От иронии к любви

Открылась выставка художника Татьяны Шихиревой

14 января в залах Российской академии художеств (ул. Пречистинка, д. 21) открылась выставка художника Татьяны Шихиревой «Путешествуя во времени…» Выставка продлится по 2 февраля 2014 года. Предлагаем читателям небольшую заметку об этом событии.

Помню, в детстве в школе мы играли в “иронёров”, как мы это тогда называли, т.е. людей, относящихся ко всему с иронией. Нам это казалось умно, по-взрослому и правильно, хотя иногда выходило слишком жестко. По мере взросления и приобщения к Церкви приходило осознание, что критическое отношение, которое подразумевает ирония, и юмор – это хорошо, но еще есть милость и любовь, и они – превыше даже самого тонкого понимания несовершенств человеческого мира.
Поэтому интересно и удивительно встретиться с человеком, который в своем творчестве умеет гармонично сочетать иронию, легкую усмешку и лиризм,  изысканную образность и настоящее христианское сострадательное отношение к людям и явлениям жизни. Это — Татьяна Шихирева, заслуженный художник России, член-корреспондент Российской академии художеств и мастер декоративно-прикладного искусства. В ее  работах по батику и росписи по дереву человек и его дела рассмотрены критично, с юмором, но и с любовью тоже. Автор не шутит лишь с самым высоким: Евангелие и светлый образ русского города с храмами — кочующий из картины в картину молчаливый свидетель исторических драм.

В серии работ  “Праздники Христовы” зримо ощущается, что все происходящее – “не от мира сего”. Образы Спасителя, Божией Матери, Ангелов – почти невесомы, как будто парят, едва касаясь земли.  Хотя Татьяна и признавалась, что начинала эту серию давно и тогда не вполне понимала всю евангельскую символику, но кругозор и вера все равно обнаруживают себя: в наклонах голов и тел просматривается иконописный подход – так передавал молитвенное состояние Дионисий. И все же, художник решил тему именно как художник: все очень условно, мир скорее сказочный, чем горний. В “Благовещении” Ангел с Вестью застает Марию за чтением, занятием серьезным, а в верхней части работы присутствует Дух Святой в виде голубя весьма потустороннего на вид.
Для “Рождества” выбрана сцена поклонения волхвов ради красоты их даров и одеяний. Татьяна следовала эстетике Средневековья и Раннего Возрождения: остроконечные рамы и вымышленные красочные костюмы, фигуры значительных персонажей больше по размеру, второстепенных – меньше, как Мария и Иосиф в том же “Рождестве”. В “Бегстве в Египет” мы видим лунную ночь,  собирательный образ восточного города и ощущение спокойствия, потому что Святое семейство уже в безопасности.  А во “Входе Господа в Иерусалим” – жара,  солнце, толпа в воротах города, одежда, брошенная под ноги Спасителю и гротеск, резкие линии и движения, вздернутые руки… Картина далеко не благостная, и скорбный лик Матери в верхней части диптиха подтверждает предчувствие испытаний. Художник задумывался над продолжением – несением Креста, но не решилась…
При всей декоративности и утонченной красоте своих творений художник бесстрашно берется за проблемные, драматичные темы отечественной истории. И вот из-за изысканного внешнего флера мы видим вдруг целую “энциклопедию русской жизни”, обнаруживающую и обширные познания автора, и ясное глубокое понимание добра и зла, присущее христианину думающему. Излюбленная ее тема в этом плане – петровская эпоха как квинтэссенция извечных русских вопросов: Россия и Запад, элита и простой народ, человек и власть.

“Театр Натальи Алексеевны”, сестры Петра, – театр, как сама жизнь. Балаган, маски как символ лжи, трагичности и двусмысленности того времени. Прекрасные дамы, несущие разрушение своим кокетством и коварством… Выглядывающие из-за своих покровителей фавориты…Марионетки – человеческая жизнь как игрушка – и убитый Монс, любовник Екатерины, лежит на земле… Европейские камзолы и русское платье — и перед нами столкновение культур. В картинах из этой же серии “Прогулка”, “Запуск воздушного корабля”, “Летающее чудо” модернизаторские мечты Петра воплощаются в фантастические летательные аппараты, кружащие головы вечно веселящейся придворной толпе и вызывающие недоумение у простых мужиков. Скоморохи, ряженые, карлуши кувыркаются и беснуются… И словно шумно от картин… Водка, табак… Какая-то чертовщина, то тут, то – там. А фоном – светлое пятно, город-храм как символ Святой Руси.
 На все происходящее с рамы (изображение часто выплескивается за обычные пределы художественной работы) задумчиво-печально взирает сама художница и ее муж. Кстати, он тоже художник, и, порой, с помощью своего мастерства резчика по дереву становится соавтором работ. Почти невероятные, словно игрушечные рамы картин были созданы им, Николаем Конончуком, по фрагментам старинных предметов быта, равно как и деревянные скульптуры, впоследствии расписанные женой.

Так, картина “Георгий Победоносец” оказалась вписана в нарядный резной наличник, верхняя часть которого была подобрана на свалке. В итоге, получилась работа, где хрестоматийный образ Св. Георгия решен необычно и вкупе с окружающей красотой завораживает и радует глаз своей сказочностью.
    Что заставляет людей с высшим образованием собирать старые деревяшки и превращать их в красивую сказку? Что заставляет мастера корпеть над батиком, этим трудоемким, технически сложным, а порой и вредным для здоровья делом? Что заставляет читать много книг по истории и выражать свои мысли и чувства по поводу прочитанного в изображении? Что, как не любовь…?

Фото: www.rah.ru, irinadvorkina.livejournal.com

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.