Подведены итоги весеннего сезона конкурса “Красная горка”

Завершился весенний сезон конкурса "Красная горка". Его целью был отбор произведений для издания в литературной детской серии "Настя и Никита" (приложение к православному журналу "Фома"). Подведение итогов конкурса, как обычно, вызвало многочисленные вопросы. На них отвечает первый заместитель главного редактора журнала "Фома" Владимир Гурболиков.

— Что издательство надеялось получить от конкурса?

— Мы надеялись найти новых авторов и произведения, которые могли бы помочь сформировать более ясный издательский план — в "портфеле" серии (если анализировать тексты по основным тематическим блокам) ситуация "то густо — то пусто". Ну и хотели, конечно же, познакомить людей, любящих литературу, с нашим проектом и акцентировать внимание на необходимости писать современные произведения для детей.

— Какова редакционная "корысть" издательства?

— Ну, я с этого и начал. Нужен хороший редакционный "портфель". У нас очень маленький коллектив; фактически над серией сейчас работает три человека: шеф-редактор серии, редактор и верстальщик. Прием работ от авторов по электронной почте мы вынуждены были прекратить, потому что приходит слишком много случайных текстов, и мы не в состоянии их читать.

Создав площадку на Самиздате, мы немного упростили задачу и для нас, и для писателей. А иначе мы были бы вынуждены сосредоточиться на работе с очень небольшим кругом авторов.

— Насколько конкурс оправдал ожидание издателей?

— Конкурс, на мой взгляд, получился очень удачный, и наши ожидания он оправдал полностью: мы нашли хороших авторов, интересные тексты, увидели живой интерес людей к теме, которая нам так близка. Да, многие работы не попали в список победителей, да, кого-то мы отметили, но не смогли взять в серию. И, тем не менее, мы искренне благодарны всем. Несмотря на то, что кто-нибудь может быть расстроен.

— Как проводился отбор работ и почему абсолютный победитель конкурса стал известен до официального подведения итогов конкурса?

— Это не так. Победитель известен не был. Этот вопрос возник потому, что в разгар конкурса наше внимание привлёк рассказ, который мы надеялись успеть издать в мае, к юбилею Победы. К сожалению, тут мы столкнулись с проблемой, которую "Самиздатовский" конкурс решить не может — это нехватка сильных художников-иллюстраторов. Это большая беда. Советская школа иллюстрации фактически разрушена. Многие художники не владеют приемами академической живописи, не могут реалистично изображать людей и животных, тем более передать характер героев. Из-за этого мы всё-таки вынуждены были отложили публикацию. Ровно на год.

Но переговоры по этому рассказу велись — это нормальная издательская практика. То, что он оказался полностью подходящим к публикации, было неожиданностью для нас самих. А победителем он оказался постфактум.

— Какими критериями вы руководствовались при отборе произведений?

— Об этом мы писали не раз, потом я в предыдущем интервью говорил, и не понимаю, отчего вопросы остаются. Посмотрите то, что уже было опубликовано на нашем сайте: book.foma.ru, скачайти пдф-ки выпущенных книжек, прочтите интервью, которое я давал… Во время конкурса я, как и всегда, послеживал за статистикой посещения сайта "Настя и Никита". И как раз был огорчен тем, что участники мало интересовались тем, что и как мы издаем, чем руководствуемся. Немногие поняли, на какой возраст рассчитана детская серия и ознакомились с нашей концепцией. Поэтому мы хотели призвать в будущем проявлять больше интереса к тому, что мы делаем. Тогда масса вопросов отпадёт сама собой.

— Некоторые рассказа награждены, но названы неподходящими для серии. Что это означает?

