ПИСАТЕЛЬ И ПИСАНИЕ,

или зачем люди пишут о Христе
ПИСАТЕЛЬ И ПИСАНИЕ,
Мировая литература неоднократно пыталась переосмыслить евангельские события. На эту тему писали многие известные авторы, и каждый из них привносил в сюжет Писания свой взгляд, свои субъективные ощущения.

Но зачем писать книгу о Книге, ведь все равно лучше, чем в Евангелии не получится? Чтобы дополнить? Чтобы осмыслить по-новому? Или просто пересказать своим языком?

В ХХ веке популярность этой темы в литературе легко объяснить историческими причинами. Почти все столетие наш читатель находился в особом положении. Не имея возможности свободно читать Библию, он по крупицам собирал все, что когда-либо было сказано о Христе. Интеллигенция страстно штудировала Достоевского, зачитывалась текстом булгаковского Мастера, заслушивались рок-оперой «Иисус Христос — суперзвезда»…

Сегодня ситуация изменилась — прочесть Новый Завет может каждый. Но фильмы и книги продолжают появляться, а споры не утихают. Почему? Давайте признаем правду — многие из нас так и не читают Евангелие. Кого-то останавливают предубеждения, кому-то хочется чего-то «попроще», а кто-то ищет «альтернативную» точку зрения. В результате — между человеком и Писанием сохраняется толстый слой искусства. И именно через это субъективное творчество, многие воспринимают само христианство.

И проблема здесь в том, куда ведет искусство человека. Приводит ли оно к Евангелию или отталкивает от него? Потому так много споров идет вокруг «Мастера и Маргариты», ведь действительно получилось так, что кого-то эта книга оттолкнула от Христа, а кого-то, напротив, заставила прочесть Первоисточник.

Разумеется, серьезный разговор о феномене «евангельской» литературы можно построить, лишь говоря о серьезных произведениях. В феврале в издательстве «Рипол-классик» выходит книга известного писателя и телеведущего Юрия Вяземского «Сладкие весенние баккуроты. Великий понедельник». И мы дали прочитать текст романа людям, чей взгляд на проблему кажется нам знаковым. Мнения получились разные, подчас диаметрально противоположные, но каждое интересно и значимо, каждое раскрывает какие-то грани этой сложнейшей темы.

Впрочем, аргументы «за» и «против» тут не уничтожают друг друга, а лишь углубляют понимание темы. Встраивать евангельские события в ткань художественного произведения — это серьезный риск, на этом пути можно претерпеть не только творческую, но и духовную катастрофу. Но такие произведения порой могут принести немалую пользу тем читателям, для которых они окажутся лестницей, возводящей к Евангелию.


«Сладкие весенние баккуроты. Великий Понедельник» – первый роман из задуманного Вяземским цикла. Всего предполагается семь романов, каждый из которых посвящен одному из дней Страстной недели, с Великого Понедельника по Воскресение Христово. По жанру это историческая проза, при том написанная с христианских позиций. Задача такой сложности до сих пор в художественной литературе не только не была решена, но даже и не ставилась. Разумеется, попытка Вяземского – это немалый риск, но, судя по первому роману, автор способен справиться со своим грандиозным замыслом.

Повествование четко разделяется на три линии. Одни и те же события даны глазами учеников Христа, глазами иудейских религиозных лидеров и, наконец, глазами римской администрации (прежде всего, конечно, Понтия Пилата). Но если грызня Синедриона с римской оккупационной властью создает художественную интригу и обеспечивает тем самым «эффект присутствия», то смысловой центр романа – это, безусловно, споры апостолов между собой. Главное, что они в своих спорах пытаются понять – кто же такой их Учитель. Пророк? Ангел? Сын Божий? Фактически, в их спорах озвучиваются все господствовавшие в дохристианскую и раннехристианскую эпоху духовные течения: тут и буддизм, и дуализм, и неоплатонизм. Можно, конечно, спорить, насколько правомерно влагать все эти концепции в уста апостолов, но не будем забывать: перед нами художественное произведение, и цель его – не нарисовать фотографически точную картину реальности, а передать глубинный смысл событий и заставить читателя задуматься: как лично он воспринимает Христа.

Но, безусловно, никакой художественный текст не может заменить собою Священное Писание, и роман Юрия Вяземского – это еще один повод вновь перечитать Евангелие.




Читайте также интервью с Юрием Вяземским о его новом романе «Сладкие весенние баккуроты. Великий понедельник»



Редакция

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.