ОТЕЦ ЛАВРЕНТИЙ

фотоочерк Сергея ВОРОНИНА

Тверская область — большая, а ее Фировский район совсем невелик. Фирово, Рождество, Жабны: вряд ли эти места на слуху у простых людей. С 2006 года по благословению архиепископа Тверского и Кашинского Виктора здесь вновь совершается крестный ход с мощами преподобного Нила Столобенского, а 6 июля из поселка Фирова чуть больше сотни паломников направляются в Нилову Пустынь, место молитвенного подвига и упокоения преподобного.
Я ехал снимать репортаж об этом четырехдневном походе. Но все оказалось куда интереснее, и благодаря неожиданному и удивительному знакомству в деревне Жабны у меня получился очерк. Я обратил внимание на человека в рясе, вокруг которого толпилась детвора. Они окружали батюшку, ожидая благословения. Дети всегда чувствуют хорошего человека и тянутся к нему. Отец Лаврентий — монах, а Жабны — родная деревня преподобного Нила — место служения отца Лаврентия.
Мне, сомневающемуся, всегда не хватало таких собеседников. Отец Лаврентий оказался тем, кто, как мне кажется, понял меня сразу. Не было никакого напряжения. Он принимал меня таким, как я есть. И я смотрел ему в глаза, задавал свои неудобные и вечные вопросы… Мы беседовали в тишине. Мы молчали…
И вот наступило утро первого дня Крестного хода. Первый луч солнца падает на купол деревянной часовни, у порога которой на мгновение застывает фигура монаха. Рождается новый день, а вместе с ним и предчувствие человеческой и творческой удачи.
Что, собственно, представляет собой деревня Жабны? Некогда старинное богатое село с двумя храмами, а сейчас здесь глухомань: трава по пояс, автобус раз в неделю. Население — три-четыре бабки–дедки, доживающие свой век. И отец Лаврентий.

Вернется ли сюда жизнь? Думаю, что в этом нет сомнения. Ведь это место, некогда давшее нам святого заступника, сегодня возрождается. Возрождается с помощью конкретного человека, к которому, как к живой воде, как к источнику слова, начинают тянуться и стекаться люди. Как мало, оказывается, надо каждому из нас — нужно лишь чуткое сердце и простое, понятное слово.
Отец Лаврентий мечтает, что в Жабнах скоро произойдет немало: восстановятся два храма, появятся гостевой дом для паломников, детский приют. И я, видя, как детвора тянется к батюшке (очевидно, что эта любовь взаимна), тоже не сомневаюсь, что это чудесное место когда-нибудь наполнится детскими голосами и смехом.
Впрочем, изменения заметны уже сейчас. Важность этих перемен очевидна для многих, в том числе и для местной администрации, которая содействует возрождению культурной и духовной жизни в этих местах.

На третий день пути, когда наш Крестный ход остановился в одном из храмов на молебен, я опять заметил группу детей и батюшку, который сидел на лавочке в притворе. Глаза его были грустными, снова стало плохо с сердцем. Он держал за руку одного из мальчиков: дети могли только жалеть отца Лаврентия. Пару минут спустя он поднялся, поцеловал свой наперсный крест, что-то шепнул ребятам и вошел в храм.
И дети вошли вслед за ним.

Здесь Вы можете обсудить эту статью в Блогах «Фомы» (Живой Журнал). Регистрация не требуется.

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (4 votes, average: 3,50 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.