Пасхальный звон: молитва в бронзе

О профессии, которой владели цари и сапожники

На Светлой седмице звонят все храмы столицы, москвичи могут услышать звоны мастеров этого дела… А откуда берутся эти мастера? Что это за профессия, которой владели и цари, и сапожники? Кто сейчас ею занимается?

>О профессии, звоне, традициях Светлой пасхальной недели мы говорим с главным звонарем храма Христа Спасителя и Московского Кремля Игорем Васильевичем Коноваловым.

Игорь Коновалов, главный звонарь Московского Кремля

 

Рождение звонарей и смерть колоколов

— Игорь Васильевич, существует традиция на Светлой седмице пускать народ на колокольни. Неужели действительно любой человек может подняться и позвонить?

— Да, такая традиция существует, но она неоднозначная. Как говорят, Светлая седмица — время рождения звонарей и смерти колоколов. Звонари рождаются, потому что кто-то послушает, попробует и, может быть, у него самого возникнет желание звонить. А смерти колоколов — потому, что народ звонит со всей силой, дергает за веревки, что есть мочи, и случается, что колокола разбиваются. А ведь на колокольнях есть такие, которым сотни лет, старинные. Разобьют их — и что потом?

— А как надо звонить, если уж человек взялся за веревки?

— Если вы звоните в отсутствие звонаря или кого-либо учиненного от храма, нужно помнить, что мастера отливают колокол так, чтобы язык только своим весом, без дополнительного усилия, мог извлекать из колокола самое красивое звучание. Поэтому если усердствовать, ударяя сильно, то колокол захрипит, закашляет, но не запоет. Не бейте колокола, ни на Пасху, ни когда-либо еще!

— Сейчас на Западе распространена традиция использовать электронный звон — и колокола целее, и, вроде бы, цель достигается. У нас такого поворота не предвидится?

— Да, на Западе это существует уже довольно давно: ставят электромотор, он вращает колокол (язык тоже раскачивается вместе с колоколом и постепенно догоняет его. Происходит удар). Мы даже сложили песню: «Электронный звон над землей плывет, а в монастыре CD-Rom поет: «Господи, помилуй!»

В России такое можно было встретить, например, в 1970-е годы, когда в Звенигороде батюшка поставил колонки на колокольню, просто потому что у него альтернативы не было, и заводил трезвон Троице-Сергиевой Лавры. Сейчас, когда появляются и колокола, и звонари, когда искусство возрождается — нужны ли эти электронные «гремелки»?

— Зачем же они коллегам-европейцам?

— Дело в том, что на Западе музыка развивалась по двум направлениям (хор и орган), колокола там второстепенны, главный инструмент — орган. И, насколько я знаю, на католической мессе всегда сидит органист и играет — никакой электроники. У нас же колокола — это единственный инструмент, который допустим в церкви. Поэтому к ним совсем иное отношение.

Технически, конечно, возможно заменить ручной звон на механику, но… Например, когда звонарь благовест производит, он читает 50-й псалом. А электроника тоже будет читать? Сейчас Синод принял чин посвящения в звонари. Эту машинку тоже будем посвящать?

Русское «ноу-хау»

— Зачем исторически стал нужен колокольный звон?

— Колокола в старину служили системой оповещения для людей: по тому, каким образом звонили, москвичи знали, что и где происходит. Предположим, если какой-то один из больших колоколов Данилова монастыря звучал 12 раз подряд, все прекрасно понимали, что в Троицком соборе началась Литургия, точнее, самая важная ее часть — Евхаристический канон. Люди хоть на минуту оставляли свое дело, обращались к образу, осеняли себя крестным знамением. Если колокол звучит 9 раз, значит в храме в это время поется песнь Богородицы: «Богородицу и Матерь Света в песнях возвеличим». Существовало расписание, так называемая колокольная фамилия, где пояснялось, в какие колокола и как звонить по определенному случаю. Если богослужение идет в Архангельском соборе Кремля и его совершает протоиерей, то вот такие колокола звонят; если в Успенском соборе и — Патриарх, то другие. И вся Москва это прекрасно знала. «Иван Великий» был так построен, что слышала его звон вся столица: колокола первого яруса поставлены в специальные акустические раковины, так что удар колокола «пушкой» выстреливает в определенном направлении.

Да и любая колокольня была своего рода мачтой, громадным сигнально-музыкальным инструментом.

— Когда пост, а когда праздник, соответственно, тоже можно было определить по звону?

