Подростковый суицид: почему и что делать?

Самоубийства подростков оказались на прошлой неделе в числе первых новостей. Психологи недовольны: по их мнению, такие темы в СМИ лишь подогревают ситуацию. Но молчать о них тоже нельзя. Всегда ли виноваты только родители и журналисты? И что можно сделать, чтобы удержать своего ребенка от страшного поступка?

По просьбе «Фомы» несколько практических советов родителям дала Ольга ИСАЕВА, старший преподаватель кафедры клинической психологии Московского Медико-стоматологического университета.

Что служит причиной?

Когда недавно в наших СМИ широко заговорили о самоубийстве двух подростков – увы, стало понятно, что одним этим случаем дело не обойдется. В 70-е годы американский социолог Дэвид Филлипс исследовал суициды и в результате описал одно явление, которое стали называть «синдромом Вертера». Это массовая волна подражающих самоубийств. Они совершаются после самоубийства, которое получило резонанс в прессе. В течение примерно семи дней после публикации проходит целая волна новых суицидов. Более того, проводились исследования, которые показали, что есть зависимость между количеством репортажей, рассказывающих о первом самоубийстве, и числом последующих самоубийств. И наиболее вероятная группа риска в этом случае – именно подростки, по целому ряду причин. Например, им кажется, что они сразу станут героями: подумать только, про них заговорят по телевизору! Или же им хочется испытать то, что уже испытали другие: смерть представляется им чем-то загадочным, манящим. Чаще всего они просто не понимают, что факт смерти необратим, что вернуться к жизни после этого не удастся.

Сразу хочу подчеркнуть: суицид – это поступок ненормального человека, и в медицинском, и в духовном смысле. Здоровые люди такого не совершат. К суицидальной наклонности нужно относиться как к болезни, нужно ее лечить. А еще лучше – делать профилактику, тем более что это возможно. В советское время, например, был правительственный запрет на то, чтобы в СМИ говорить о самоубийствах, особенно подростковых. Люди, сформулировавшие это табу, знали об эффекте Вертера, понимали последствия. Сейчас, к сожалению, все это забыто. В этом, на мой взгляд, главная причина цепочки трагедий последних дней.

Но, конечно, дело не только в СМИ. Чаще всего на вопрос, кто виноват, сегодня слышится ответ: родители. Это и так, и не так. Конечно, родители виноваты, но далеко не во всем. Если исходить из того, что ребенок – это зеркало семьи, то подросток – это зеркало состояния общества. Потому что в этом возрасте уже гораздо больше реагируют на ситуацию в своей подростковой микросреде, чем на родителей. А в этой микросреде смерть зачастую воспринимается романтически. С одной стороны, она пугает, с другой – привлекает. Хочется ее исследовать, прочувствовать, хочется понять, а что там, за ней? Параллельно с этим у многих подростков, в отличие от взрослых, еще нет ощущения реальности смерти и ее необратимости. Она как бы за скобками жизни. Дети с ней еще не сталкивались. А вот к чему они привыкли – так это к «реальности» компьютерной игры, где у героя десять жизней. Подумаешь, один раз убили, другой раз убили… — всегда можно начать играть заново. А в реальном мире все не так. Но выясняется это слишком поздно.

Социальные сети тоже играют свою роль. Там есть специальные группы, где обсуждаются варианты суицидов. Подростки общаются, делятся своими опытами… При этом понятно, что половина из них не проходила через то, о чем пишет. Они просто бравируют. Они могут выдумать все от начала до конца. Но один выдумал – а другой ему поверил и решил: если тому не слабо, то почему мне слабо? Цена такой проверки – жизнь. Очень странно, что эти группы до сих пор не стоят на контроле у государственных и общественных органов.

Детям из православных семей в этом смысле проще. Для них существует понятие греха. И родители, скорее всего, объяснили им, что самоубийство – это смертный грех. Для таких детей суицид – это не романтический поступок, а преступление. Но ведь не все такие…

Что делать родителям?

Самая первая рекомендация очевидна: надо интересоваться жизнью ребенка. Если вы вообще ничего о нем не знаете (какое у него сегодня настроение, что у него получается и не получается, что он любит, с кем в ссоре), – то это первый звоночек, что в ваших отношениях что-то не так. Да, для человека в переходном возрасте родители уже не авторитет, он не будет делиться с вами всеми своими переживаниями. Но это не значит, что у вас вообще не может быть доверительного общения. Вы все равно должны проявлять интерес к ребенку. Просто делать это надо не в фискальном порядке. Нужно стараться делиться друг с другом своими переживаниями, мыслями. Можно, например, делать это за ужином. Заведите в семье такое правило – разговаривать, обмениваться за столом хотя бы парой слов: «Как дела? Что нового в жизни?» При этом если родитель только спрашивает и критикует, он нарвется на раздражение. А если делится чем-то своим – то это уже настоящее общение.

