ОТКЛИКИ

То, что я сейчас хочу сказать, касается не собственно журнала "Фома" (который мне нравится и который, я считаю, сейчас нужен). Проблема, которую я вижу, относится к любому религиозному изданию и наверное сегодня неразрешима. Но знать о ней надо.

По форме "Фома" — нетрадиционен, отличается от многих религиозных, православных изданий. И здесь могут начаться проблемы. С одной стороны, "ревнители благочестия" могут увидеть в журнале отсутствие необходимого пиетета, т.е. рассматривать его как очередную уступку миру…

Это может произойти, потому что часто принято считать: говорить на языке данной культуры — значит говорить на мирском языке и о мирском, легковесном. Это неправда. И "Фома", хотя и говорит языком современной культуры, — это совсем не простой журнал. Он очень строгий по содержанию. Там говорится о вещах, которые взывают к душе бескомпромиссно… Но вот его внешние свойства могут быть восприняты иначе, просто потому, что не все там написано языком воскресной школы…

Но именно из-за этого языка "Фома", в то же время, может быть воспринят как очередная игра -теми, кто совсем не понимает ни Церкви, ни веры. К сожалению, среди пришедших к вере в последнее время очень много таких, — вчерашних хиппи или панков, — которые видят в Православии лишь продолжение своей игры в свободу. Им непонятен ни христианский подвиг, ни "безумие Креста"… Такие читатели могут считать: "Ура! Вот появился и еще один "наш" журнальчик!" И будут неправы!

Повторяю, вряд ли можно избежать таких опасностей. Однако о них нужно помнить, чтобы суметь выдержать то, что начали, и не склониться ни к уступке миру, ни к игре в бисер.

Н. ТРАУБЕРГ, г.Москва.

В предисловии к последнему номеру вашего журнала прочитала, что Вас часто упрекают в том, что Вы много пишете о смерти, страданиях, боли, а нужно, мол, больше писать о радостях и красоте.

В последнее время, когда берешь в руки газету или журнал, создается ощущение, что тебя хватают за уши и тычут носом в эту невозможную грязь и мерзость, заворачивая их в яркую обертку под названием "жизнь без прикрас".

Недавно натолкнулась на письмо Павла Флоренского Василию Розанову. Он писал ему следующее: "Вы говорите правду, однако не всякую правду должно говорить. Все твердят о хамстве, однако не замечая, что хамство — не в личном грехе, какой бы он ни был, а в бесстыдном обнажении наготы отца. И современная литература…почти вся насквозь — хамство, даже когда она говорит самую подлинную правду. Но, позвольте, я просто не хочу знать всякие гадости, которые мне предупредительно подносят".

Наверное, с тем же чувством брезгливости многие нынешние читатели порой отбрасывают лиleparypy, натолкнувшись на страдания и горести, которыми они и сами не прочь поделиться, на то, о чем они знать не желают или знания чего они вынести не могут.

Я часто ловлю себя на мысли, что большая часть того, что я читаю, проходит мимо, не трогает, не задевает. Пишут не те, не так и не про то. Читаешь о людской боли, несправедливости, о людях, зовущих на помощь. Вроде, нельзя не посочувствовать… Но и все. Очерствела я, что ли?

Но вот прочитала Ваш материал об Олеге Сысоеве, его стихи, прозу. Его слова меня как-то задели. Не содержанием, даже не смыслом, а интонацией. Обожгли горящей, спрессованой в них болью.

Это удивительно, но русский язык еще хранит в себе оттенки. И если вот так бережно расставлять слова и акценты, то получается нечто утешительное. Кто-то это прочтет, услышит, отзовется.

И хорошо, что Вы не уводите нас подальше, куда-нибудь к василькам и ромашкам. Это было бы нечестно. И правильно, что пишете о том, что не все сейчас под теплой крышей, что кто-то сейчас в пути, кто-то в больнице, а кто-то находится на пороге смерти. И как-то с Божией помощью люди находят в себе силы идти дальше. Очень важно, чтобы никто об этом не забывал. Для этого-то журналист едет, летит, для этого пишет, кусая кончик ручки. И ваш журнал как живое подобие чеховского колокольчика — того, что должен звонить у двери всякого думающего человека.

Д. С., г. Москва.