— Да. Представьте себе, в XVI-XVII веках, да даже в XIX веке, церковных календарей у людей в основном не было — это была редкость. А надо же как-то соизмерять свою жизнь с богослужебным кругом.

Наборы колоколов специально создавали так, чтоб они звучали либо в мажоре, либо в миноре, то есть либо радостно, торжественно, либо печально. Например, ростовский великопостный колокол «Голодарь» был изготовлен с особым минорным звучанием, несколько печальным. «Семисотный» колокол на «Иване Великом» тоже имеет глубокий и неимоверно красивый минорный звук.
И у нас в храме Христа Спасителя для этого учинен особый колокол, весом 9,5 тонн. Есть другие нюансы: скажем, Великим постом звон производится «не часто» (то есть медленно), в один край. И сам рисунок звона — попроще. Все это не только призывает к молитве, но и создает настроение!

— Разные колокола под разное настроение?

— Да. И такого не было нигде в мире! Хотя Китаю колокола известны с глубокой древности, в Западной Европе они появились еще в раннем Средневековье, но нигде нет такого подхода, который сложился в России. У нас старались создать целые ансамбли, подбирали колокола так, чтобы, скажем, первый сочетался со вторым, второй с третьим, чтобы даже их внутренние обертоны сочетались между собой. И от этого богатства сохранился один-единственный подбор колоколов ростовского звона…

— На Пасху, в таком случае, должен быть какой-то совершенно потрясающий звон…

— В том-то и заключается мастерство звонарей, чтобы сначала возвестить Страстную седмицу, а потом — радость Христова Воскресения, «праздника праздников и торжества из торжеств». Так вот, представьте себе: христианин постится семь недель, на Страстной седмице, может быть, кто-то вообще почти ничего не вкушает на первой и последней неделях, слушает вот эти заунывные великопостные звоны… А в пасхальную ночь выходит вместе с крестным ходом из храма, и какой же колокольный трезвон он должен услышать?… Дело не в том, чтобы звонить громко, оглушая всех, но прежде всего — красиво, радостно. Пасха — эта радость.

— Такие звоны продолжаются всю Светлую седмицу?

— Пасху мы празднуем до Вознесения, 40 дней. Но наиболее торжественные пасхальные звоны сопровождают, прежде всего, крестный ход, который совершается каждый день Светлой недели, начиная с ночи воскресенья.

На колокольне Ивана Великого

Настроение звонаря и звук колокола

— Музыкальных мелодий в русском звоне нет?

— Это не принято. Русский колокольный звон строится на ритмической основе: основной ритм задает большой колокол, а в него вписываются средние и мелкие колокола. Иногда звонари вплетали в ритмическую основу мелодии. Вот ваш покорный слуга в конце 1980-х годов, на колокольне Данилова монастыря вызванивал «Христос Воскресе из мертвых». Там и сейчас так делают. Мелодии не обязательно вплетать в звон, но опытные звонари это могут делать, чтобы создать особое молитвенное настроение. Например, в Даниловом монастыре в начале 1920-х годов был такой звонарь, дядя Николай. По профессии сапожник, а его называли «звонарь-богослов», поскольку слышали в его звонах «мелодии» из известных духовных песнопений.

— Зависит ли звон от личности звонаря?

— Напрямую! Например, слушая благовест, я могу определить, в каком сегодня настроении пришел звонарь. Казалось бы, он всего-навсего за веревку водит язык большого колокола!… Но по еле заметным нюансам можно определить, в каком настроении человек взялся за эту веревку. Я уверен, что то состояние души, которое владеет звонарем, передается с помощью колоколов.

Звонарь — провинившийся сторож?..

— Как вообще становятся звонарями?

— Помните, как деда старого спросили: когда спать ложишься, куда бороду кладешь? Он думал-думал да так и помер — не нашелся, что ответить.

Нет однозначного ответа! Самое главное — положиться на волю Божью о нас, то есть открыть волю Божью для себя. И тогда ты окажешься в нужном месте и в нужное время.

— А как Вы оказались в нужном месте и в нужное время?

