Первая учительница

Анастасия Мещерина об уроках жизни

meЯ думаю, для многих граждан нашей страны учительница начальных классов являлась знаковым человеком в жизни. Для кого-то в хорошем смысле, для кого-то – увы, нет. И, очень жаль, когда, самые первые годы в школе для ребенка окрашиваются в мрачные тона из-за того, что часто называют «не повезло с учителем». Но мне, и наверное, всему нашему классу – повезло. И я полагаю, если бы у современных родителей была возможность выбирать не столько программы обучения или школы, сколько первого учителя, детям было бы намного легче. Ведь на период начальной школы приходятся очень важные для становления детской личности годы.

Во время моего детства родители также надеялись, доверяя своего ребенка совсем новому и незнакомому человеку, что он или она сможет позаботиться о нем и научить каким-то важным жизненным вещам – не только знаниям, но и отношению друг к другу, взаимоуважению.

учительница

И, несмотря на то, что моей первой учительнице, Марии Александровне, досталось «время перемен» — когда весной нас торжественно принимали в пионеры, а осенью мы оказались уже в новой стране, она всегда излучала оптимизм и бодрость духа. Да, нас, как и многих, не минули ни октябрятские звездочки с Ильичом, ни зачитываемые ею рассказы-воспоминания о детстве Володи Ульянова, от которых наворачивались слезы на глаза всех учеников. Что ж, она верила в это — верили и мы.

Мария Александровна часто болела, лежала в больнице, и я помню сейчас, какая это была пытка, когда кто-то пытался ее заменить. У многих из детей был страх, что с ней что-то случится и нам достанется та учительница, «коронной» фразой которой была «кол тебе с картошкой!» (кол она, к сожалению, действительно ставила).

Шли годы, я окончила школу, институт и лишь изредка встречала ее на улице – всегда жизнерадостную, ухоженную и красиво, со вкусом одетую. И вот однажды, стоя на службе в своем храме, увидела у аналоя давно знакомый силуэт. Сразу возникло совсем особое чувство, когда в некогда важном для тебя человеке, авторитете, начинаешь видеть сестру по вере. Когда мы встретились глазами, была видна и ее радость и удивление. И для меня это оказалась уже не встреча учителя и ученицы, но уже двух разновозрастных женщин, объединенных одной, новой для обеих, верой.

Когда мы в тот день вместе шли из храма, она, будто бы оправдываясь, говорила:

— Понимаешь, тогда ведь нас учили, что главное – идеология, коммунизм, Ленин – и я верила в это сама, и мне так жаль, что приходилось этому и вас учить, ребятки.

Материал по теме


Учительница первая моя

Варвара Семёновна была крупная немолодая женщина. Она могла дать затрещину. Но больше всего она напоминала большую теплую курицу, к которой жались цыплята. Она была всем сразу: наставником, судьей, защитницей и сфинксом, разгадать назначение которого нам, «в» классу, не было дано.

С тех пор, в Храме мы стали встречаться довольно часто. Но как-то я заметила, что ее давно не видно. Начала искать телефон и как назло не могла найти. И, наконец-то, спустя несколько месяцев, увидела вновь. Но ее было уже почти не узнать — так резко она «сдала». Лицо не излучало улыбки, а в глазах стояли слезы.

— Что случилось? Как ваши дела? – взволнованно спросила я.

— И не спрашивай, — еле слышно ответила она, — у меня ведь внука убили..

Оказалось, что ее внука, красивого и умного мальчика, девятиклассника, ранила ножом банда «скинхедов» на мосту, сбросив тело в реку. Отца мальчика, сына Марии Александровны в результате инсульта целиком парализовало. И его привезли к ней домой его выхаживать. Марии Александровне пришлось буквально второй раз становится ему матерью, ухаживать, заботится.

— Я каждое утро молю Бога дать мне сил прожить еще хоть один день и успеть поставить его на ноги, — повторяла все время она.

К счастью, ей почти удается это делать. Первое время он не мог даже губами шевелить. Потом учился есть с ложки. Последний раз, когда была у нее в гостях — уже шутил и вставал с кровати.

Вот такое «домашнее задание» дала ей уже давно не в ученическом возрасте жизнь. И кто знает, как бы пережила она подобное горе, если бы не недавно «приобретенная» вера?

Иногда жизнь на разных этапах сводит нас с людьми, которые оставляют значимый след в нашей душе — когда-то сыграв для нас немаловажную роль. И это очень особенное чувство, когда дорогой человек из прошлого приобретает с тобой духовное родство. Это чувство, которое будто бы оживляет и делает объемными воспоминания, переплетая в душе радость от прошлого общения с нынешним. Оно же наполняет надеждой на общение и в веке будущем.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (14 votes, average: 4,79 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.