Это письмо — отклик на подборку молодёжных высказываний "Свобода любить". Очень интересно. В основном интересен подход девушек (кстати, юношей крайне мало -жаль) к самому понятию "свободной любви" и свободы в любви. И, пожалуй, дело не в развращенности нашего поколения, как пытаются иногда объяснить — несмотря на высказывания о "другом времени, когда это считалось позором"…

Важно другое—трусость. Да, да трусость, боязнь ответственности. Ужасает количество попыток оправдания (довольно стандартных — "это сильнее меня", "что естественно, то не безобразно"). А что "естественное" из "нормального" превратилось в "обычное", показано в подытоживающей статье ("Разговор выше пояса") очень хорошо.

Оговорюсь сразу — Я ЗА СВОБОДНУЮ ЛЮБОВЬ!!!

Каждый выбирает для себя — менять партнеров или любить одного человека, а также — зарабатывать ли деньги честным трудом, грабить на большой дороге либо отказаться от мирских благ, "презрев богатства мира", покупать на книжном лотке Библию или Достоевского, или "Евгения Онегина" — а кто-то и чего похуже (плохо отношусь к бульварной литературе, особенно к кровожадной и распущенной). Собственно, свобода выбора — признак, ставящий людей выше ангелов и присущий ему по естеству. НО — сделав выбор, не обижайся и не оправдывайся.

Первая часть покаяния — признание себя неправым. Называть себя слишком слабым — грех, так как кто же слаб настолько, чтобы не мочь попросить о помощи? Ведь Господь дает силы просящим у Него…

А свободная любовь — это в первую очередь свобода любви. Странно, что об этом, кажется, никто так и не упомянул. Так же человек волен исполнять и всякий закон, данный Богом (и не отвертеться — мол, не знал — "закон на скрижалях сердца", совесть у каждого есть). Волен человек выбирать и кого ему любить.

Я свой свободный выбор сделал, основываясь на этом принципе — готовности нести за него ответственность. Я счастлив в своём браке, и свободен так жить — и мне не стыдно своей свободы…

Андрей МИКИТЮК, г. Москва.

Трудно сейчас говорить об интеллектуальном развитии общей массы людей: даже школьные знания в полном объеме доступны не всем — особенно в сельской глубинке. О воспитании молодежи и думать порою не приходится: повальная нищета, отсутствие даже самой элементарной современной литературы в библиотеках, если таковые на селе еще остались, отсутствие самых простых азов нормального человеческого общения. Пьянство, хамство, примитивное мышление, т.е. сплошная "чернуха".

В одном из номеров вашего журнала за 1997 год прочла статью "(Не)обыкновенный поход". И что меня увлекло до конца прочтения — это отсутствие этой самой "чернухи". Необыкновенно добрая аура похода и самого рассказа. В рассказе нет ни тени осуждения самых отрицательных встретившихся явлений, да и не затем отправились в поход цельные, нравственные люди. Наверное, действительно надо быть душевно очень богатым человеком, чтобы нести в создавшуюся действительность радость духовную, радость веры.

Можно быть воинственным атеистом, но повернув взгляд в сторону хороших, замечательных людей, о которых написано, невольно обращаешь внимание на себя: а смогла бы я быть такой же терпеливой и отзывчивой…

Не знаю, сможет ли состоявшийся поход помочь молодежи найти себе применение в прикладном понимании при нынешнем равнодушии и невозможности помочь ближнему, но увидеть прекрасное, духовную поддержку в вере, найти и следовать нравственным общечеловеческим принципам, подобные походы помогут не только тем, кто хочет и стремится верить и служить Богу, но и неверующим.

Ирина КИРИЛЛОВА, г. Москва

 

…Вера нужна в первую очередь и власть имущим, чтобы легче было держать стадо человеческое в своем повиновении, чтобы люди исполняли библейские заповеди, чего делать самим власть имущим даже, по-моему, и в голову не приходило. В моем понимании, жизнь на Земле есть господство одних над другими. Это очевидно, в этом нельзя сомневаться, это видно невооруженным глазом. Ну почему такая несправедливость, буде! ли когда-нибудь в отношениях между людьми доброе начало, смогут ли люди радовать друг друга. Пока все идет по нарастающей в худшую сторону, не оставляя никаких надежд.

Когда я смотрю по телевизору грандиозные Пасхальные и Рождественские шоу, они не вызывают во мне никакой благости и желания падать ниц… Для меня все происходящее — красивая сказка, не более. Хорошо отрепетированный спектакль. Человечество предпринимает какие-то жалкие усилия по налаживанию жизни, но мне ближе высказывание Альберта Швейцера, которое я когда-то прочитала: "Человек утратил способность предвидеть и предвещать. В конечном счете он уничтожит землю."