Второй совет может показаться немного парадоксальным. Родители должны не бояться врача-психиатра. Если в вашей семье растет ребенок, то лучше всего загодя поинтересоваться, узнать, где есть хороший врач, к которому в случае проблемы можно будет обратиться. В нашем сознании с советского времени живет такой стереотип, что если обращаешься к психиатру – значит все, пора в сумасшедший дом. Но это не так. Психиатр – такой же врач, как хирург или терапевт. Для подростков вообще консультация с психиатром порой более актуальна, чем с психологом. Потому что большинство ребят в этом возрасте в силу бурного роста, физиологических изменений, гормональных скачков находятся в пограничном психическом состоянии. И родитель не всегда может определить, когда ребенок перешел границы. Поэтому дружба с врачом-психиатром – это абсолютно нормальное явление для родителей подростков. Если вы замечаете, что у вашего подростка постоянно плохое настроение, недовольство собой, нарушение аппетита – вы же не можете наверняка сказать, что это – просто плохая погода сказывается или это депрессия, или анорексия, или он сидит на психотропных таблетках. Если возникли какие-то подозрения – совершенно нормально, что вы консультируетесь с психиатром. Очень важно принять эту мысль. Вы должны быть готовы к этому.

Третий совет: нужно предельно серьезно отнестись к тем людям, в которых вы заметили интерес к теме суицида (ко всем, не только подросткам). Человек, который планирует покончить с собой, скорее всего, какое-то время будет обдумывать детали этого поступка. И это не может остаться незаметным для окружающих. Записи в блогах, разговоры, книги, которые он читает, фильмы, которые смотрит… При правильном отношении все это можно вовремя заметить и предотвратить суицид. Просто часто близкие не придают этому значения. А вместе с тем подросток, который хочет свести счеты с жизнью, вполне возможно, пытается сказать: обратите на меня внимание! И ведь такое внимание с нашей стороны действительно может предотвратить беду. Поэтому, если вы замечаете, что подросток интересуется темой самоубийства – даже просто как отвлеченной темой, если он смотрит передачи про самоубийц, ходит на соответствующие сайты, задает вопросы «а что вы будете делать, если я…» — не успокаивайте себя, что все это чепуха. Нужно очень серьезно с ним поговорить. А лучше – обратиться к специалисту.

Еще я посоветовала бы не избегать разговоров о смерти с вашим ребенком, начиная с самого раннего возраста, когда у него появляются первые «а что?» и «почему?» – о жизни, о смерти, о ценностях… Все это очень важные вопросы, и детей, и подростков особенно они очень интересуют. Огромным подспорьем здесь могут стать метафоры, художественные, литературные образы, личный опыт родителя. Не нужно пугать, но нужно объяснять, что смерть – это навсегда, что это не игра, это порог, из-за которого уже не вернешься, после которого нельзя нажать на кнопку «отмена действия». Кроме того, такие разговоры помогают развеять тот самый флер таинственности, которым смерть может быть окружена для подростков.

Мне кажется, что дети, которые сталкивались со смертью в реальной жизни, кого родители не изолировали от похорон, отпевания – они воспринимают это безо всякого ненужного романтизма. У большинства из нас есть пожилые родственники, которые раньше нас уходят из жизни, нам бывает от этого тяжело, и мы хотим отгородить детей от этой боли. Но не надо этого делать. Не скрывайте от детей факта смерти! Даже если умирает не человек, а ваше домашнее животное – не надо хоронить его, пока ребенок спит, чтобы потом  сказать, что зверек убежал. Смерть естественным, хоть субъективно трагическим образом присутствует в жизни, и не стоит создавать для ребенка искусственный мир.

Возможно, родителям надо больше говорить с детьми и об ответственности, которую мы несем за свою жизнь. У родителей есть важная задача: донести мысль о том, что сведение счетов с жизнью – это грех. Можно объяснить это не только на языке религии, но и на бытовом уровне – это малодушие, трусость, это то, чего уже не исправить. Помню, как сделал это наш школьный учитель биологии. Он нарисовал на доске линию, обозначил на ней несколько точек. Начало линии – это рождение, а дальше разные события: вот мы пошли в школу, вот поступили в институт, с кем-то встретились… И в принципе, любую точку на прямой можно передвинуть или даже убрать. Не понравился этот институт – поступай в другой, не хочешь вообще учиться – иди работай… Все подвижно, все можно менять. И только две точки на этой прямой никуда не денутся. Это наше рождение и наша смерть. И мы никогда и ничего с этим не сможем поделать. Это два неизменных события нашей жизни. Помню, в тот момент я поняла, что смерть – это факт окончательный, необратимый, это не понарошку, это навсегда.

Еще одна важная мысль – самая важная! – которую родители должны донести до своего ребенка как можно раньше, и, возможно не раз еще повторить: «Что бы ни случилось в жизни, ты всегда можешь прийти ко мне, и я не буду тебя осуждать. Нет ничего такого, чего я не смог бы тебе простить. Я никогда тебя не брошу». Так или иначе, ребенок должен услышать эти слова. Он должен знать, что его любят всяким, и что бы он ни сделал – родителям гораздо лучше с ним, чем без него. Тогда у подростков не будет страха, что лучше пойти повеситься, чем поговорить с папой и мамой.

Ну и еще один пример… Я знаю родителей, которые берут своих детей с собой на волонтерскую работу – к тяжело больным людям, в том числе к детям, их сверстникам. И там они видят разные примеры, но видят и то, как эти люди борются за жизнь и как благодарят Бога за еще один отпущенный им день. Думаю, сложно представить себе что-то более жизнеутверждающее.

Mitrofanova МИТРОФАНОВА Алла
рубрика: Авторы » Топ авторы »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.