перевести дух. Старшие идут в церковь на службу. Мы с маленьким тоже немножко стоим, но потом приходится выйти — малыш заскучал. Наблюдаем за киской: малыш поворачивает голову, как сова, почти на 180 градусов. Из парка доносится громкая музыка. Кто-то кричит в микрофон, и эхо плывет по городу, проникая во все уголки. Пойдем, малыш, в церковь.

В церкви нестройный, но старательный хор выводит знакомую мелодию. Святые слова. Им внимает горсточка англичан и греков.

Том, учитель математики, как всегда, спокойно и кротко объясняет что-то своим неугомонным мальчишкам. На минуту они оставляют его в покое, он сосредоточенно слушает пение. Потом выводит их прогуляться. Мы никогда не видели его жены. Каждое воскресенье он привозит непосед на службу. За год они ни разу не вывели его из себя. Даже когда садились на его ноги спина к спине во время коленопреклоненных молитв. Или когда выкатились прямо под ноги священнику. После службы они с гордостью демонстрируют прихожанам распечатанный папин рисунок: «Смотрите, что сделал наш умный папа!» Прихожане похлопывают Тома по спине: «Не красней, умный папа!» А Том произносит: «Если не принимать похвалу, то можно и не краснеть». Не как прописную истину изрек, а словно личным поделился.

Надо отдать должное Тому — за год в поведении его мальчишек явно наметились улучшения.

Вот еще семья с восьмимесячным ангелочком. Вообще у него аллергия, но просфорочки ест, ничего, сыпи нет. Мой малыш уставился на кудрявое чудо, а тот — на него. Мой потянулся ручками к беленькому личику, погладить. Тот был не прочь, но не дали. На всякий случай.

Вот ребятишки и причастились. Батюшка дает крест, раздает просфоры.

Том уходит первым. Мы прощаемся и направляемся к парку. Теперь мы пешком пойдем до станции. По дороге дети требуют зайти в кафе. Подкрепляемся сами и подкрепляем маленького. Спрашиваем дорогу к станции. До бассейна доходим благополучно, потом сбиваемся с пути. Заходим в бассейн и спрашиваем опять. Длинная очередь в шлепанцах, с пакетами, шапочками изучающе смотрит на нас. Кому это тут до станции, когда ждет в бассейне голубая вода и горки? Очередь непонимающе пожимает плечами.

А мы продолжаем путь. Теперь долго идти по прямой, вдоль дороги. Ну, говорю, хлопцы, или мы укладываемся в двенадцать минут, или полчаса торчать на вокзале. Стараемся уложиться.

До поезда минута. На платформу ведет большая лестница в два пролета. Я стою в растерянности, а мальчишки уже отстегивают малыша, протягивают его мне, а сами хватают коляску и мчатся с ней по лестнице. «Что ты, мама, волнуешься. Мы что, не мужики, что ли!» «Осторожно, не испачкайте брюки!»

Состав уже, кажется, отходит. Человек со свистком в руке раздумал свистеть и спрашивает нас: «Куда?» «В Ипсвич». «Быстро!» Втолкнув нас в поезд, свистит и машет машинисту. Оказываемся единственными пассажирами в вагоне первого класса. Непорядок, мужики, говорю. Плачено за второй. Проходим вагон, и еще один. Конец поезда. Не туда шли. Ну что ж, садимся. Не поворачивать же обратно.

Появляется веселый кондуктор. Я встречаю его словами: «Вообще-то мы здесь случайно». Он интересуется, откуда мы, и куда направляемся. «Из Ипсвича, из России», — отвечаем мы хором. И чего эти мальчишки всюду влезают? Кондуктора интересует всего лишь откуда мы едем, а не откуда мы родом. Он смеется. «Значит, русские из Ипсвича. И ты, малыш, тоже русский? Молодец!» Просит показать билеты, но даже не заглядывает в них и уходит.

Ура, не оштрафовали.

Но самое страшное впереди. Когда поезд останавливается, мы не можем выйти! Вот что значит несанкционированно ездить первым классом. Кроме нас, никого нет. . Я нажимаю на дверь, ищу кнопку. Потом начинаю в панике колотить, по чему попало. Поезд сейчас тронется. Неизвестно, когда следующая остановка. Мы устали. Кондуктор решит, что мы его обманули. Пока я паникую, Федя спокойно оглядывается и велит мне отворить окно. Подчиняюсь. «А теперь открывай дверь снаружи». Нащупываю ручку и… Ура, мы на свободе!

Спрашиваю Федю, неужели он помнит, как открывать двери в английских поездах — не ездили ведь давно. «Нет, не помню. Я инструкцию прочитал.»

Пока я паниковала, мальчик спокойно изучал инструкцию по пользованию дверью.

…Пересчитав детей дома, накормив и положив малыша спать, сижу и осмысливаю пережитое за день. Что-то сегодня необычно… Ах, да! Мы ни разу не поссорились.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.