— В 1982 году я пришел на субботник Московского общества охраны памятников истории и культуры в Данилов монастырь, который был отдан Церкви для создания там духовно-административного центра Московской Патриархии. Мне нравилась история России, а после каждого субботника читали лекцию об объекте, на котором проводились работы и уборка. Мой старинный друг, Николай Андреевич Воробьев, который жил рядом с Даниловым монастырем, однажды позвонил мне и позвал туда на субботник — разбирать завалы. Ведь монастырь был превращен советской властью в помойку: на территорию свозили землю, когда рядом строили метро, там был детский приемник-распределитель; часть монастырской стены упала; две колоннады Троицкого собора были сломаны…

Мало-помалу начали вновь возводить надвратную колокольню, появились первые колокола. И нас привлекли к этим работам. Так я при монастыре и остался, с тех пор и до 1992 года был звонарем Данилова монастыря. А в 1992 году позвали в Московский Кремль — совмещать было уже сложно.

— Кто идет в эту профессию? К примеру, кто в Вашей команде звонарей?

— У нас звонит, например, Сергей Бадюк — настоящий богатырь, бывший спецназовец, специалист по боевым искусствам, актер, звонят дипломаты, нефте- и газоторговцы, профессиональные иконописцы, профессиональные музыканты.

— А в старину это была отдельная профессия или люди совмещали ее с другими занятиями?

— Наша профессия проделала путь от привилегированной звонарской слободы до самой низшей «касты» церковных служителей.

Как писали путешественники, великий князь Иван III отрядил 120 дворов для обслуживания колокольни Ивана Великого — производства звонов, мелкого ремонта на колокольне и пр. Считайте, несколько сотен человек. От этой слободы, кстати, сохранилась церковь Николы в Звонарях постройки XVIII века.

В середине XVI века мы с вами видим среди звонарей носителей высшей государственной власти. Это Иван Грозный, это царевичи Иван и Федор, это Борис Годунов, это Василий Шуйский, это начальник российского сыска Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский, известный под прозванием Малюта. Они звонили в колокола на «Иване Великом» в Кремле и на колокольне Александровой слободы. Царь Иван, например, вставал в пятом часу утра и шел благовестить в 500-пудовый колокол–благовестник.

А в начале ХХ века в звонари уже иногда «ссылали» провинившихся сторожей… То есть разжаловать из звонарей было уже некуда! Только выгнать. Звонарская профессия начинает приходить в упадок после секуляризации церковных земель. Например, звонари числились при храмах в качестве сторожей, привратников и т. д.

Самый большой колокол Ивана Великого — Успенский — весит более 65 тонн

   9 мая, 12 часов

— Может современный москвич пройтись по городу и услышать какие-то традиционные московские звоны? Или он, скорее, услышит то, что каждому звонарю в этот момент на душу ляжет?

— К сожалению, московская традиция звона сейчас размыта собственной волей любого звонаря, а его мастерство зависит от того, как человек учился, кто его учил. И звоны в Москве — от прекрасных до ужасных. Но, например, Новодевичий монастырь поддерживает традицию старых московских звонов, Владимира Ивановича Мошкова. Мы в храме Христа Спасителя и в Кремле стараемся следовать традиции ростовских звонов.

На Пасху бывает очень много интересных звонов, любопытных.

— Сейчас появляются новые традиции в Москве? Например, получасовой звон в 12 часов дня 9 мая, на День Победы…

— Это не новая традиция, а хорошо забытое старое. В России существовали викториальные звоны, связанные с военными победами. В храме Христа Спасителя и в Кремле отзвонили два таких памятных звона: в память 200-летия окончания войны 1812 года и на празднование 400-летнего юбилея дома Романовых.

— Есть ли необходимость в городе идти на компромисс с жителями, которым не нравится, скажем, что рано звонят к Литургии, где-нибудь в спальном районе?

— Я считаю, что все должно быть с умом сообразно. Если храм стоит рядом с детским садиком или с боль ницей, нужно это учитывать. Иногда нам пишут в Общество церковных звонарей: «Что делать? Священник звонит каждый раз в семь утра». Раньше, если в храме служатся две Литургии, к ранней обычно не звонили вообще. А поздняя начинается, как правило, в 10 утра: если мы без пятнадцати десять будем звонить — никого не разбудим.

Да и по опыту какая-то часть людей в жилых районах возмущается первое время, потом уже говорят: «А где звон сегодня, почему нет, в чем дело?» У нас был такой показательный случай. В 1994 году повесили колокола в храм Благовещения Пресвятой Богородицы в Федосьине. Прекрасный подбор колоколов получился — отстоят друг от друга на терцию: звучит, как музыкальная шкатулка. Первые несколько недель были звонки в храм: «Что такое? Перестаньте звонить!» А потом так всем понравилось! Звонки прекратились, звоны продолжаются.

