Патриарх на Кипре: миссия миротворца

— Тихо, тихо, русский Патриарх идет! — в греческой толпе некоторое смятение. Кто нашел, забираются повыше, другие — пристав на цыпочки, пытаются разглядеть Патриарха Кирилла. На секунду наступает тишина, а потом — буквально шквал аплодисментов. Для Киприотов визит Первоиерарха Русской Церкви — не просто «мирный», но, скорее миротворческий. Именно на этот приезд главы русского православия они возлагают большие надежды на скорейшее воссоединение Кипра, на конец оккупации их родных территорий, на возможность беспрепятственно передвигаться по острову и посещать православные храмы не только на юге острова, но и на севере. Поездку Патриарха Кирилла в пределы Кипрской Православной Автокефальной Церкви, которая состоялась с 8 по 11 июня, сегодня можно назвать одной из самых грандиозных за все время его Предстоятельства. Ведь его ждала тут не только и не столько русская паства, долгие годы окормляемая греческим православием, сколько сами греко-киприоты.

 

Из далекой Москвы Кипр воспринимается в большей степени как страна-курорт с вечно голубым небом и раскалено-белым песком. Только ступив на землю острова святых, как издревле называют Кипр, становится понятно, что рассказы о прекрасной жизни его обитателей, не больше, чем миф. Грустный и тревожный взгляд, потаенная боль, ожидаемая надежда. 38 лет местные жители прилагают множества усилий для решения проблемы единства Кипра, разделенного сегодня на два сектора – Республику Кипр, населенную греками, и непризнанную так называемую Турецкую республику Северного Кипра, где проживают турки. Политические переговоры неизменно заходят в тупик. Несмотря на то, что вооруженные восстания и освободительные движения уже давно остались в прошлом, в душе каждого киприота не угасает гнев, ярость и боль за потерянные, отобранные земли. Об этом на Кипре говорится и думается постоянно. В этом смысле, история Русской церкви, которая не однажды была вынуждена бороться за существование, была в запрете и гонениях, трагически теряла своих иерархов и духовенство в годы революции, войн, массовых репрессий и долгого атеистического режима, но ни разу не сдавалась, выстояла и укрепилась, для греков — чудесный пример стойкости русской веры. А визит ее Первоиерарха – мощный стимул, чтобы не сдаться, но продолжить свои молитвы и укрепить свои чаяния о восстановлении мира над островом и возвращении своих территорий. «Мы вместе, большое спасибо вам за это», три дня спустя в неофициальном общении с русскими журналистами скажет президент республики Димитрис Христофиас.

На воинском кладбище «Филакизмена мнимата», что в трех километрах от Никосии, Патриарха Кирилла ждали с особым нетерпением. Под палящим солнцем, способным расплавить колючую проволку ныне действующей тюрьмы, а именно здесь находится мемориал, в ряд выстроились военные. В их глазах поначалу читалось некоторое любопытство — что здесь делает глава другой церкви? Ведь, по сути, мемориал — национальная, сугубо личная память. Здесь в камерах смертников сидели, а потом через виселицу и расстрелы были замучены и тут же похоронены их 13 героев Национальной организации кипрских бойцов, погибших во время борьбы Кипра за независимость от Великобритании в 1955-1959 годах. Казалось бы, к русскому православию и межцерковной дружбе это имеет мало отношения. Однако уже вовремя литии, которую Патриарх Кирилл совершил перед мемориальным комплексом, и возложении венка, с трогательным поправлением ленточек на нем, глаза воинов смягчились. Когда воздают дань памяти чужой истории и чужому горю, особенно на столь высоком уровне — это мгновенно сближает, и вместо вопросов рождаются слова безмолвной благодарности. Это «спасибо Вам, Ваше Святейшество» можно было прочесть на лицах всех и каждого во время поездки по Кипру. И на воинском кладбище «Тимвон Македонитиссис», где находятся могилы 449 греческих и греко-кипрских солдат и офицеров, погибших в столкновениях с турками-киприотами с 1964 по 1974 год, и в женском монастыре святого Ираклидия, где Патриарх Кирилл встретился с родственниками настоятеля Ватопедского афонского монастыря архимандрита Ефрема и при закладке и освящении камня в основании первого русского храма на острове, и далее, — во всех городах, селах и деревнях, куда приезжал Первоиерарх русской церкви.

«Знаете, я живу на Кипре уже более 15 лет, но впервые вижу такой ажиотаж вокруг приезда какого-либо церковного деятеля, — делится своими впечатлениями соотечественница Татьяна. – Греки очень религиозный народ. Каждое воскресение храмы полностью заполнены верующими, буквально яблоку негде упасть. Но чтобы так встречать патриарха Кирилла?! Они, по-моему, так не встречают даже своего архиепископа Хризостома Второго». Сама женщина рассказала, что ей очень нравится жить на острове во многом потому, что единые ценности вероисповедания и общая православная вера очень сближают здесь людей. Киприоты — и миряне, и духовенство, как могут, стараются помогать русским, выделают под их общины храмы, учат язык, чтобы быть понятнее и ближе. Так, например, священноначалие Кипрской Православной церкви подарило целый кусок земли под будущий русский храм в элитном районе Лимасола, а пока церкви нет — отдало один из своих храмов русской общине. В городе существует и русская школа, русский язык можно услышать и у продавцов в местных магазинах. «Мы, конечно, тоже стараемся проявлять к ним уважение, соблюдаем законы Кипра, учим греческий, поддерживаем народ, понаначалу, в первые годы, когда я только обустраивалась в стране, и мне было трудно, киприоты очень меня поддержали. Здесь любят русских. И кажется, даже больше, чем в самой России», — смеется женщина.

