ПАМЯТИ СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА

Умер Патриарх. Какое-то время все внимание общества и средств массовой информации будет приковано к этому событию. Уже сказано немало замечательных, добрых, искренних слов о Его Святейшестве. Были и другие, хотя о них говорить не хочется — Господь судия…

Конечно, и количество, и даже качество того, что сказано, вряд ли способно передать все значение служения Святейшего и отразить масштаб его личности. Банально, но истинно — сейчас никто не в состоянии понять, насколько значительной была его личность, насколько важным было его место в жизни Церкви и страны. Должно пройти время — таков закон жизни. Очевидно одно: многое удалось сделать этому удивительному человеку, обладавшему, помимо прочих достоинств, еще и колоссальной волей, которая лишь возрастала с годами. За всю тысячелетнюю историю христианства в нашей стране никому не удавалось столько сделать в Церкви и для Церкви.

В любом случае Святейший Патриарх Алексий войдет — уже вошел — в историю нашей Церкви, в мировую историю как Патриарх-объединитель. Прежде всего потому, что при нем произошло историческое событие — объединение Русской Православной Церкви Московского Патриархата и Зарубежья. Этим событием была поставлена точка в кровавой истории XX века. Одновременно воссоединение Русской Церкви стало и точкой отсчета нового времени, новой эпохи. И только завершив эту поистине эпохальную миссию, от нас ушли два великих человека: Митрополит Лавр и Патриарх Алексий, переживший всего на девять месяцев Первоиерарха Зарубежной Церкви.

Не менее важно и иное деяние Патриарха, наверное, чуть менее очевидное, чем объединение: прославление Архиерейским собором 2000 года новомучеников и исповедников российских. Без этого прославления было бы невозможным объединение Церквей точно так же, как без подвига новомучеников была бы невообразима и сегодняшняя свобода Церкви и религиозной жизни. Да и сама жизнь нашего общества была бы иной. Если вообще была бы. Здесь, на нашей земле, менее ста лет назад просияли подвигом тысячи свидетелей Истины христианской жизни. Обращение к их подвигу, прославление их подвига — это обращение к будущему нашей Церкви и нашей Родины, а не только почитание прошлого. И залог объединения страны не вокруг фальшивых, мнимых ценностей, но именно вокруг Христа, в служении Которому видели смысл существования России поколения наших предков. Примечательно, что процесс почитания и прославления новомучеников начался гораздо раньше. В 1989 году первым был канонизирован святитель Тихон, Патриарх Московский и Всея Руси, в 1992-м — священномученики Владимир, митрополит Киевский, Вениамин, митрополит Петроградский и другие. Было установлено празднование Собора новомучеников и исповедников Российских XX века.

Таким образом, события 2000 года были хорошо подготовлены. И в этом заслуга Патриарха Алексия.

Святейший Алексий стал Патриархом в очень непростое время — время тотального кризиса: геополитического, экономического, общественного, не говоря уже о духовной атмосфере позднесоветской и постсоветской эпохи, когда на смену религиозному вакууму пришел религиозный хаос. Патриарх стал объединяющей, гармонизирующей фигурой. Не компромиссной, ибо компромиссная фигура лишь устраивает стороны с разным видением развития жизни, но именно объединяющей. Человеком, пастырем, проповедником, политиком, способным как слушать и слышать, так и доносить свою точку зрения. Он умел убедить многих забыть о своих личных, временных целях, забыть об обидах — и устремиться к главному, к важному. Патриарх-миротворец.

Я не принадлежу к числу людей, которые хорошо знали Святейшего Патриарха, но честь и счастье быть знакомым с ним мне были посланы. Одна из встреч состоялась в резиденции Его Святейшества, где он принимал небольшую делегацию из МГИМО по вопросу о строительства храма при университете. Меня поразили внимание и деликатность, с которыми Святейший Патриарх общался с собеседниками. И его простота. Мы не чувствовали никакого внутреннего зажима, который обычно автоматически включается в любой официальной резиденции. Я попросил об интервью «Фоме», Патриарх согласился. Осмелев, я уточнил: «Вы обещаете, Ваше Святейшество?». Святейший засмеялся и сказал: «Обещаю. Но Вы же знаете, что обещанного три года ждут?». Мы сказали тогда, что готовы ждать и больше. Интервью вскоре состоялось… Больше всего в том разговоре мне запомнились слова Патриарха о необходимости держать двери храмов открытыми. В прямом смысле слова: чтобы люди имели возможность в любое время прийти в церковь. Не только во время богослужения, но в любой момент, когда того требует душа. Было видно, что Патриарх говорил о своей боли, о своей мечте, о своем долге.

Кончина Святейшего Патриарха — тяжелая утрата, большое горе для Церкви и страны. И все же наша скорбь тиха и светла, — светла потому, что мы верим, мы знаем, что теперь у нас есть еще один молитвенник на небесах.

…Умер Патриарх. Еще какое-то время внимание СМИ и общества будет приковано к этому событию, которое станут комментировать и интерпретировать, предлагать объяснения прошлого и строить догадки на будущее. А потом все стихнет. Но все-таки очень хочется верить и надеяться, что память о Святейшем Патриархе Алексии переживет медийный к нему интерес и сохранится на многие годы в сердцах тех людей, кто его знал, и тех, для кого он жил и умирал все эти восемнадцать лет патриаршества и многие десятилетия своего священнического служения.

Царствие Небесное!

 

 

legoida ЛЕГОЙДА Владимир
рубрика: Авторы » Л »
Главный редактор журнала "Фома"
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.