Патриаршая литературная премия, взгляд изнутри

Литературная премия, основанная святейшим патриархом Кириллом, существует вот уже четвертый год. К настоящему времени она работает как хорошо отлаженная машина. Однако в прессе и в сети время от времени возникают вопросы: почему в шорт-лист попали те, а не эти, почему лауреатами стали эти, а не те, как это вообще всё функционирует?

28 марта на официальном сайте Московского патриархата появился короткий список литераторов, номинированных в этом году. Вот он:

  • протоиерей Николай Агафонов;
  • Балакшин Роберт Александрович;
  • Богатырев Александр Владимирович;
  • Ганичев Валерий Николаевич;
  • Кублановский Юрий Михайлович;
  • Курбатов Валентин Яковлевич;
  • Проханов Александр Андреевич;
  • протоиерей Андрей Ткачев;
  • Чванов Михаил Андреевич.

Его появление вызвало примерно те же вопросы.

Со времен основания премии автор этих строк состоял в Палате попечителей, а потому может поделиться впечатлениями от того, как устроена премия изнутри.

Премия вручается только опытным литераторам, «внёсшим существенный вклад в утверждение духовных и нравственных ценностей в жизни современного человека, семьи и общества, создавших высокохудожественные произведения, обогатившие русскую литературу», — так говорит официальное положение о премии. Это значит: дебютанты, юные таланты, писатели, чьи произведения малоизвестны, лауреатами стать не могут.

Что ж, в России наших дней существует огромное количество литпремий, предназначенных для молодых и начинающих.

Литератор не может номинировать себя сам. Его должен представить епархиальный архиерей, редакция крупного литературного журнала, значительное литобъединение, орган государственной власти.

Фото www.patriarhia.ru

Как только собраны данные обо всех номинированных, начинает работать Палата попечителей. Туда входят как представители Церкви, так и писатели, поэты, критики. Она, во-первых, проверяет, нет ли нарушений в принятых документах, т.е. проводит чисто техническую работу. Во-вторых, она может рекомендовать Совету экспертов присмотреться к кому-то из номинированных: не выйдет ли для Церкви позор, если она поставит на высокую сцену этого человека, рекомендует читающей публике его произведения? Тонкий момент! Премия дается не за личное благочестие и не стопроцентное следование православному богословию. На первом месте – художественные достоинства произведений, автор которых может стать лауреатом. Но как можно награждать какого-нибудь тяжелого экстремиста, сатаниста, персону антихристианских или антицерковных взглядов? Как можно награждать человека, вбивающего в головы читателей всю прелесть наркотиков, террора или, скажем, суицида? Компромиссы тут недопустимы.

Совет экспертов —  группа более узкая, чем Палата попечителей, отбирает изо всех номинированных «короткий» список. Как правило, он раза в четыре меньше списка «длинного». Возглавляет Совет Б.Н. Тарасов, ректор Государственного литинститута. Короткий список затем утверждается на совещании Палаты попечителей.

Можно убедиться: отбор идет в несколько этапов, притом отбор строгий, не допускающий в финал людей недостойных.

Главное, что надо знать о патриаршей литературной премии: за ее судьбу отвечают люди разных взглядов, среди них есть и те, кто относится к «лагерю» почвенников, и те, кто относится к «лагерю» либералов, и те, кто нашел для себя в литературе путь, никак не связанный ни с одним из «лагерей». Когда проводится обсуждение номинированных на премию, случаются дискуссии, порой довольно острые. Духовная власть вовсе не требует от нас, чтобы мы брали под козырек, получив какие-то решения, разработанные «наверху». Нам никто ничего не навязывает. На нас никто не давит. И никто не подтасовывает результатов нашего голосования.

Собственно, его и мудрено подтасовать. Окончательное голосование проводится за несколько минут до того, как святейший патриарх вручает премию. Счетная комиссия, состав которой меняется год от года, сидит перед огромным залом. Бюллетени складываются в прозрачную урну. Голоса быстро подсчитывают, и сейчас же, сию же минуту, Предстоятель нашей Церкви подписывает наградные дипломы. Ничего темного, ничего закрытого, ничего тайного. Всё прозрачно. Всё на виду.

Автор этих строк голосовал трижды. И не было ни единого случая, чтобы кто-то из Священноначалия подошел со своими предпочтениями, попытался бы их навязать. Мы вовсе не едины, не согласны друг с другом в нашем выборе. Но за кого проголосовало большинство, тот и побеждает. А это ведь нормально, так и должно быть.

Лауреатов может быть от одного до трех человек. Их количество —  вопрос не «идейный», а чисто административный.

Ну а теперь несколько слов от себя лично, не как от члена Палаты попечителей, а как от писателя и критика.

Я не знаю, кого изберут в этом году, не берусь предсказывать. Чрезвычайной известностью пользуется поэт Юрий Кублановский, мне кажется, его шансы весьма высоки.

А у меня душа лежит к историко-литературным трудам протоирея Николая Агафонова. Есть у них, знаете ли, один хороший показатель. В России книгоиздание сокращается год от года. Половина книг, вышедших в 2013 году, напечатана тиражом до 500 экземпляров! А книги о. Николая по сию пору выходят весьма солидными тиражами. Значит, любит его читатель, значит, интересуется новыми его книгами. А читательская любовь, она ведь, по большому счету, единственное настоящее признание для литератора…

 Дмитрий Володихин,

Член Попечительского совета Патриаршей литературной премии

имени свв. равноапостольных Кирилла и Мефодия


Фото анонса dixieroadrash, www.flickr.com

VolodihinD ВОЛОДИХИН Дмитрий
рубрика: Авторы » В »
Обозреватель
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.