Письма о тещах и свекровях

И Орфа простилась со свекровью своею и возвратилась к народу своему, а Руфь осталась с нею (…) Руфь сказала: Не принуждай меня оставить тебя и возвратиться от тебя, но куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог будет моим Богом; и где ты умрешь, там и я умру и погребена буду.

Книга Руфи 1:14, 16—17

Ноеминь умоляет своих вдовых невесток Руфь и Орфу уйти от нее и вернуться в страну Моава. Уильям Блейк. 1795

 

 
 
 
 
 
 














День гнева: суббота

Суббота — день гнева. Эту простую истину мне пришлось выучить почти с первых дней проживания со свекровью под одной крышей. Может быть, потому что суббота — наш единственный с мужем выходной? Или потому, что мы, наконец-то, были все дома, и можно было высказать накопившееся за неделю. Субботний завтрак — вечная мука. 

И так — пять лет. 

Но тут неожиданно умер свёкор… Свекровь вдруг стала ходить в храм. До этого она только отстаивала длиннющие очереди (порой по нескольку раз), чтобы набрать крещенской воды или освятить куличи… 

Когда-то давно мы с моей подругой выбрали для моей свекрови в подарок платок. Муж удивился тогда — платок был самым обычным, однотонным (тонкостей оливкового цвета он не различал). Теперь это стал ее любимый платок, самый подходящий для храма! 

Ей очень понравилось церковное пение. Мы с ней стали говорить о церковнославянских текстах, и, оказывается, она чувствовала красоту слова. 

Постепенно свекровь стала исповедоваться и причащаться регулярно. Свекор умер неожиданно, и, наверное, нигде больше она не смогла найти такого живого утешения в этой потере, как в нашем маленьком деревянном храме-часовне. «Во исцеление души и тела…», как говорится в молитве перед Причастием. 

Я сейчас не вспомню, когда она решила пойти на службу в первый раз. А вот когда она впервые в воскресенье после Причастия захотела рассердиться, но остановилась (!) и сказала: «Нет, сегодня нельзя…»… Это я запомнила очень хорошо. 

Тот, кто смотрит со стороны, может, и не увидит таких уж больших изменений в нашей семье, и «дни гнева» по-прежнему иногда случаются. Но не регулярно. Каждому — своя мера подвига. То, что с этим человеком стало можно жить, — это факт и чудо. А после того как мы стали молиться вместе перед едой, я в какой-то момент поняла, что гнев свекрови — это такая сильно искаженная форма плача о неразделенной любви, но все-таки — не ненависть.

Дарья, Ногинск

Мы молимся за обидящего, да и сердимся на него вместе, и оттого и нет успеха, стало быть, это дело не нашей меры, а наше дело объясняться, изыскивать расположение у ближнего, и это, кажется, ближе к смирению.

Преподобный Иларион Оптинский (1805—1873)

«Своих зятьев не люблю заранее» 

Моя мама часто, шутя, говорила нам, незамужним дочерям: «Своих зятьев не люблю заранее». Мы с сестрой недоумевали — почему?! 

Сейчас я замужем почти пять лет. Мы живем вместе с моей мамой. Более добрых отношений, чем те, что сложились у моего мужа с моей мамой, я не встречала. Однажды я крепко поссорилась с ней, муж был свидетелем, и единственное, что он мне сказал после этого: «Я был готов провалиться сквозь землю. Мне было стыдно за тебя». Еще он говорит постоянно: «Анекдоты про тещ к моей не имеют никакого отношения». Мама постоянно жалеет зятя и защищает его во всем. Не дает мне говорить о нем плохо. Они, конечно, не говорят друг другу комплиментов, не «сюсюкаются», но очень внимательны друг к другу. От него я не слышала ни слова осуждения в адрес тещи — ни разу за все эти годы, их пожелания и просьбы друг для друга — закон. 

А вот у меня со свекровью не столь нежные отношения… Мы с ней очень разные по характеру. Однако мне запомнился такой неожиданный случай, и греет душу он мне до сих пор. В первые дни после знакомства со своей свекровью я попала на ее день рождения, дарили общий подарок, и сестра мужа говорит: «Этот подарок тебе от нас, детей, и от Оли (т. е. от меня)». А мамка (так мы ее называем в семье) ответила: «А разве Оля теперь — не наша семья? Надо просто сказать — «от детей», без всяких различий». 