Чудеса и мифы

— За вашу звонарскую практику было что-нибудь необычное?

По-моему, это был день великого освящения храма Христа Спасителя, 2000 год. Стоим мы на колокольнях храма, смотрим вокруг и видим, как от здания Московского государственного университета прямо на храм идут страшные свинцовые тучи. А сюда уже собираются крестные ходы со всех сторон Москвы, народу — сотни тысяч человек, наверное! Тучи такие, что казалось, все зальет — это еще мягко сказано, просто смоет весь крестный ход. И вот идет эта туча, какие-то километра два-три осталось до нас. Ударили в колокола, приехал Патриарх Алексий II, встретили его архиерейским звоном. И знаете, я собственными глазами вижу, как эта гигантская свинцовая туча… сворачивает влево и уходит в сторону Замоскворечья.

Вообще десятки раз бывало, что погода — пасмурная, мрачная, а ударили в колокола и вдруг — ясное небо, солнце проявляется или метель заканчивается.

— Ваша профессия — это миссионерство?

— Миссионер — это не обязательно тот, кто ходит по улице и затаскивает людей в храм за пуговицу. Это тот, кто показывает и предлагает: если хочешь — зайди. Храм — проповедник, стоящий на месте. Он открывает свои двери для всех, кто хочет войти туда хотя бы просто с нормальным человеческим интересом.

Когда строился храм Христа Спасителя, мы поставили перед собой задачу: собрать здесь как бы наивысший срез всех видов православного христианского искусства. Люди ездят, например, в Египет — посмотреть на пирамиды Хеопса, в Грецию — посмотреть на афинский Акрополь, в Рим, Венецию и так далее. Вот мне бы хотелось, чтобы люди приезжали в Москву и могли так же воспринимать храм Христа Спасителя. Соответственно, колокольный звон должен быть на высочайшем уровне. И — иметь историческую преемственность. Например, мы знаем, что звон старого, взорванного храма, был не единый, а ералашный: каждая из четырех колоколен, стоящих вокруг центрального барабана, звонила свое. Впечатление получалось странное, как будто на колокольни поднялись случайные, не знакомые с колоколами и звонами люди. Сегодня, слава Богу, все колокольни храма и колокольня Преображенского, нижнего храма звонят в полном ритмическом согласии!

— Вас не волнует, что интерес людей может так и остаться на уровне культуры, глубже не пойдет?

— Понимаете, я лично пришел к вере, к Церкви именно через культуру — через экскурсии в 1970-е годы…

Бывает, что человек приходит на экскурсию на колокольню и как бы прилепляется к ней на всю жизнь. А бывает, один раз придет и больше его не видать. Но звон — в частности, наш звон в храме Христа Спасителя, — все-таки никого не оставляет равнодушным.

Какие есть виды колоколов?

Большие колокола называются благовестниками
(и, как правило, управляются ножной педалью),

средние колокола — подзвонными (управляются левой рукой),

маленькие — зазвонными (управляются правой рукой).

Когда звонят в колокола?

• Колокольный звон служит призывом к богослужению и возвещает его окончание.

• Звон сопровождает несколько важных моментов службы, например, предвозвещает чтение Евангелия.

• Звонят на погребении;

на венчании;

• иногда — на крещении;

при встрече и при проводах архиерея, когда тот прибывает в храм на богослужение и уезжает после;
• звоном встречают крестный ход.

На Светлой седмице существует традиция  звонить в любое время дня, не привязываясь к богослужениям.
Первый пасхальный звон совершается в ночь на Пасху, когда христиане выходят из храма на крестный ход.

• Исторически звоны были также связаны с событиями государственного значения: например, возвещали важные моменты в жизни царской фамилии (венчание на царство, рождение наследника и т. д.), а также военные победы (т. н. викториальные звоны). Сегодня возрождается традиция викториальных звонов — например, в честь победы в Великой Отечественной войне, в честь юбилея победы в Отечественной войне 1812 года.

Какие есть виды звонов?

Существует 4 канонических звона:

• благовест — равномерные удары в один (реже — в два) больших колокола; как правило, это призыв к богослужению;

• перебор — одиночные удары в колокола по очереди, от малого до большого; обычно сопровождает погребение;

• перезвон — удары в колокола от большого к малому; печально-торжественный звон, исполняемый в Великую Пятницу, Великую Субботу и в некоторые другие дни;

• трезвон — звон во все колокола, он строго не регламентируется.

Беседовала Валерия Посашко. Фото Владимира Ештокина

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.