ОСЕНЯЯ КРЕСТОМ ПРОСТРАНСТВО

ОСЕНЯЯ КРЕСТОМ ПРОСТРАНСТВО После семидесятилетнего перерыва в России снова начали отливать колокола.

Одними из первых воссозданием колокололитейного производства занялись специалисты акустической лаборатории ЗИЛа. О науке правильного литья колоколов, проблемах и перспективах возрожденного производства гармонических звонниц корреспондентам «Фомы» рассказали специалисты.

В 1991 году по благословению Святейшего Патриарха Алексия на базе АМО ЗИЛ было создано «Общество древнерусской музыкальной культуры» («ОДМК»), целью которого стало воссоздание знаменитого русского звона. Возглавил «ОДМК» Борис Нюнин. По образованию физик (окончил МГУ), он 20 лет отработал на ЗИЛе в акустической лаборатории. Теперь он должен был заниматься акустикой колокола.

И тут оказалось, что никаких точных сведений о производстве, технологии литья и профиле колоколов не сохранилось. На счастье, часть старых русских колоколов не были уничтожены в годы гонений на Православную Церковь. Акустики и начали с того, что приступили к изучению их звучания.

— Один из колоколов мы поместили в специальную камеру, — рассказывает Борис Нюнин, — определили по 126 точкам спектр его звучания, диаграмму направленности звука и создали математическую модель. Оказалось, что звук колокола деформируется и расходится в пространстве крестообразно, словно осеняет крестным знамением ту часть мира, которую озвучивает. Этот объемный звуковой «крест», смоделированный на компьютере, производит сильнейшее впечатление… Нас это поразило… Для меня, акустика, это был решающий момент обращения к вере.

В итоге, Борис Нюнин со своими коллегами пришел к идее создания гармонически согласованных колоколов, повторяющих ростовские звоны семнадцатого века и звоны протоиерея Аристарха Израилева девятнадцатого столетия.

Но когда в середине 90-х потребовались тридцатитонные колокола для звонницы восстановленного Храма Христа Спасителя, перед «ОДМК» встали принципиально новые задачи. Мало того что такие махины не отливали уже около столетия, — специалистам необходимо было сразу попасть «в аккорд», потому что после отливки настройка таких больших колоколов невозможна. Поиск нужного звучания проводился методом проб и ошибок. Но при этом, по словам Бориса Нюнина, «ощущение, что рука Бога нам помогает, не покидало нас». Сейчас тридцатитонник — это уже не предел. Для Троице-Сергиевой лавры «ОДМК» отлило набор из трех гармонически согласованных колоколов, самый большой из которых весит 72 тонны. За эту работу весь коллектив реставраторов колокольни Лавры, возглавляемый архиепископом Нижегородским и Арзамасским Георгием, получил Государственную премию.

Борис Нюнин утверждает: «Звон должен быть мелодико-ритмический. А лучше всего для этого подходят куранты. В России подобные наборы колоколов еще никогда не создавались. Даже кремлевские куранты — зарубежной отливки. Но с Божьей помощью удалось преодолеть и это: теперь колокола «ОДМК» в Печерском монастыре Нижегородской епархии играют две мелодии — «Боже Царя храни» и «Коль славен наш Господь в Сионе».

Следующим испытанием стала для «ОДМК» отливка колоколов для храма Святой Екатерины в Риме. Требования предъявлялись серьезные: нужно, чтобы главный музыкальный инструмент православной церкви вписывался в традиции западноевропейского колокольного искусства, но в то же время свидетельствовал о глубине русской духовности. Заместитель председателя Отдела внешних церковных связей епископ Егорьевский Марк говорит: «Ответственность была огромная еще и потому, что само дело носило исторический характер — впервые после разделения Церквей новый православный храм строился в католическом Риме, на историческом для всех христиан месте». В общем, у литейщиков, как у саперов, не было права на ошибку. И они с достоинством выдержали это испытание. В установке и настройке колоколов в Риме специалистам «ОДМК» помогал старший звонарь соборов Московского Кремля и Храма Христа Спасителя Игорь Коновалов. Он рассказывает, какой сюрприз приготовили российские звонари и литейщики посетителям первого православного храма в Риме: «Если Вы смотрите на храм Святой Екатерины со стороны фронтона, то видите трехпролетную звонницу соответственно с тремя колоколами. Это для жителей Италии вполне понятно: три арки — три колокола. А еще пять мы повесили между колоннами». Сейчас вся звонница уже настроена и звонит по воскресным дням, когда в достраивающемся храмовом комплексе совершается богослужение.

Епископ Егорьевский Марк считает, что несмотря на семидесятилетний «пробел» в истории российского Православия, «мы уже срослись с его традициями и не воспринимаем храм без колоколов». Он уверен: «Голос колокола может разбудить в душе и верующего, и неверующего новые чувства». Звон благотворно влияет не только на людей, но даже на растения. А руководитель «Общества древнерусской музыкальной культуры» говорит о том, что для него значит колокольный звон, очень просто: «Это вся моя жизнь».

Из плавильного ковша расплавленный металл заливают непосредственно в форму для изготовления колокола. Температура сплава при заливке достигает 1200°C
Процесс отливки колокола в цехе завода ЗИЛ. Колокольная бронза содержит на 80 частей меди 20 частей олова. Такое соотношение способствует тому, что колокол обладает большой упругостью, а при ударе издает чистый и объемный звук.

На фото: мастер проверяет готовность металла для заливки формы.
Формовочный ящик заполнен специальной смесью. На фото видна верхняя часть модели колокола, на основе которой впоследствии будет производиться отливка готовых колоколов. Мастер цеха выравнивает верхний слой формовочной смеси.ь
Перед заливкой бронзы форму для колокола прогревают. Это необходимо для того, чтобы металл заполнил форму равномерно. Чтобы в готовом колоколе не было раковин, а буквы молитвы и икона святого на «кожухе» были бы четко видны.
Вид с колокольни Храма Христа Спасителя на Московский Кремль. Все 19 колоколов Храма изготовлены по специальному заказу на предприятии ОДМК ЗИЛ. Этот уникальный гармонически согласованный набор колоколов звучит в минорной тональности — ведь Собор был построен в честь павших русских воинов в Отечественной войне 1812 года. Самый большой колокол весит 30 тонн и звучит как нота ля большой октавы, а самый легкий — всего 8 килограмм — как ля третьей октавы.

Фото Сергея ТЕТЕРИНА

100 № 5 (61) май 2008
рубрика: Архив » 2008 »

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично (Оцените эту статью первым!)
Загрузка...

Комментарии

  • Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.