 

«Мама, я только что видела Патриарха Кирилла!», — восторженный голос молодой девушки буквально застыл в голубом небе города Паралимни. В Величественном митрополичьем соборе святого Георгия собрались как русские, так и киприоты. Последние в храм приходят без платков и сидят во время службы. Однако когда патриарх Кирилл входит в собор — встают все, независимо от принадлежности к церкви, а до конца богослужения садятся лишь единицы. Взоры с любопытством и любовью устремлены на кафедру, где находятся оба главы церквей — Русской и Кипрской. Слова о вере и надежде в скорейшее единство Кипра воспринимаются без скепсиса, хотя с годами уже мало кто верит в это. Когда говорит Патриарх Кирилл — греки одобрительно кивают, а при упоминании исторической трагедии, грустно качают головами. Прикоснуться к Святейшему и получить его, пусть на не совсем понятном языке, благословение хотят многие. Процессия, и это на Кипре становится традицией, задерживается. Патриарх Кирилл старается каждому уделить хоть секунду внимания, сказать хоть одно слово утешения. Греки потом еще долго не расходятся — обсуждают увиденное и услышанное, хвастаются русским благословением, смотря в след с надеждой.

Надежду можно увидеть и в глазах жителей деревни Дирения. В буквально нескольких километрах отсюда пролегает так называемая «зеленая линия», за которой — турецкий блок-пост, заброшенное селение Вороша и дальше – город-призрак Фамагуста. Заросшее бурьяном поле, отделяющее жилую часть от нежилой, изрыто воронками от взрывов. Пересекать его — опасно для жизни — почти каждый, кто стоит у границы, находится на мушке турецкого снайпера. Вороша и Фамагуста — некогда принадлежавшие киприотам города, одни из лучших на острове курорты. В середине 70-х, они были насильно отобраны у греческого населения турками. Жители вынуждены были бежать, многих – изгнали. Сегодня Вороша чем-то напоминает украинские Чернобыль и Припять: при наличии неразрушенных домов, это мертвая зона, в которой никто не живет. Посмотреть на родные места можно только в бинокль с крыши культурного центра, построенного на околице Дирении. 40 лет назад, за два года до оккупации, Патриарх Кирилл был в этих местах и хорошо себе представляет, что это были за города. От этого, слова Первоиерарха Русского Православия, обращенные к жителям Кипра, становятся еще горче, а для них — он становится еще более «свой».

Уже почти «своим» Патриархом, под аплодисменты и радостные выкрики из толпы, он вступает и на святую землю знаменитой на весь мир Киккской обители. Воинский караул дает залпы в честь его приезда, а на могиле блаженнейшего Архиепископа Макариоса Третьего, первого президента Кипра, Патриарх Кирилл совершает заупокойную литию и возлагает венок. В гроте, где находится захоронение, – нестерпимо жарко, послеполуденное солнце, несмотря на прохладный горный климат, берет свое. Однако присутствие русского Патриарха словно преображает климат этого места. Кажется, что даже вечно горящая у могилы свеча начинает немного поддергиваться от незримого ветерка. В самой обители, расположенной на 300 метро ниже захоронения, уже розданы всем желающим зеленные флажки с вензелем «ПК». Дети с удовольствием их крутят в руках, машут ими. Взрослые с почтением держат, прижав к груди. По главной дороге расставлены молодые люди с корзинами цветочных лепестков. Совсем скоро они станут осыпать ими приехавших гостей, стараясь, чтобы как можно больше попало на голову и под ноги Патриарха Кирилла. В монастырь, находящийся на вершине горы, куда ведет одна из самых сложных дорог на Кипре, в этот день пришли не только жители окрестных горных деревень, но и соотечественники, и туристы, проживающие за сотни километров.

«Я как узнал, что сам Патриарх Московский и всея Руси приедет сюда, сразу взял жену и детей и мы ранним утром поехали в обитель, — рассказывает отдыхающий на Кипре москвич Владимир. Что вы, я его в Москве никак не могу видеть, а тут смог и так близко! Даже четырехлетней дочке показал, чтобы помнила этот момент. Надо же, на Кипре, так далеко от Москвы! Приеду, всем друзьям буду говорить – довольно улыбается парень». Несмотря на уставшее солнце и поддернутые закатом крыши обители, в горах весело резвятся стрижи. Кажется, колокольный звон, встречающий Предстоятеля Русской Церкви, разбудил их, и птицы решили по-своему отметить приезд Первоиерарха. И лишь когда на монастырь опускается ночь, в горах нступает полное безмолвие. В этой тишине явно чувствуется вся сила торжества Киккской обители.

Последний штрих — передача Патриарху Кириллу мощей Святого Лазаря в храме св. Лазаря Четверодневного в Ларнаке. Старинная церковь десятого века, каменные своды, древний иконостас, который не пожалело время, серебряный небольшой ларец в руках настоятеля церкви. Все это уносит далеко от сегодняшнего дня, бросает в какую-то другую реальность. Мир, где нет критиканов от церкви, где никто не считает доходы духовенства, где нет тех, кто при случае и в отсутствии оного пытается побольнее «пнуть» верующих. Есть только своды древнего храма, ларец с мощами и некоторая простота во всем. Солнце, случайно пробравшееся сквозь решетчатое окно под крышей, внезапно на секунду освещает иконостас и крест над ним. И в этот момент кажется, что в этом и заключается сияние Православия – в той радости, спокойствии и надежде, которые все дни визита Патриарха Кирилла на остров Святых излучали киприоты. Это был намного больше, чем лишь «мирный визит», это было шествие истинной веры.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.