— Означает, с нашей точки зрения, что авторы не смогли "вписаться" в возраст нашего читателя, хотя написали хороший или даже очень хороший текст. Но не обязательно рассказ, в котором главный герой — ребенок, является произведением для детей. И воспоминания о собственном детстве не всегда адресованы детской аудитории. Например, из-за обилия диалогов, требующего пояснения контекста, использования неизвестной ребенку лексики. Однако, если мы видели яркий и сильный текст, то старались обязательно отметить таких авторов. Кто-то из них, надеюсь, ещё напишет работу, которая нам подойдёт (конкурс-то будет продолжаться). Кроме того… Я боюсь обмануть ожидания автора, поэтому не стану называть имя… Но есть рассказ, который мы надеемся опубликовать не в серии, а в спецвыпуске журнала "Фома". Название рассказа я намеренно опускаю, чтобы потом не разочаровать написавшего его. Вдруг что-то не получится, и рассказ не будет опубликован.

— На какой возраст рассчитана серия?

— На старший дошкольный и младший школьный возраст, мы рассчитывали на детей от пяти до десяти — максимум двенадцати лет. Как показывает практика, наши книги читают детям чуть помладше: от четырех до восьми-десяти. Нужно ли писать для возраста постарше или младше? Конечно! Но иногда автору сложно угадать возраст реального читателя и ему, как артиллеристу, нужно совершить несколько пристрелочных "выстрелов" и после этого попасть в цель. А Самиздат и существует для того, чтобы пробовать.

— Можете ли перечислить основные недостатки конкурсных работ?

— Главный недостаток — это стремление пройти мимо "непростых" номинаций. Об этом я предупреждал, отмечая, что среди рассказов и сказок (которых в редакционном портфеле как раз немало) будет большая конкуренция. В первую очередь нам были нужны познавательные тексты — биографии, путешествия. И достаточно посмотреть, насколько больше подано было рассказов и сказок по сравлению с биографиями, путешествиями, опытом. Многие пошли путем наименьшего сопротивления. Многие написали о своих домашних любимцах, и хотя в большинстве случаев эти истории умильные, они совершенно несопоставимы с тем, что мы имеем в портфеле редакции. Например, у нас есть замечательный рассказ о подвиге животного, "Лосиная верность"; есть очерки, посвященные природе Камчатки. Много было споров и вокруг рассказа, который во многом повторяет "Честное слово" Леонида Пантелеева, но на современном материале. Автор попытался выписать эти обстоятельства, сделал это, в общем, достаточно реалистично. Но тут возникла новая проблема: чрезмерная мрачность. Мы все же стремимся показать ребенку победу доброго начала, а не задавить его ужасами нашего бытия: здесь нужно соблюсти некий баланс.

— Что Вы можете сказать авторам работ, которые не были никак отмечены?

— Таких нет — отмечены будут все. Мы просили всех прислать адреса, чтобы никого не обойти благодарностью. Так что это неверно. Иное дело, что в комментариях к итогам конкурса уже пошли разочарованные реплики: мол, больше не буду участвовать, и больше того, "брошу литературу". Это для меня странно. Не хотел бы, чтобы нас воспринимали как некие широкие ворота в большое книгоиздание. Наши возможности ограничены тем, что мы можем выпустить двадцать четыре небольших книги в год. Это не гигантская корпорация вроде издательства "Малыш" 70-х годов, поэтому надо быть реалистами. Надо отнестись снисходительнее к этому проекту. А бросить литературу?! — Этот вопрос так не решается. Настоящий писатель не может не писать. Конечно, за это приходиться чем-то жертвовать. Это очень трудный путь, особенно в современной России. И если для кого-то решение "быть или не быть" зависит от одного сетевого конкурса… Мне это кажется просто несерьёзным.

Мы, со своей стороны пытаемся сделать хоть какой-то заказ на детские произведения, но не переоценивая своих сил и возможностей. А ситуация… Вы же знаете, что в детском книгоиздании очень мало кто решается выпускать новинки. Так что настоящий писатель должен быть готов к большим трудностям.

Кстати, критиковали тех, кто выкладывал на конкурс рассказы, не написанные специально для него, в том числе, возможно, пролежавшие долгое время. То, что некоторые рассказы были вынуты "из полки", нам не кажется чем-то дурным. Наоборот. Хорошо, если автор не порывает с литературой, несмотря на то, что негде напечататься. Что не отчаивается человек. Главное — чтобы это были авторские произведения, ранее не публиковавшиеся.