Старец Паисий Святогорец говорил, что супруги должны с большей заботой и нежностью относиться к родителям своего мужа или своей жены, тогда в семье все встанет на свои места. Это правда

Ольга

Чтобы в семье был мир и согласие, очень поможет вот что: муж должен любить свою жену больше, чем свою мать, и больше, чем кого бы то ни было из своих близких и родных. Любовь супруга к родителям должна литься через его жену. Конечно, и жена должна вести себя так же.

Паисий Святогорец (1924 — 1994)


«Ты не продержишься долго в нашем доме»

Очень трудно мне было войти в эту семью, а вернее — въехать в нее на своих четырех колесах инвалидной коляски. Я сама из интеллигентной семьи, а семейство мужа было во власти стереотипов о бесполезности жены-калеки. Прием меня ожидал соответствующий: холодность свекрови, равнодушие свекра. «Ты не наша и долго в этом доме не задержишься», — все говорило об этом. 

Нет, в лицо все было сказано намного милее и деликатнее, но между строк… Через створку межкомнатных дверей несколько раз долетали до меня фразы обо мне, «калеке, присосавшейся» к их сыну. 

Но я была спокойна в своей какой-то внутренней неуязвимости, ведь в нашей с мужем семье работала я одна. И люди меня уважали за это.

Иногда я посещала церковь. В доме мужа также были иконы — свекор (я его называла потом папа Миша) искренне молился каждый вечер в спальне, стоя на коленях перед образом Богородицы. За что над ним немного подтрунивали близкие. 

Всю жизнь папа Миша прослужил коком на российском флоте, ему даже приходилось накрывать стол самому Брежневу. Статный, высокий мужчина с благородной проседью в волосах, свекор тем не менее не был авторитетом в своей семье. А потому он молча вставал по утрам, молча готовил еду, молча кормил прилетавших на наш балкон зимой синичек.

Со мной он практически не контактировал, но я заметила — старался помочь, где только возможно… 

И тут случилось несчастье… По ряду причин свекровь решила выселить нас с мужем из квартиры, где мы жили все вместе, и поселить туда свою вторую невестку — не инвалида. Вот тогда свекор впервые подал голос. В мою защиту… Нет, скандала не было, он просто сказал, что я останусь в их доме, а сын, если не хочет работать, может уходить.

Никто такого не ожидал! Оказалось, его холодность — только внешняя, кажущаяся. 

Ситуация с тех пор потихоньку стала меняться. Свекор служил для всех нас примером, он чаще стал повторять вслух, что нельзя жить безбожно, что надо трудиться, особенно если ты здоров. А не шептаться по кухням, обсуждая слабых.

Я тогда все же решила уйти, чтобы не нарушать мира в их семье. А потом — развелась с мужем. Потому что он продолжал не работать и вести паразитическую жизнь, и даже своих родителей обижал своей ленью, воровством денег у матери, хамством в адрес отца. После меня он жил еще с другими, но там все повторялось: его женщины работали за двоих… 

Напоследок произошло чудо: спустя пару месяцев после развода свекровь вдруг попросила меня вернуться к мужу! Он так и не хотел работать, по-прежнему жил на иждивении стариков-родителей.

Вернуться я не смогла. Но с папой Мишей мы общались еще не раз. Подарила ему икону с рушником — он был очень рад! А я поблагодарила его за то, что в самое холодное для меня время жизни он согрел меня своим добрым сердцем и накормил такими вкусными салатиками, приготовленными от души.

Вера, Украина 

И горшок с горшком сталкивается, кольми паче людям, живущим вместе, невозможно пробыть без столкновений. И особенно это бывает от различных взглядов на вещи; один о ходе дел думает так, другой иначе; один убежден в своих понятиях, кажущихся ему твердыми и основательными, а другой верует в свои разумения.

***

Мы обязаны всех любить, но чтоб нас любили,
мы не смеем требовать.

Преподобный 

Амвросий Оптинский (1812—1891)

«Ирочка, спокойней надо быть…» 

Я воспитывалась в замечательной семье — со своими традициями и порядками. У подруг были такие же прекрасные семьи, так что я думала, что именно так всё и должно быть у всех! 