Из публикаций в вашем журнале двумя руками подписываюсь под высказыванием Марии Егоровой и не спорю с мнением протоиерея Аркадия Шатова. В конце концов, все познается в сравнении.

О нужности журнала "Фома". Пусть выходит, пускай люди читают, думают, анализируют, обретают веру. Хотелось бы и мне не быть такой мятежной, но эта вечная моя страсть все анализировать и задавать вопросы, подвергать сомнению какие-то истины, видимо, не даст мне возможности обрести веру.

В храм хожу редко. Обычно в дни поминовения усопших и на Пасху…

Александра Васильевна АНДРЕЕВА,

г. Москва

…Поскольку журнал — для сомневающихся, а сомневающиеся в одном, скажем, — Православии, могут быть вполне убежденными в чем-то ином, то совершенно необходимыми представляются диалоги, а то и дискуссии с представителями иных конфессий, вплоть до кришнаизма и ислама…

Не для перебранки, а какие-то — просто для того, чтобы читатели могли узнать о тех или иных расхождениях, как говорится, из первых рук. Другие же -для совместного обсуждения общих проблем, таких, как проблемы наркомании, сегодняшнего телевидения и проблемы ломки табу как таковых и т.д. Не стоит чураться и диалога с атеистами и свободомыслящими. Например, с журналом "Здравый смысл" (ред. В.А.Кувакин). Возможно, было бы интересным и обсуждение достаточно новых книг и кинолент. Допустим, "Курочки рябы", "Особенностей русской национальной охоты", "Мусульманина". (Обсуждение последнего уместно с представителями исламского духовенства и ученых исламоведов.)

Пишу не потому, что лично мне именно эти фильмы показались значительными. Напротив. Я сам почему-то их эстетику (именно эстетику) совершенно не принял: главный герой "Мусульманина" по мне какой-то "картонный". "Курочка…" — балаган, костюмированная экзотика. И это — не брань. Фильм, может быть, по-своему и мастерский, но сделанный нерусским по духу и для не русских по сути. Но это сугубо мое восприятие. А есть же и иные взгляды…

Из книг, возможно, имело бы смысл обсуждать, не чураясь, такие как климовский "Князь мира сего". Нет запретных тем. Должны быть лишь "запретные", т.е. признанные недостойными уровни и приемы их обсуждения. Так было бы лучше, чтобы о такого рода вещах говорили грамотные и духовно чуткие люди…

И, наконец, на мой взгляд, самое главное: православный журнал немыслим без ощущения того, что судьбы Православия неотторжимы от судеб русского народа в самом широком смысле слова и судеб России.

Юрий БОНДАРЕНКО, г. Кустанай.

ОТ РЕДАКЦИИ:

Хотелось бы пояснить позицию редакции. "Фома" — журнал ПРАВОСЛАВНЫЙ, о чем прямо сказано на его обложке. Поэтому мы не можем и не собираемся публиковать статьи по сравнительному религиеведению, с подробным или кратким изложением сущности буддизма, индуизма или ислама. Мы исходим из того, что на сегодняшний день Православие для большинства — неизвестная религия. Именно о нашем родном, но таком малоизвестном сегодня Православии мы и хотим говорить, опровергая при этом те мифы о Церкви, которыми живут многие.

"Фома" — это результат личного опыта, рассказ о попытке жить по-христиански. Мы обращаемся к отдельному человеку, а не к аудитории. Поэтому не видим возможности публиковать межрелигиозные диалоги. Кто хочет прочесть "нейтральное" изложение буддийской концепции, тому лучше взять в руки учебник по религиеведению. А если в православном журнале появляется статья буддиста о своей вере, то она должна быть сопровождена комментариями редакции с критикой тех позиций, с которыми христианин никогда не сможет согласиться. Иначе не будет диалога, иначе журнал перестанет быть православным. Но именно этой критики мы и хотим избежать. Мы не стремимся разочаровывать нашего читателя в буддизме. Мы хотим говорить о Православии, о ПОЛОЖИТЕЛЬНОМ содержании нашей веры.

А диалогов и споров с другими религиями хватает и без нас.

39 № 2 (6) 1998
рубрика: Архив » 1998 »
/home/www/wklim/pravoslavnye/foma.pravoslavnye.ru/fotos/journal/39.jpg
УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.