— "Настя и Никита" — проект православных организаций: "Издательского дома "Фома" и фонда "Фома Центр". Рассчитана ли серия только на православную аудиторию? Нужно ли было авторам учитывать "православность" издателей, создавая произведения для конкурса?

— Мы не стремимся выпускать произведения именно для церковных или сочувствующих православию родителей. Это серия светская, христианская, в первую очередь, по духу. У авторов не было задачи насыщать рассказы внешней церковностью. Но при этом я не хотел бы, чтобы из нашего внимания выпадали рассказы о церковной истории, о жизни веры. Мы пока издали только две таких книги, непосредственно связанные с этой тематикой. Но нужно понимать, что это созданная людьми православными серия для всех, а не для православных.

— Каким Вы видите следующий конкурс, будет ли он, и какие ожидаются номинации?

— Обязательно будет следующий сезон конкурса. Рождественский сезон, хотя начнётся он задолго до Праздника. К нему можно готовиться уже сейчас, а с сентября начнём собирать работы. Не могу прямо сейчас назвать все номинации. Точно сказать могу только, что они не будут полностью соответствовать нынешним, хотя основа останется прежней.

Безусловно, прибавится номинация "Святочный рассказ". Думаю, те, кто готовил рассказы к этому сезону, смогут попробовать свои силы заново. Только нужно еще раз посмотреть правила, уже изданные книжки, наши интервью — все это можно найти на нашем сайте и на странице конкурса.

— Почему площадкой для конкурса избран именно "Самиздат"?

— Потому, что "Самиздат" просто идеален для такой работы. Кстати, пользуясь случаем, я в очередной раз, искренне хочу сказать спасибо Максиму Мошкову, который создал этот проект. Максим, на самом деле, сделал для развития литературы в нашей стране больше, чем многие профессиональные литературные деятели. У нас фактически не существует сейчас демократичных общенациональных площадок, чтобы вести творческий обмен, вести студийную работу. И эту миссию отчасти смог взять на себя "Самиздат". Кстати, многие издательства не заметили очевидную вещь: интернет дает возможность отбора произведений, совместно с авторами и любителями литературы. Позволяет развивать жанры, поощрять творчество. Потенциал таких ресурсов, как Самиздат, давно пора использовать по-настоящему, тем более, что конкурсная схема на этом ресурсе давно отработана.

— А насколько жизнеспособна сама серия "Настя и Никита"? Каковы перспективы?

— Так как серию приняли с радостью те, кто занимается и интересуется литературой, мы поняли, что она действительно нужна. Это стало ясно уже через полгода после выпуска первых книжек — мы получили две с половиной тысячи подписок. Есть интерес у тех, кто организует школьное чтение, у библиотекарей и со стороны разнообразных фондов. Другое дело, что до сих пор о нас знают немногие, эту проблему мы постепенно решаем. У нас уже есть несколько регионов, в которых на серию подписаны почти все детские и школьные библиотеки. Поэтому серия развивается, увеличивается количество подписчиков…

При этом нам приходится преодолевать недоверие и непонимание книготорговли. Причем это касается не только светских, но и церковных торговых сетей. Появилась привычка торговать книжками с компьютерной графикой, переиздавать одних и тех же авторов. Эта проблема, как показывает практика, тоже преодолима, но пока мы делаем основной упор на подписчиков.

В ближайших наших планах два пилотных выпуска, которые станут пробой для запуска двух новых проектов. Думаю, что первую пилотную книгу мы попробуем готовить в следующем полугодии. Но насколько быстро мы сможем внедрить новые серии, покажет время.

Многие из авторов, которые в этом участвовали, нас заинтересовали. Поэтому нужно продолжать работать и писать.

Посмотреть список произведений-победителей с пояснениями от редакции (а также прочитать сами рассказы) можно на сайте журнала "Самиздат".

Фото Владимира Ештокина.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.