Думала, пока не вышла замуж… 

В семье моего мужа — совершенно другая атмосфера, абсолютно другие люди, другое отношение ко всему и — полное спокойствие, без привычной мне эмоциональности. Скажу прямо — нелегко мне было сразу переключиться.

Свекор со свекровью просто боготворили друг друга. Она — человек очень верующий, он — нет. Вырастили троих любящих детей, во всем их поддерживающих. Два сына уже имели свои семьи, дочь — пока еще нет. Свекровь жила, как говорят, «как у Христа за пазухой». Но после смерти мужа ей пришлось учиться жить заново… Нет, она не вмешивалась в нашу с мужем семейную жизнь (за что я ей очень благодарна), не было никаких нравоучений. Но одно выражение, всегда произносимое с улыбкой, я от нее слышала частенько: «Ирочка, поспокойней надо быть…». Меня это поначалу, прямо скажем, раздражало. Мне казалось, что я и так была как штиль, всегда старалась сдерживать свои эмоции. Но со временем поняла, что она права. Я стала работать над собой и, думаю, что у меня неплохо получилось — я действительно стала намного спокойней. И если бы тогда не научилась правильно реагировать на жизненные ситуации, думаю, что наша семья сейчас не праздновала бы свое девятнадцатилетие. 

Если раньше я по молодости и по глупости что-то от свекрови и воспринимала «в штыки», то сейчас — никаких обид, кроме благодарности за моего супруга; за то, что я не знаю что такое «плохая свекровь» и «плохая невестка»; и за тот пример, который своей жизнью она нам преподносит. Думаю, мне у нее еще учиться и учиться. Ведь у меня тоже сын, правда, пока еще маленький.

И хотелось бы, будучи свекровью, быть хотя бы чуточку похожей на нее. Но вот только получится ли…?

Ирина Шандрикова

Сила прощения

Эта история о моем знакомом. Он был женат, работал трактористом в совхозе, тунеядцем не был. Даже наоборот: помимо основной работы чинил крыши и плотничал, чтобы принести больше денег в семью. Но однажды так случилось, что он, придя домой с работы, лег на кровать, стал курить и так и заснул с сигаретой… Случился пожар, их с женой дом сгорел дотла. Слава Богу, оба уцелели. Но жена не выдержала — ушла от него после этого пожара, забрав детей. Он был раздавлен. А морально спасла и выходила его — теща. 

По правде говоря, с начала семейной жизни теща с зятем не ладили. Он считал ее, сельскую учительницу русской литературы, занудой. А она в свою очередь не очень его любила за безграмотность, хотя ценила его трудолюбие и доброту. Но неотесанность… Ведь у тещи была дома собранная ею самой библиотека, а тут — тракторист…

Всякое бывало.

После пожара он на какое-то время переехал к теще и тестю — жена уехала жить в город. И впал в сильнейшую депрессию. А теща пошла в храм. Священник долго с ней говорил и, видно, что-то очень важное ей посоветовал. Она стала «выхаживать» зятя, готовила ему, читала ему классику — те места, где речь шла о душе, о смысле жизни, молилась за него. Однажды вытащила его из петли. Водила к священнику для беседы. Она даже принесла ему щеночка, чтобы он отвлекся на заботу о нем! 

Он потихоньку морально окреп, нашел высокооплачиваемую работу — плотником у частника на даче — скопил денег, и начал строить новый домишко. 

На все про все ушло 3 года. За это время жена успела обзавестись сожителем, хотя и состояла еще в официальном браке, и дети жили с ней. 

А муж достроил дом, купил новую мебель — не без помощи тещи и прихожан местного храма. А потом… вернулась жена!

Все эти три года теща писала дочери, просила ее простить мужа и опомниться. Сначала дочь приехала как бы на смотрины нового дома, да так и осталась.

Как он был счастлив!

Вот так в трудную минуту теща заменила ему родную мать, которая умерла от рака, когда он был еще подростком. А позже они с женой крестились. Сила прощения велика и способна склеить даже разбитые отношения. 

Елизавета, Чувашия

Благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас (…) Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный. 

Евангелие от Матфея
5:44,46—48




111 Михайлова (Посашко) Валерия
рубрика: Авторы » Топ авторы »
обозреватель журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 3,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.